Информационное агентство "Уральский меридиан" - Новости УрФО глазами очевидцев.
Информационное агентство "Уральский меридиан" - Новости УрФО глазами очевидцев.
Home / Музеи и выставки  / Как были одеты Ростова и Каренина: мода из музейных залов

Как были одеты Ростова и Каренина: мода из музейных залов

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Быстро ли менялась мода сто, двести лет назад? Что за «нагой» стиль пришел в Россию в суворовские времена? В чем ходили на свидания Наташа Ростова и Анна Каренина? Каков русский вклад в европейскую моду и как россиянки сделали престижной профессию манекенщицы? Интересные вопросы, не правда ли? Жители столицы Югры получают на них ответы и узнают о многом другом, не менее интересном.

В Ханты-Мансийске завершился необычный музейный проект – цикл лекций по истории моды XIX-начала XX вв. Читала их заведующая научно-экспозиционным отделом Государственного художественного музея Югры, искусствовед, член Союза художников России Наталья Голицына. Три года назад музеем было издано красочное издание ее авторства – «Костюм в России XVIII-XX веков в живописи и графике». В нем о моде тех времен рассказывается по картинам из музейной коллекции: во что, как и почему одеты те или иные персонажи, изображенные на шедеврах Тропинина, Маковского, Бакста, Малявина. Такие же примеры приводились и на лекциях, проходивших по субботам в течение апреля. Слушатели с интересом услышали ответы на вопросы, приведенные в начале статьи, а также много другой интересной информации. Наталья Голицына – гость «Уральского меридиана».

— Наталья Леонидовна, в давние времена без телевидения и Интернета быстро ли менялась мода?

— С самого начала XIX в России мода менялась довольно быстро. Вспомним героиню «Войны и мира» Наташу Ростову. Она впервые пошла на бал в 1810 году, и платье, в котором она танцевала, через пять лет считалось старомодным. Современный человек, может быть, и не увидит существенной разницы между моделями одежды тех лет, но различие было в деталях отделки, тканях, способах драпировки. На протяжении почти всей первой четверти позапрошлого века благородные дамы посещали балы и светские мероприятия в платьях с короткими рукавчиками, завышенной линией талии. В 20-30 годы силуэт сильно менялся: талия начала опускаться на ее естественный уровень, к концу 30-х она стала очень тоненькой, заканчивалась мысиком, вернулся корсет, от которого отказались в начале XIX века. В середине века в гардероб модниц вернулись громадные кринолины, которые продержались почти до конца 60-х. А потом – турнюры, пышные накладки в задней части юбок ниже спины, над которыми немало потешались и современники. Да, наряды довольно быстро выходили из моды. То, что сегодня многие костюмы и модели могут быть актуальными даже через десять лет – заслуга знаменитой Коко Шанель, которая предложила простые формы силуэта.

 — А резкие смены стилей происходили?

— Французская революция совершила переворот в европейской манере одеваться. Вместе со старыми порядками там отказались от многих условностей в одежде, от корсетов, париков, кринолинов. Распространился стиль ампир, в котором было много от античности. Примером может служить женский портрет работы Дамона Ортолани из коллекции нашего музея (первая треть XIX века). В Европе получила популярность так называемая «нагая» мода, когда платья стали больше похожи на нижние рубашки: очень открытые сверху, из тонкой ткани, которую порой даже смачивали, чтобы тело просвечивало.

— То есть откровеннее, чем сейчас?

— Гораздо откровеннее.

— И в России тоже?

— В нашей стране это не приняло крайних форм: все-таки нравы у населения было более патриархальные, да и климат не располагает к открытости.

— Как в те времена узнавали о новых веяниях моды?

— Все зависело от того, какую жизнь ведет семья, насколько она обеспечена. Если каждый год дама ездила в Париж, то, конечно, она была в курсе всех трендов. Издавались модные журналы, которые были нарасхват, причем, если у кого-нибудь появлялись новое издание или остромодная выкройка – важно было успеть сшить актуальный наряд первой, чтобы другие дамы завидовали.

— Наверняка это обходилось модницам недешево.

— Конечно. Всякий раз на бал было необходимо надевать новое платье (думаю, излишне уточнять, что это все относилось к знати?). Со временем в модной индустрии стали появляться идеи упрощения и экономии: к примеру, модельер Чарльз Ворт в XIX веке предложил такой вариант, как разные пришивные лифы к одной юбке. Таким образом, модница получала несколько платьев.

Из коллекции Государственного художественного музея Югры

А. Молинари. Женский портрет (первая треть XIX века)

В.А. Тропинин. Дама за прошивками (1830-е гг.)

В.И. Гау. Портрет двух неизвестных

(датирована 1868 г., но одежда изображенных соответствует

моде конца 1840-х — начала 1850-х гг.)

К.Е. Маковский. Портрет свояченицы (1879 г.)

 — Это было некой подготовкой для перехода к костюму?

— Отчасти. В середине XIX века в гардеробе появились блузки, юбки, хотя и в качестве домашней одежды: выйти на улицу так было невероятно – это был слишком открытый вид. Были блузочки, которые поддевали под какой-то жакетик, чтобы были видны краешки. Кроме того, на улице обязательна была накидка или шаль. Вообще, понятия приличия очень четко регламентировали допустимость ношения вещей в тех или иных ситуациях, в сочетаниях с другими вещами. Один из ярких примеров — представленная в нашем музее картина Л.И. Соломаткина «Поздравление начальника» (время написания – приблизительно 1867 год). То, что дама выходит встречать гостей в дневном платье и при этом в бальном украшении, диадеме, смешило современников. Неприличным считалось надевать днем бриллианты, и здесь опять надо сказать спасибо Шанель, которая ввела моду на бижутерию, ведь украситься женщинам хотелось не только вечером.

— Шанель – это начало двадцатого века. Что можно сказать о моде того времени?

— На рубеже веков господствовал стиль модерн. Это роскошь, изящество, изысканные узоры. Мода эпохи модерна «любила» вышивки, кружево, сочетание разных фактур. К примеру, у Мадлен Вионне есть модели, в которых легкая газовая ткань полностью покрыта вышитым орнаментом. Именно в это время в Европе стал моден восточный стиль, распространению которого поспособствовали знаменитые «Русские сезоны» в Париже со спектаклями, костюмы для которых создавались по эскизам Бакста. В гардероб вошли шаровары, чалмы. И хотя модельер Поль Пуаре отрицал русское влияние, в его моделях четко прослеживаются бакстовские идеи.

А начиная с двадцатых годов пришло время бурных экспериментов. Шанель говорила: днем женщина должна напоминать гусеницу (простые формы, лаконичные костюмы и платья-футляры, фасоны, позаимствованные в мужской моде), а вечером – бабочку (дорогие ткани, украшения).

— В том числе знаменитое «маленькое черное платье»?

— Да, но что касается цвета, у него и ранее были времена господства. Во второй половине XIX века черное платье стало выходным нарядом. Такое платье описывал Толстой в «Анне Карениной», наряд служил героине своеобразной «рамкой», подчеркивая достоинства фигуры, делая ее стройнее и не отвлекая внимание от лица.

— Одежда ведь была регламентирована, зависела от статуса?

 — По наряду дамы почти всегда можно было многое понять – ее социальный статус, семейное положение, примерный возраст. Дамы старшего возраста нередко в своих нарядах придерживались фасонов прежних лет и неярких расцветок. А если дама днем появлялась на людях в открытом платье – практически всегда это рождало вопрос, не кокотка ли она, так как лишь женщины подобных занятий считали возможным позволить себе вольности в одежде. При этом дамы полусвета с хорошим вкусом все-таки придерживались принятых в обществе правил ношения одежды.

Примерно с середины XIX века мода перестала быть прерогативой высшего общества: европейскую одежду массово носят представительницы купеческого, мещанского сословия, даже жены рабочих, а с конца XIX века и многие зажиточные крестьянки стали одеваться, как барышни. Однако силуэты их одежды их были всегда проще, чем у знати, турнюров не носили, корсет не был жестким.

На иллюстрации слева — автопортрет Ф.А. Малявина с женой и дочерью (1910 г., находится в коллекции Государственного художественного музея Югры)

— Какова ваша любимая эпоха в истории моды?

— Пожалуй, именно вторая половина XIX века. Она отличается чрезвычайным многообразием деталей. Очень трогательно описываются в модных журналах специальные застежки для корсета, крючочки для бальных перчаток, различная одежда по назначению – например, в чем выйти к завтраку или обеду, платья для дневных визитов и вечерних выходов. Многие название сейчас не в ходу – например, кто сегодня знает, что такое «биэ»? А это отделка вроде ленты. Та мода была очень непохожа на нашу — тем и интересна. Хотя то же можно сказать, пожалуй, и о модерне с его эффектными, выразительными нарядами.

— Начало двадцатого века – время социальных потрясений, демократизации, экономических кризисов. Моде пришлось становиться «проще и дешевле»?

— Первые годы советской власти в России, конечно, были трудными – голод, военные действия, гражданская война. Тем не менее, развивалась и индустрия моды, которая в это время была очень интересной, была богата на эксперименты. К примеру, ткани с крупными полосами разработали замечательные художники Варвара Степанова и Любовь Попова – эскизы моделей платьев, разработанные Поповой, очень элегантны и нарядны.

Надежда Ламанова, открывшая модный дом еще до революции и одевавшая дам из императорской семьи, продолжила работу и при Советах, искала и находила новые формы. Она обратилась к народному костюму, кустарным тканям, разрабатывала в женской одежде форму рубахи и декорировала ее бусинами, вышивкой. И эти простые силуэты соответствовали общеевропейским тенденциям. В 1925 году коллекция была отправлена в Париж, на Всемирную выставку, и получила золотую медаль. А ведь создавались эти работы в сложных условиях, при дефиците материалов. Известен факт, что однажды за неимением подходящих бусин Ламанова вместе с известной художницей и скульптором Верой Мухиной покрасили горошинки и использовали для декорирования одежды. Вот на какие изобретения приходилось идти от безысходности: талантливый человек и в стесненных, ограниченных условиях способен создать удивительные вещи!


Очень интересным явлением был агитационный текстиль – эти ситчики с самолетами, красноармейцами. Они ведь иногда очень интересно смотрелись, если не вглядываться, то можно и не заметить, что там солдаты идут шеренгой со штыками наперевес. Я видела фотографии женщин в красивых платьях из таких тканей.

 — В то время самым модным цветом стал красный, вещи такого цвета активно носили, отрезами ткани премировали — это тоже результат агитации?

— Тут сошлись воедино политика и фольклорные традиции. Вспомните – «красна девица», «красно солнышко». Красный цвет у славян ассоциировался с красотой. Так что красные косынки и красные детали в одежде хорошо приняли в народе.

— В советской России во всем старались избавиться от старых порядков  — помните, как в гайдаевском фильме: «таких драных кошек носили при царском режиме!».

— Происходили интересные вещи. Как веком ранее, после французской революции – раз, и оделись женщины в нижние рубашки! Так и в нашей после 1917 года вдруг стали появляться крайние проявления отказа от условностей. Например, ношение женщинами мужской одежды.  Было и похуже: появилось общество «Долой стыд», сторонники которого решили вообще отказаться от ношения одежды. Но идея не получила распространения: погода не способствует, да и камнями могли закидать.

 — Россия многое заимствовала из европейской моды – но был ли русский вклад в европейскую?

— Да, после «Русских сезонов» наиболее заметным было это влияние в 1920-х годах, после той самой победы Ламановой в Париже. Русский стиль  с рубашечными силуэтами, характерными декором и орнаментами был весьма распространен за рубежом. Способствовали его распространению и наши эмигранты – как, впрочем, и развитию индустрии моды в целом. Многие знатные особы, оказавшись за рубежом, вынуждены были зарабатывать средства к существованию. И они становились «лицами» модных домов. Ведя светскую жизнь, демонстрировали на приемах, вечеринках и прочих мероприятиях новые модели одежды. В немалой степени именно русские способствовали тому, что профессия манекенщицы стала престижной – есть немало интересных подробностей об этом у историка моды Александра Васильева в его книге «Красота в изгнании».

— Наталья Леонидовна, вы являетесь ведущей киноклуба, который действует при Государственном художественном музее Югры. Наверняка и здесь получилось сочетание личных и профессиональных интересов? Расскажите об этом объединении.

— Да, это объединение по интересам, где мы со зрителями смотрим российские и зарубежные шедевры немассового кино, обсуждаем их за чаем, играем и экспериментируем – например, прямо перед сеансом устраиваем голосование, какой фильм посмотреть, приурочиваем показы к памятным датам, сравниваем экранизации известных произведений. Киноленты предоставляет Югорский кинопрокат, иногда смотрим фрагменты фильмов, если нет возможности показать их полностью. Поскольку киноклуб действует при художественном музее, то тематика часто связана с искусством, с биографиями художников.  

 — И какие из этих биографических фильмов вам представляются наиболее достоверными и интересными?

— «Жажда жизни» — о Ван Гоге (на иллюстрации — кадр из фильма — прим. авт.). В других фильмах, посвященных ему, не всегда достаточное внимание уделяется визуальной стороне. Людям, интересующимся искусством, можно посоветовать посмотреть еще кинокартины о Модильяни – «Монпарнас» с Жераром Филиппом и недавний «Модильяни». Фильм «Шагал – Малевич» некоторые ругают, но, по-моему, очень достойный. Не всегда создатели фильмов уделяют должное внимание соответствию внешности актера и изображаемого им персонажа – а ведь это, я думаю, важно.

— Вы интересуетесь киноискусством, и фестиваль кинодебютов «Дух огня», который в этом году прошел уже в пятнадцатый раз, позволяет удовлетворять этот интерес, следить за новинками российского и зарубежного кино. Каковы ваши впечатления от фестиваля и от увиденного на нем? Немало югорчан сетуют, что к нам редко приезжают звезды с мировыми именами, пьеры ришары к нам больше не едут «дружною толпою»…


— Фестиваль, конечно, меняется. Пусть в каких-то новых направлениях, но развивается. Не могу охватывать всю программу из-за занятости на работе, но всяких раз просматривают несколько конкурсных фильмов. Прослеживается тенденция ко все более скандальным темам кинолент. Что касается качества кинодебютов, то каждый год пара фильмов обязательно запоминаются, западают в душу. К примеру, «Белоснежка» Павла Бергера, показанная несколько лет назад, – просто шедевр.

 — Если вернуться к теме моды, то вам как знатоку наверняка есть что сказать по поводу костюмированных кинолент. Много ляпов замечаете?

— Порой ужасно много. Взять относительно недавно снятый «Тихий дон»: немыслимо, чтобы женщина в казачьем селе шла по улице простоволосая, с развевающимися локонами. Ладно, худая, это для того, чтобы современному зрителю было приятно смотреть, но хотя бы косу заплести можно было? Не говоря уже о том, что женщине, которая вышла бы за ворота без платка, эти самые ворота дегтем бы измазали.

— А наиболее точные с этой точки зрения фильмы?

— «Унесенные ветром» с Вивьен Ли. Очень тщательно подошли к пошиву костюмов. Если и были некие отступления, то лишь ради более точного создания образа. Фильм «Плоть и кровь» Пола Верхувена – тоже очень красивые, образные, выразительные костюмы, не всегда точные. Среди отечественных можно назвать старую ленту «Война и мир» с Вячеславом Тихоновым: костюмы воссозданы хорошо, хотя прически соответствовали скорее времени создания фильма, чем описываемой эпохе.

Интересно отметить, что у второстепенных персонажей костюмы обычно более точны. Это связано с тем, что главных героев стараются сделать наиболее привлекательными для современников. Возьмем экранизации Анны Карениной, которых я видела не меньше дюжины и сравнивала костюмы. Наша, с Самойловой, неплоха, хотя наряд из клетчатой ткани был не очень удачен —  «простил» героиню. Такую клетку носили многие, зритель видел на экране платье из той же ткани, что на соседке, и это разрушало образ. Фильм 2012 года с Кирой Найтли: не буду касаться ее актерской работы, но увы, она не умеет носить исторический костюм — не понимаю, почему ее привлекают в проекты, где это требуется? И в фильме — нелепые наряды, сочетание кринолинов со странными прическами.

Иногда в фильмах ради художественности производят отступления от исторической правды. Например, во  времена Анны Карениной, в середине 70-х, в моде были большие турнюры. Массивная задняя часть юбки может не очень нравиться зрителю. И в экранизации 1997 года, где Анну играла Софи Марсо, гардероб героини составили наряды с силуэтом «сирена» — узким и более выигрышным, который был в моде несколько позднее, около 1880-го. 

— Что можно сказать об умении хантымансийцев одеваться? Есть какие-нибудь особенности в местной моде?

— По логике вещей, здесь должны были бы быть распространены национальные мотивы в одежде – бисерные украшения, шубки. Они эффектны, интересны. Но насколько я могу судить, такие идеи перенимают в основном приезжие жители. Местные по большей части почему-то избегают северных традиций в одежде. Обращает на себя внимание некоторое засилье спортивного стиля, но этому есть объяснение: во-первых, Ханты-Мансийск вообще очень спортивный город, здесь модно вести здоровый образ жизни. А во-вторых, в морозы без хорошего горнолыжного костюма просто не обойтись.

 — Что скажете про розовые рубашки у мужчин и шапки с кошачьими ушками у женщин – откуда они, почему их так много?

— «Кошачьи» шапки даже как-то долго шли к нам, в столицах они  популярны уже несколько лет. Хотя такие аксессуары все-таки более подходят молодежи. Что касается розовых рубашек, то лет двадцать назад действительно сложно было увидать мужчину в рубашке такого «немужского» цвета». Но налицо тенденция к унификации: мужская мода проникает в женскую, а женская – в мужскую. И сегодня розовые рубашки бывают не только на молодых, неформальных и креативных, но и на мужчинах солидного возраста, со строгими костюмами. Мода ищет новые ходы. К примеру, дизайнер Эльза Скиапарелли еще до войны предложила неординарные решения: шарфики с газетным принтом. По тем временам – революционно, а сегодня никого этим уже не удивишь.

 — Сегодня в политике, в общественной жизни, в культуре главный тренд – патриотизм, самостийность. Если люди искренни в этих стремлениях – они должны отображаться и в повседневности, в одежде. Прослеживается ли это, или по-прежнему наши ориентиры — Дольче и Габбана, и иже с ними?

— У нас в одежде не так много есть того, что можно всерьез противопоставить западным традициям. Пока у нас только местечковые особенности вроде валенок с вышивкой. Стиль «а-ля рюс» — это должно быть интересно интерпретировано, чтобы люди хотели носить. Некогда в таком русле были прекрасные идеи в фольклорных коллекциях Вячеслава Зайцева. Может, кто-то из дизайнеров и производителей одежды продолжит работать в этом направлении – будет интересно.

Кстати, осенью в Государственном художественном музее Югры планируется провести новый цикл лекций по истории моды.

Фото из архива Натальи Голицыной, иллюстрации – из открытых источников

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

madamecynic@gmail.com

Жительница Ханты-Мансийска. Домохозяйка, мать, журналист-фрилансер.

Обзор
БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ