Информационное агентство "Уральский меридиан" - Новости УрФО глазами очевидцев.
Информационное агентство "Уральский меридиан" - Новости УрФО глазами очевидцев.
Home / Гражданские инициативы  / «Неизвестный Ямал – 2017»: по следам Константина Носилова

«Неизвестный Ямал – 2017»: по следам Константина Носилова

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

18 июня 2017 г. из Тобольска стартовала экспедиция «Неизвестный Ямал – 2017». Но, впрочем, есть такие факты и имена, которые навечно запечатлены в истории округа. И люди, организовавшие эту экспедицию этому тому подтверждение.

Экспедиция «Неизвестный Ямал-2017»

В самом начале июня в моём телефоне раздался голос незнакомого человека. Он мне представился как Виктор Лукиных, из Шадринска, член Русского географического общества. Он рассказал, что из Шадринска собирается экспедиция по стопам Константина Носилова, в том числе там будет правнук Константина Дмитриевича. Они решили пройти по маршруту первой ямальской экспедиции этого известного путешественника и публициста и поставить памятные доски, где он останавливался. А в Салехарде они планируют установить памятник.

К.Д. Носилов

Константин Носилов родился 17 (29) октября 1858 г. в селе Маслянское, Шадринского уезда Пермской губрении, (сейчас Курганская область) в семье священника. Когда подрос то его отправили учиться в духовное училище при Далматовском Свято-Успенком мужском монастыре, а затем духовную семинарию в г. Пермь. Но судя по всему монашеская жизнь не совсем пришлась по душе, потому что он был исключён за «неприлежание» и выступления против строгостей «казённого режима». И в этом же году, 1877, уехал на Северный Урал, работал геологом. И вот в это время Константин начал писать статьи, которые были опубликованы в «Горном журнале». Через пять лет Носилов предстваил Русскому императорскому географическому обществу проект экспедиции по Северному Уралу. Здесь он серьёзно занялся изучением быта ненцев и ханты. Но особое место в его жизни были две зимовки на арктическом архипелаге Новая Земля. Дело в том, что по программе международного полярного года в 1882 году была основана станция, ставшая единственным русским поселением на этих островах. Но правительство сомневалось, надо ли её там содержать, так как она себя не окупала. Но её ликвидация могла привести к непредсказуемым последствиям – их могли захватить норвежцы, а к этому всё и шло. Но благодаря усилиям Константина Дмитриевича в 1887 году туда отправился пароход «Великий князь Владимир». На побережье залива Моллера он поселился в доме станции Общества спасания на водах. Вместе со священником отцом Ионой, командированным сюда Архангельской епархией, матросами и несколькими ненцами Константин Дмитриевич восстанавливал часовню в становище Малые Кармакулы, поврежденную ураганом, что послужило одним из факторов привлечения на остров русских промышленников из Архангельска. Во время этих зимовок Носилов исследовал побережье Баренцева моря, миграцию животных, изучал быт переселенных туда семей самоедов. В это время он вёл дневник, который стал основной его книг.

Между прочим его публицистический талант заметил Антон Павлович Чехов. В одном из писем Носилову он написал:

«Многоуважаемый Константин Дмитриевич! Вы писали мне как-то, что собираетесь издать свои сочинения. Если Вы ещё не решили окончательно, в какой именно типографии будете печатать Вашу книгу, то, приехав в Петербург, побывайте у представителя книжной фирмы «Знание» Константина Павловича Пятницкого. Я уже говорил с ним о Вас. Эта фирма, как мне кажется, для Вас подходящая. Она издала много хорошего…. Книга Ваша пойдёт прекрасно». О его рассказах тепло отзывался Л.Н. Толстой. Вот что он пишет, прочитав рассказ К.Д. Носилова «Театр у вогулов»: «Недавно прочёл рассказ о театре у дикого народа вогулов… И я по одному описанию, почувствовал, что это было истинное произведение искусства». 

В 1916 году он организовал экспедиции на Ямал и Обский Север. Важнейшая задача — устройство портов на мысах Ямсале и Марре-Сале. По замыслу Константина Дмитриевича должен был быть устроен водный путь от устья реки Сабетты до озера Тален-То. Далее канал к реке Юрибей с устройством шлюзов. По проекту задействование пути должно было начаться к 1918—1920 гг. Однако революционные события не позволили идею претворить в жизнь. Но Советская власть заинтересовалась его северными проектами. Для подготовки экспедиции на Ямал, Носилова пригласили в Москву. В 1923 году с Ямала он вернулся к семье в Абхазию. Дети были больны малярией, а вскоре и он сам заболел этой инфекцией и вскоре умер. Увы, могила этого бесстрашного исследователя Севера до наших дней не сохранилась.

Но сохранили его статьи и воспоминания об Арктическом Севере. Например из книги: «На Новой Земле: Очерки и наброски» у него есть великолепная глава «Полярная весна».

Константин Дмитриевич Носилов

Как вспоминает Константин Дмитриевич Носилов, что он ещё долго бродил между окрестными болотами, кочками и озерками, наблюдая новую для себя жизнь, открывая новые грани. И в этот момент он представлял из себя странную фигуру, так он себе представлял, да и немудрено представить, что подумали ненцы, когда увидели его – в одной рубашке, с непокрытой головой, бродящим по сырой тундре. Недаром оленевод, когда проснулся и увидел эту странную картину, сразу приехал к нему на упряжке, чтобы убедиться, в здравом ли Носилов состоянии. И всё же ненец был весьма удивлён, когда Носилов не протянул ему руки, чтобы поздороваться, ибо был нагружен только что выглянувшими в это утро травами и цветами, которые он нёс для своей коллекции. Кстати, ненца этот факт тоже весьма удивил, ну зачем человеку собирать, да ещё в таком количестве растения?!

Когда они приехали к чуму, то чудеса этого раннего, чудесного весеннего утра не закончились.

В чуме Носилова встретила маленькая девочка. Остальные взрослые ещё спали, кроме пастуха, а малышка уже выспалась и играла с оленьей шкуркой, которая была для неё игрушкой. Она то садила его перед собой, то заставляла ходить по пушистой шкурке тут же спавшей и растянувшейся собачонке, которая от удовольствия даже приподняла свою заднюю лапку, но всё равно продолжала спать. Константин Дмитриевич с восхищением наблюдал за ней, любуясь, смотря как она движется, играя с незамысловатыми куклами. Но вот она наконец-то обратила на него внимание и тогда он бросил ей синенькую незабудку. В ответ она мило улыбнулась гостю. Тогда Носилов бросил ей бледно-зелёный альпийский мак, его она грациозно схватила на лету своей маленькой ручкой. Он стал играя бросать ей мох, зелень и другие тундровые цветочки. Она залилась тихим детским смехом, и между ними, в тишине спящего чума, как вспоминал Носилов, начали завязываться «те невидимые, детские отношения, которые, как бальзам, льются на душу». И вскоре девочка вся утопала в цветах и в нежной зелени её родной тундры, как словно маленькая … черноглазая русалочка.

И как он потом с умилением вспоминал:

«Во всей этой картине, рамке, которая её теперь окружает – с её любимым белым псом, … с висячими золотыми лучами солнца – было, помню, столько прелести в это памятное утро тундры, что, мне, кажется, его не забыть никогда. И чум, и тундра, и море, и его лёд, и птицы, и голоса их в тихом воздухе, и бледно-зелёный небосклон, и тихая поверхность вод с зелёными кочками, и лебеди, … и белые совы, сидящие на льду кругом полыней моря, и эта девочка с чёрными глазами и белым развалившемся псом – всё это, кажется, уже никогда не выйдет из моей памяти и ровно ничего не омрачится.

Именно не омрачится, потому что это были минуты истинного счастья человека, которое никогда ничем не омрачается и которое словно нарочно порой посылает судьба человеку, чтобы сказать, как хороша природа, от которой он вечно почему-то отворачивается».

А я вслед за Константином Дмитриевичем могу посоветовать от всей души слова Носилова:

«Идите, идите, читатель, к этой природе ранним утром, идите, идите, читатель, к ней ранней и поздней весной и летом. Идите к ней так, как ходит дитя, отдаваясь безотчётно первой тропинке, и вы узнаете, переживёте те милые отщущения, те милые, славные, правдивые чувства, которые ещё не заглохли в нас, которые ещё живы в нашей крови, унаследованной от наших дальних неизвестных родичей, которые были счастливыми дикарями, как вот эти самоеды с их свободой, нетребовательностью и природой».

И вот по следам Константина Дмитриевича, спустя много лет, выдвинулась экспедиция «Неизвестный Ямал – 2017». Экспедиционеры планируют установить памятные знаки в поселениях, где был Носилов.

Подробности можно узнать на странице сайта Русского географического общества посвящённого экспедиции «Неизвестный Ямал — 2017»  

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

sevanh@yandex.ru

Родился 6 октября 1967 г. Закончил Уральский государственный университет (историк-архивист). Начал трудовой путь электриком, потом переквалифицировался в журналиста, работал на ТВ, РВ, сотрудничаю с газетами и журналами, публикуюсь в научных сборниках. В 2007 г. на фестивале «Тюменская пресса — 2007» в номинации «Лучший радиопроект года», моя радиопостановка «Ночной Директор» заняла 1-е место (чему я сам был немало удивлён). Но материала из-за формата радио «за кадром» оставалось очень много, поэтому на основе этой радиопостановки в 2011 г. была опубликована книга «Ночной Директор» I том. Эта книга как и радиоспектакль рассказывают об истории Салехарда (когда-то село Обдорск), Ямала и окрестностей, в том числе России и всего земного шарика. Оказывается планета очень маленькая! Всё очень переплелось. Повествование ведётся от лица музейного сторожа (Ночного Директора). Сейчас работаю над вторым томом. Вот вкратце обо мне.

Обзор
БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ