Информационное агентство "Уральский меридиан" - Новости УрФО глазами очевидцев.
Информационное агентство "Уральский меридиан" - Новости УрФО глазами очевидцев.
Home / Гражданские инициативы  / Коренной вопрос национальной политики

Коренной вопрос национальной политики

27 лет назад, 31 марта 1990 года в СССР, на первом съезде народов Севера была создана Ассоциация народов Севера СССР, ставящая своей задачей объединение коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока в защите их прав и законных интересов, в решении проблем социально-экономического и культурного развития этих народов, роста национального самосознания и повышения их жизненного уровня. С «развалом» Союза, цели и задачи Ассоциация коренных и малочисленных народов не изменились. Она ставит своей целью содействовать обеспечению прав коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации, международными правовыми актами, в том числе права собственности на землю и другие природные ресурсы в местах исторического проживания данных народов. В Ассоциацию, по состоянию на сентябрь 2016 года, входило 37 общественных объединений, представляющих интересы коренных и малочисленных народов, проживающих в 28 субъектах Российской Федерации.

В Салехарде, 23-25 марта 2017 года, состоялся Форум коренных и малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, в рамках которого прошел VIII съезд Ассоциации.

Накануне открытия Форума, Президент Ассоциации Григорий Ледков отмечал: «Главный вопрос, который необходимо решить коренным народам, актуален уже много лет – это вопрос национальной принадлежности. Для коренных народов упразднение этой графы в паспорте повлекло ряд проблем. Только в прошлом созыве Госдумы этот вопрос поднимали дважды, но проблема не решена по сей день. Поэтому сейчас речь идет о внесении изменений в федеральное законодательство«.

В ходе Форума и Съезда прозвучали и другие насущные вопросы, а также иные подходы к проблеме идентификации коренных народов.

О национальной идентификации малочисленных народов.

О чем говорит Григорий Ледков? Он говорит о необходимости ввести так называемую шестую графу — национальность, что это важно для коренных малочисленных народов, так как позволит им «обозначиться» среди остального населения России. В этом предложении есть и обратная сторона, которая, скорее, граничит с национальным экстремизмом и сепаратизмом. Выделять и обозначать нужно не принадлежность к определенной народности, не противопоставлять эту принадлежность единой общности граждан России (как известно, Конституция России говорит о равенстве граждан вне зависимости от пола и национальности), а заботиться о тех гражданах, которые сохраняют традиционные уклады хозяйствования и культуры. Это несколько разные подходы.

Именно о таком подходе говорил в рамках Съезда руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов: «Нужно понимать, что мы не можем пойти по этому пути (введение графы в паспорт — ред.). Попадание в реестр (коренных малочисленных народов — ред.). имеет и финансовую составляющую. Если вкладыш или паспорт мы будем вручать ребенку с 14-ти лет, а он уехал, например получать образование в город и не ведет традиционный образ жизни, но будет претендовать и получать ту поддержку, в которой более нуждаются те, кто остался на территориях традиционного проживания и ведут традиционный образ жизни. Мы идем другим путем — создание Федерального реестра. Попадание в реестр будет подтверждаться и на региональном и муниципальном уровне, что человек действительно проживает там, где родился, на самом деле ведет традиционный образ жизни, чтобы он мог претендовать на все права и льготы, как человек, относящийся к коренному и малочисленному народу. Эту систему мы упрощаем, надеюсь, что в ближайшее время этот реестр начнет функционировать«.

Игорь Баринов во время встречи с журналистами

Также Игорь Баринов отметил, что в 2016 году Правительством Российской Федерации были выделены межбюджетные трансферты бюджетам субъектов Российской Федерации на поддержку экономического и социального развития в коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока в сумме 127 838,8 тысяч рублей.

Как при словах о реестре не вспомнить практику реестра казачества, когда внесение в реестр дает одним фактические привилегии, а другим закрывает возможность участия в государственных программах? У реестровых и нереестровых казаков общие цели, общие культурные и социальные корни. Разное только во включенности в официозные казачьи структуры, которые часто переходят в военизированное подчинение коррумпированным и лояльным властям «атаманам». Не замечать несовершенство реестрового учета казачества нельзя. Внутреннее противоречие существует, оно загнано в информационную блокаду и замалчивается.

Игорь Баринов говорит о реестре, хотя социальные практики по определению отдельных категорий граждан, которым выделяется государственная поддержка давно известны: малообеспеченные и многодетные, ветераны и участники военных конфликтов и другие. По этим категориям нет реестра, но есть четкие требования и критерии по отнесению к ним как отдельных граждан, так и семей. Что мешает на законодательном уровне определить категорию лиц, ведущих традиционный образ жизни коренного малочисленного народа? Если представитель этой народности отказывается от традиционного образа жизни, переходит в другую культурную и социальную среду, например, переезжает в поселок или город, то чем он отличается от остальных жителей, которые здесь трудятся и живут? О каких дополнительных социальных гарантиях тогда можно вести речь? Нужна адресная поддержка тех, кто сохраняет преемственность поколений, тех, кто хранит культурные и языковые традиции, поддерживая экокультурную и хозяйственную систему предков.

О социальном равенстве.

Современные правовые нормы, как совершенно верно отмечали участники Форума коренных и малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, не содержат положений, обеспечивающие социальное равенство и защищенность народностей, ведущих традиционный образ жизни.

Если оседлые национальные образования могут претендовать на признание жилища постоянным местом жительства, могут рассчитывать на доступность образования и медицинского обслуживания, то в кочевых формах традиционного уклада далеко не все безоблачно. Прописывая северян из коренных малочисленных народов в тундре, законодатель не предусмотрел признание чума (традиционного кочевого жилья), местом жительства. Это влечет существенные ограничения, в частности, служит препятствием для признания опекой и социальными службами права коренных народностей на оформление опекунства или усыновление (удочерение) детей без родителей. Ребенок, потерявший родителей, не может вернуться в традиционную среду, так как в тундре у кочевников нет признанных законом жилищ.

Существует еще одна проблема. О ней говорил в декабре 2016 года на пресс-конференции Губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрия Кобылкина главный редактор газеты на ненецком языке «Нарьяна Нгрэм»: традиционный уклад оленеводческого кочевого хозяйства не мыслим без женщины, которая выполняет работу по чуму. Чумработницы — это целый пласт работ, без которых оленеводам не обойтись. Но данной специальности нет в Общероссийском классификаторе профессий рабочих, должностей служащих, что исключает как наличие рабочего стажа, так и пенсионного обеспечения не по старости, а по трудовому стажу. Дмитрий Кобылкин тогда взял этот вопрос на «карандаш» и уже на Форуме отчитался, что Правительство ЯНАО внесло в Правительство РФ предложения по включению профессии чумработницы в общероссийский классификатор.

О традиционном хозяйственном укладе.

Основные проблемы, которые в том числе, сформулированы в Плане мероприятий по реализации в 2016 — 2025 годах Концепции устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации (Распоряжение Правительства РФ от 25.08.2016 N 1792-р) оказались все еще не решены:

подготовка предложений по совершенствованию механизма образования, охраны, использования и упразднения территорий традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации;

подготовка предложений по определению порядка исчисления компенсации за возможный ущерб от хозяйственной деятельности организаций в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации;

подготовка предложений по совершенствованию механизма реализации прав коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации на охоту в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности;

подготовка предложений по повышению качества и доступности транспортных услуг в местах традиционного проживания и надежная правовая поддержка традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

Все эти мероприятия должны были быть осуществлены в ушедшем, в 2016 году, однако, проекты нормативных документов и проектных решений участникам Форума и делегатам Съезда Федеральное агентство по делам национальности презентовать не смогло. Поэтому в список вопросов и проблем, которые поднимались в Салехарде, в очередной раз вошли вопросы неопределенности границ территорий и прав коренных народов при ведении традиционной хозяйственной деятельности,  на основные виды деятельности (охота, рыбалка и т.п.). Существующие общие правила, заложенные в нормативные акты Российской Федерации, все еще не учитывают специфику наделения землей, сертификации и лицензирования деятельности, получения разрешений для разного вида работ. Это узкое место, которое тормозит экономическое развитие и вхождение традиционных укладов в общее правовое пространство.

О роли субъектов Российской Федерации в защите интересов коренных малочисленных народов.

Все участники Форума и Съезда отмечали, как и представители Федеральных властей, что Тюменская область, ХМАО-Югра, ЯНАО и Якутия являются не только примером для подражания другими территориями России, но их практики давно стали передовыми в мире.

Так, в своем выступлении Дмитрий Кобылкин напомнил, что в Ямало-Ненецком автономном округе в отношении коренных северян действует крепкая законодательная база (12 государственных программ, более 40 законов, 300 подзаконных актов). Только в 2016-м были приняты важнейшие для тундровиков законы «Об оленеводстве», «О рыболовстве», при главах муниципальных образований созданы советы коренных малочисленных народов Севера. «Единая информационная система по моделированию и прогнозированию социально-экономического развития коренных народов признана эффективной и взята на вооружение Федеральным агентством по делам национальностей. Все новые законы прошли масштабное общественное обсуждение, многие из них были подсказаны самими ямальцами», — рассказал он участникам Форума.

Важна и другая сторона, которую можно отнести к моральной поддержке малых народов, ведущих традиционный образ жизни. Праздники национальной культуры во многих территориях стали сопоставимы с народными. «День оленевода» проходящий, например, во всех муниципалитетах Ямала, тому наглядный пример. Главные герои на этом торжестве — коренные жители ЯНАО, ведущие традиционный образ жизни. Ямальцы соприкасаются с местным колоритом своего края, отдавая ему должное — уважение к северным народностям и их культуре. И совсем не по театральному выглядят национальные одежды на Губернаторе и простых ямальцах, а как что-то естественное. Нет в этом ничего наигранного, как нет наигранного в заинтересованности Губернатора Тюменской области Владимира Якушева в создании благоприятных условий для коренных народов на территории Тюменской области.

День оленевода, Салехард, 25 марта 2017 года

Именно усилиями ЯНАО, ХМАО-Югры и Тюменской области в Салехарде создано и функционирует уникальное образовательное учреждение — ГБПОУ ЯНАО «Ямальский многопрофильный колледж», где созданы все условия для обучения не только жителей округа, но и представителей коренных малочисленных народов соседних территорий. Учебное заведение, в своих стенах, не только гарантирует получение базового образования, но и учитывает специфику применения знаний в условиях ведения традиционного образа жизни.

Ямальский многопрофильный колледж

Немного статистики.

Согласно итогам Всероссийской переписи населения 2010 года в 28 субъектах Российской Федерации проживают 46 коренных малочисленных народа. Их численность составляла 316 011 человек (0,214 % от общей количества россиян).

В Уральском Федеральном округе проживают, по данным переписи 2010 года:

Всего на территории 5 субъектов Российской Федерации, входящих в состав УрФО, проживает 6 коренных малочисленных народов, треть (33,54 %) всех представителей малочисленных народов России.

По субъектам данные о численности выглядят следующим образом:

Показательным, на наш взгляд является отсутствие на Форуме коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Совостока Российской Федерации представителей Свердловской области. Как прокомментировали ИА «Уральский меридиан» в Общественной организации «Общество по выживанию и социально-экономическому развитию народа манси» (г.Ивдель, Свердловской области), присутствию делегации помешали объективные причины, которые уточнить не смогли. Однако, как следует из Ежегодных докладов Уполномоченного по правам человека в Свердловской области Татьяны Мерзляковой, у незначительного по численности представительства манси на Среднем Урале, проблемы сохранения традиционного уклада и доступности благ цивилизации одни из самых насущных проблем. Эти проблемы, из-за отсутствия волевого решения власти решить не удается.

Департамент информационной политики Губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева в течении рабочего дня не смог предоставить информацию о принимаемых в регионе мерах по поддержке традиционного хозяйственного уклада коренных жителей Северного Урала. Стоит обратить внимание, если в ЯНАО и ХМАО-Югре в период между Всероссийскими переписями населения (2002 — 2010) наметился прирост коренного населения, то в Свердловской области оно уменьшилось на 3%, при общем сокращении населения Свердловской области на 4%. Менее трех сотен потомков хозяев уральских северных широт в регионе, медленно, но верно исчезают…

Вместо послесловия.

29-30 марта в Архангельске пройдет IV Международный арктический форум «Арктика — территория диалога», где основными станут вопросы индустриального освоения Арктической зоны. В рамках Форума состоится заседание Государственной комиссии по вопросам развития Арктики при Правительстве Российской Федерации. Форуму предстоит решить задачи координации деятельности государственных и муниципальных властей, научного сообщества с целью выработки подходов к формированию государственной программы Российской Федерации «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации на период 2020 года и дальнейшую перспективу».

В апреле в Москве запланирована ежегодная выставка «Сокровища Севера», в рамках которой пройдут различные мероприятия с участием международных организаций. Там же состоятся парламентские слушания, о вопросах развития арктических территорий и с проблематикой сохранения традиционного хозяйственного уклада коренными малочисленными народами.

Решения Форума коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, прошедшего в Салехарде, станут той отправной точкой, которая позволит перейти от обсуждения проблем к изменениям!

alexanikin1971@gmail.com

Интернет-журналист, блогер, член Союза журналистов РФ, руководитель АНО ЦКТ «Клуб уральских блогеров», входит в состав Общественного совета при МУГИСО. Консультант-эксперт Общественной палаты Свердловской области.

Обзор
БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ