Информационное агентство "Уральский меридиан" - Новости УрФО глазами очевидцев.
Информационное агентство "Уральский меридиан" - Новости УрФО глазами очевидцев.
Home / История  / Детские дома в Зауралье

Детские дома в Зауралье

Чужих детей не бывает.

Социальные катаклизмы, войны во все времена влекли за собой разрушение хозяйственного быта, разрушение семейных отношений. Все это порождало нищету, сиротство, детскую преступность и другие проблемы. Дети, потерявшие родителей, не могли выжить самостоятельно, а потому устремлялись туда, где легче было существовать – в города, занимались бродяжничеством, воровством, попрошайничеством. Попытки создать детские и воспитательные дома в России предпринимались еще в ХVIII веке.

9 ноября 1890 года в Кургане состоялось торжественное открытие детского убежища (приюта), рассчитанного на 20 человек. Он разместился в доме, пожертвованном купцом, меценатом Д.И. Смолиным. 1 октября 1891 года детский приют переименовывается в Никольское детское убежище в память посещения Сибири наследником престола цесаревичем Николаем Александровичем. В приют принимались дети – сироты, либо дети, чьи родители не могли по причине крайней бедности, содержать их. У ребятишек всегда была вкусная еда, чистая постель и одежда, но, как и в дальнейшем, они выходили из приюта практически неподготовленными к реальной жизни.

Деревянное здание детского убежища. Курган. н. ХХ в.

В 1917 году в деревне Мало – Чаусовой на средства Романовского комитета был выстроен приют для детей воинов, павших на войне. В следующем году при приюте состоялось освящение домового храма во имя Святителя Иоанна Тобольского.

Важной задачей государства в первые советские годы была борьба с беспризорностью, которая, по словам Ф. Э. Дзержинского, должна была вестись наравне с борьбой против контрреволюции.            В 1919 году в имении Смолина была устроена Петроградская детская колония. В 20-30-е годы на территории Курганской области насчитывалось 8 детских домов.

В сентябре 1925 года для борьбы с детской беспризорностью Президиумом Курганского Окрисполкома были выделены средства на устройство в городе дома для беспризорных детей. Но,  в 1928 году в городе появилось большое количество беспризорных детей из других городов, и Окроно уже не имело возможности определить всех в детские дома, в результате чего резко увеличилась детская преступность. В 1930 — е годы работа по созданию детских домов усилилась. Так были образованы Марайский и Чашинский детские дома.

Каким было положение в этих детских домах узнаем из статьи, опубликованной в газете «Красный Курган» в 1930 — м году: «В селе Чаши Салтосарайской волости находится детский приют, под названием «Детская коммуна», где содержатся около 40 детей. Приют находится в очень и очень плачевном состоянии, дети ходят полураздетые, у многих нет даже и одной рубашки. Спят на голом полу, так как на 40 детей всего только 10 матрацев. Не удивительно, что при таких условиях детей абсолютно заедают вши. Все ходатайства об улучшении коммуны остаются «гласом вопиющего в пустыне».

Кроме отсутствия необходимых принадлежностей и одежды в детских домах отсутствовали и подготовленные педагоги. Вот строки из статьи «Случай в детприемнике», опубликованной в той же газете «Красный Курган»:

«В городе существует специальное детское учреждение – детприемник. В детприемник направляются дети с улицы, сироты. Задача этого учреждения состоит в том, чтобы перевоспитать уличных детей, сделать их полезными для общества. Задача не из легких, но вполне осуществимая при хорошем руководстве и таком же штате работников. Положение же в детприемнике просто неблагополучно. Заведовало приемником лицо, совершенно незнакомое с этим делом, относившееся к этому делу очень халатно, вследствие чего получилась даже растрата около 100 рублей. Воспитательский персонал был слабый и авторитетом среди ребят не пользовался. Среди служащих была развита склока и сплетни. Ясно, что в такой обстановке дети не могли получить ничего хорошего. Среди детей не было никакой дисциплины. Они занимались кражами, хулиганили. Все свободное время проводили в картежной игре. ОкрОНО и ГорОНО на обязанности которых лежит руководство и контроль над работой детприемника, ровным счетом ничего не делали. И только в последнее время и то, только после хорошего толчка, они взялись за это дело. Среди воспитанников особо отличались несколько: Чупахин Павел, Нестерюк Яков, Башков Николай, Иванов Иван, Минаев Кузьма – ребята 17-18 лет. Эта группа очень разлагающе действовала на остальных ребят. Они всегда уходили без ведома администрации. Каждый имел при себе нож. Их специальностью были кражи. Они ходили по магазинам, по базару, заходили и в дома. В помещении детприемника играли в карты, выпивали. Милиции не раз приходилось бывать в приемнике, и каждый раз они находили краденые вещи, финские ножи, игральные карты, водку. 28 марта этого года милиция при обыске нашла два финских ножа, гирю, краденый кошелек с деньгами и две колоды игральных карт. Во время обыска Нестерюк, Башков и остальные из этой компании всячески ругали милиционеров, мешали производить им обыск, и, наконец, напали на милиционеров. Произошла форменная драка. Все это произошло так неожиданно, что милиционеры вынуждены были прекратить обыск и бежали из детприемника вызывать подкрепление. Зачинщиков побоища арестовали. Окружной суд, где разбиралось это дело 8 мая, приговорил Чупахина Павла, Иванова Ивана, Минеева Кузьму к двум годам лишения свободы. Нестерюк Якова и Башкова Николая – к трем годам. Не смотря на то, что после опубликования этих статей в детских домах прошли проверки, ситуация коренным образом в лучшую сторону не изменилась. Вот, что сообщалось в 1928 году: «Назначенная комиссия для проверки газетной заметки «Наши приюты» сообщает, что мальчик Огородников, сказавший при первой проверке уполномоченному товарищу Сидорову, что их бьют – ложно, так как это имело место ранее при прежней воспитательнице Красовской, теперь же таких фактов не наблюдается, приют находится в удовлетворительном состоянии».

Но факты – вещь упрямая, и через год снова статья: «В нашем городе существуют детские сады и коммуны, в которых помещаются дети беднейшего населения и сироты, как города Кургана, так и его уезда. При беглом осмотре этих «богоугодных заведений», так и хочется сказать: «г-н Земляника и доктор Карл Иванович вы еще живы? Наша родная советская власть старается в этих учреждениях дать детям все лучшее, воспитать будущих граждан Великой Российской республики, но ее пожелания и указания не исполняются, или по неведению, или от других каких причин. Доктор Петекксфер говорит: «Дайте ребенку все лучшее, дайте ему больше света и ласки, и вы воспитаете из него честного, здорового гражданина! Но чистоты и ласки в приютах и нет. В помещениях грязно, от чего развиваются болезни. Дети страдают чесоткой, корью, есть трахомные, спят по два-три человека вместе за недостатком, как и отсутствием постельных принадлежностей. В одном приюте устроены для спанья нары, как в тюрьме или казарме, а вместо постели растянут ковер. Вот и весь постельный набор. А то и просто валяются на койках какие – то тряпки. Некоторые дети жалуются, что их бьют заведующие приютами. Как питаются дети увидеть не пришлось, а кусочки горелые сухарики таскают. Учета продуктов нет. Нет для сего и никаких документов. Очевидно, что люди мало интересуются тем делом, к которому они приставлены».

В первые годы войны на территорию Зауралья были эвакуированы 16 детских интернатов из блокадного Ленинграда. В 1942 году при Горисполкоме была создана комиссия по устройству детей, потерявших родителей во время войны. В 1943 году в городе и области насчитывалось 125 детских домов.

Положение детдомов области несколько рознилось, но в целом было тяжелым. Так, в ряде случаев школьникам из детских домов приходилось заниматься на дому из-за отсутствия теплой одежды и обуви. Не хватало учебников, тетрадей, ламп, пишущих принадлежностей. Существенными были перебои с питанием, со снабжением кроватями, постельным бельем, скудным было и само питание. В результате дети, бывало, занимались воровством  в домах и огородах местного населения. Вместе с тем, Курганская область, учитывая суровое военное время, внесла существенный вклад в оказание помощи эвакуированным детям, за что после войны была получена благодарность Ленсовета.

Воспитанники одного из детских домов Курганской области. 1940 — е гг.

После войны положение детских домов начало улучшаться.

В послевоенные годы шло резкое снижение количества детских домов, и в начале 1980-х годов их в области осталось только пять. В 1995 году в интервью газете «Советское Зауралье» начальник ГлавУНО  Борис Алексеевич Куган отметил: «Сейчас с ухмылкой говорят о тогдашней антиалкогольной компании, но мы почувствовали ее благо. За те два года многие родители, отрезвев – в прямом смысле слова – вспомнили, что у них есть дети, и приходили к нам с просьбой вернуть детей. Тогда за год мы возвращали столько детей, сколько бывало за пятилетку. Когда же социальные процессы приобрели негативный оттенок, детские дома стали резко пополняться, потом в них и вовсе перестало хватать мест. Приведу статистику: за 1988 год в области было детей, оказавшихся без попечения родителей, в основном 95% по причине лишения родительских прав – 370, в 1991 году – 472, в 1992 году – 518, в 1993 году – 685, в 1994 году – 925 детей.  При этом настоящие сироты составляют всего 4 %, все остальные – социальные сироты».

В 1994 году для детей сирот был приобретен бывший Дом отдыха имени Максима Горького. Там расположился Кетовский  Дом детства. В Далматовском районе под детский Дом отдали здание детского сада. В советское время  в детские дома брали детей с 3-х лет и старше, в 1990 – е  – с 2-х. А до этого возраста они находились в Домах ребенка, число которых также год от года увеличивалось.

«Больно и стыдно осознавать, — писалось в газете «Советское Зауралье», что спустя 80 лет после гражданской войны, в России вновь заговорили о беспризорности как массовом явлении. Заговорили на всех уровнях власти, включая Президента Российской Федерации. В области сегодня по официальным данным четыре тысячи неблагополучных семей. 2,5 тысячи неблагополучных семей  – в городе Кургане. Страшно то, что 97% детей из таких семей являются «социальными сиротами», т.е. сироты при живых родителях».

 В начале февраля 1990 года в Кургане прошел слет бывших воспитанников детских домов области всех лет. Организатором его стал Детский фонд, его Курганское отделение. Вместо ожидаемых 200 гостей, чье детство прошло в стенах курганских детских домов приехали 360 с разных сторон, из разных республик и городов. Был создан актив, полномочный Совет, в который вошли 25 воспитанников из Кургана, Кетово, Кустанайской области, Шадринска, Омска, активные неравнодушные люди, способные решать вопросы помощи, контроля, вести шефскую работу в детских домах. Председателем Совета избрали Сергея Федотовича Кузьмина, преподавателя Курганского машиностроительного института, воспитанника Куртамышского детского дома. Общими усилиями создали клуб воспитанников, решено было создать музей детских домов области с розыском воспитанников и материалов о детских домах, работа с письмами, шефство и становление воспитанников детских домов. Был открыт специальный счет Совета, на который каждый мог внести свой взнос для воспитанников детских домов.

Прежде все детские дома располагались в сельской местности, в 1995 году открылся новый детский Дом в Кургане. Оказалось, что в сельских детских домах более 150 детей – это дети из города Кургана. Прежде всего это должен был быть детский Дом совершенно нового типа. «В обычных детских домах воспитанники живут на всем готовом: в столовой их покормят, в прачечной на них постирают. Ребята выходят из детских домов, не имея элементарных житейских навыков, с ощущением, что всегда все для них будет на тарелочке. И их вхождение в реальную жизнь происходит очень болезненно. Поэтому решено было создать модель семейного дома. Где живут шестеро детей из одной семьи, пятеро – из другой и с ними воспитатель. Они сами себя обслуживают, так же как в любой нормальной семье». Так в Кургане был открыт Дом детства для детей – социальных сирот на базе детского сада № 108.

В советские годы предприятия города брали шефство над такими учреждениями. Завод КМЗ – шефы для Ольховского детского дома № 2, ЖБИ – 1 для Варгашинского Дома детства, «Курганприбор» — для Куртамышской школы – интерната, автобусный завод – для Ольховского детского дома № 1. Это было не просто шефство – а большая настоящая дружба взрослых и детей.

В настоящее время в Кургане и Курганской области работают девять детских домов, пять интернатов, в том числе два в Кургане. Но, есть надежда, по заверениям специалистов, что в ближайшие несколько лет количество детей в детских домах сократится, благодаря тому, что много детей удастся устроить в приемные семьи. Хотя в такие смелые заверения верится с трудом, поскольку наблюдается большой процент возврата ребятишек обратно в детские дома.

tatiana.vasileva71@mail.ru

В настоящий момент являюсь заведующей Музеем истории города Кургана, активистом и экспертом Курганского регионального отделения ОНФ, председателем профкома Курганского областного краеведческого музея.

Обзор
БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ