Сибирская язва – свидетельства очевидца | Уральский меридиан

Сибирская язва – свидетельства очевидца

В 2016 г. только ленивый не говорил и писал о вспышке сибирской язвы на Ямале. Но мало кто знал, что это и как с этим бороться, зато разговоров и обсуждений в интернете было очень много и естественно, критики властей. Как метко подметил Владимир Семёнович в своей песне «И слово мухи тут и там, ходят слухи по домам…». А уж слухов, и как обычно, очевидцев, вернее тех, кому рассказали знакомые знакомых, было до чрезвычайности много. Это неудивительно, в первые дни информации было очень мало…

На вопросы во время первых пресс-конференций чиновники обычно уходили от прямых ответов, впрочем, это неудивительно. И я могу сказать, что власти Ямала правильно сделали, что в первые дни не стали выносить на широкое обсуждение эту нежданную проблему. Дождавшись, когда будут первые результаты, подтверждавшие, что это не слухи, они сразу же начали принимать неотложные меры. Я уже писал об этом в одной из статьей.

Я не буду никого осуждать или хвалить, но только отмечу, для многих профильных ведомств вспышка «сибирки» стала неожиданностью. А ведь ещё с конца 90-х годов учёные предупреждали, что споры язвы сохраняются в вечной мерзлоте несколько веков. И утверждение одного чиновника, что сибирская язва в ямальских почвах через несколько десятков лет умирает, у меня вызвало желание спросить «в какой научной литературе это написано», но всё же удержался. Я ещё раз говорю, никого не виню. За это ЧП надо спрашивать предыдущее руководство, когда решили сэкономить и отказались от прививок оленей от сибирки.

Во время эпизоотии возник вопрос, а где находятся могильники, и выяснилось, что точно никто не знает. Только оленеводы могли более-менее точно указать. Напомню, в последний раз официально вспышка сибирской язвы была зафиксирована в 1941 году. После этого отмечались редкие случаи, но о них старались не говорить. Так что нынешнее поколение тундровиков уже начало забывать об этих опасных местах. К тому же сокращение пастбищ и растущее поголовье оленей вынуждает их приходить на опасные участки. А современные учёные добавляют, что нет каких либо зафиксированных, чётко локализованных могильников. Впрочем, карты, на которых нанесён падёж оленей, всё же нашли. Но границы там тоже весьма приблизительны.

 

Альфред Брэм

Почему это произошло, можно понять, если прочитать книгу знаменитого немецкого естествоиспытателя, натуралиста и путешественника Альфреда Брэма «Жизнь на Севере и Юге» изданной в Санкт-Петербурге в 1891 г. Там есть глава «Путешествие по Сибири», где он описывает своё пребывание в Обдорске и поездку в Байдарацкую тундру. Экспедиция состоялась в 1876 г., они хотели дойти до берега Карского моря.

«Одетые в короткие шубы, неся, кроме мешка на спине с тяжёлыми охотничьими принадлежностями, ещё оружие на плечах и более мелкие мешки, мы выступили 29 июля, оставив нашу лодку под присмотром двоих людей. С величайшим трудом, кряхтя под тяжестью, навьюченной на спину, непрерывно днём и ночью мучимые комарами, шагали мы по тундре, останавливаясь после часовой или получасовой ходьбы, а потом через каждый тысячу шагов и всё-таки, благодаря комарам, не находя себе покоя. Мы поднялись на бесчисленное множество холмов, прошли столько же долин и не менее болот и трясин; мы проходили мимо сотен безымянных озёр и должны были переправляться через речки и топи.

Менее гостеприимно тундра не могла нас встретить. Ветер хлестал нас по лицу мелким дождём; в промокших шубах мы ложились на пропитанную дождём землю, не имея ни крова, ни согревающего костра, и притом ещё неотступно мучимые комарами. Но солнце высушивало платье и придавало нам новую бодрость и силу: мы продвигались вперёд. Радостная весть подкрепляет более, чем солнце и сон. Наши люди открыли два чума; в свои подзорные трубы мы ясно разглядели окружавших их оленей. Обрадованные до глубины души, мы видели уже себя удобно раскинувшимися в единственно возможном здесь экипаже – в санях и видели быстро движущуюся пред санями странную оленью упряжку. Мы достигли чума и оленей и были поражены ужасным зрелищем. В рогатом стаде свирепствовала сибирская язва, самая страшная из всех болезней скота, опасная и для человека, истребляющая всё без пощады и без разбора, делающая бессильными все средства употребляемые человеком, доводящая до нищеты целые населения и требующая жертв от людей также, как и от животных.

Семьдесят шесть оленей насчитал я в непосредственной близости от чума. Куда ни бросишь взгляд, всюду встречаешь трупы или лежащих в последних содроганиях оленей, их самок и детёнышей. Другие подходят со смертью в груди к саням, снаряжённым для отъезда, как будто надеются найти помощь и спасение вблизи человека, не дают отгонять себя оттуда, стоят с широко с раскрытыми глазами и перекрещенными передними ногами – одну, две минуты качаются, издают стон и падают: белая пузыристая слизь выступает у них около губ и носа, – ещё несколько содроганий, и новый труп лежит на земле. Важенки с маленькими телятами отделяются от стада. Матери ослабевают, телята смотрят с любопытством и удивлением на их странные движения или беззаботно пасутся около смертного одра своих кормилиц, опять возвращаются к ним, вместо них находят труп, оглядывают его, с испугом отскакивают, отбегают, с мычанием бродят вокруг него, обнюхивают, приближаются то к тому, то к другому взрослому животному, которое отгоняет их от себя, мычат и все чего-то ищут, пока не найдут то, чего не искали – смерть от стрелы, выпущенной их хозяином, который старается по крайней мере спасти их шкуру. Смерть распоряжается между старыми и молодыми оленями с одинаковой беспощадностью: самые крепкие и рослые олени также падают под её ударами, как и молодые животные этой и всякой другой породы.

Между умирающими и умершими животными снуют и мечутся люди, собственник стада Шунгей, его приближённые и слуги, стараясь в безумной алчности спасти всё, что возможно. Зная о страшной опасности, как они подвергают себя, если малейшая капелька крови, или пузырёк пены попадёт им в кровь, зная, что уже сотни из их единоплеменников погибли в ужасных страданиях от беспощадной язвы, они работают из всех сил, снимая шкуры с заражённых животных… Чум снимается и разбивается опять на соседнем холме; несчастное стадо, спустившееся с Урала в количестве двух тысяч голов и теперь убавившееся до двухсот, обозначившее весь пройденный путь своими трупами, вновь собирается около чума. Но уже на следующее утро сорок трупов опять лежат около места ночлега.

Северный олень

Мы знали о той опасности, какую животное, поражённое сибирской язвой, грозит человеку, но мы не знали её во всём размере. Поэтому мы купили новых, с виду здоровых оленей, запрягли их в трое саней, нагрузили нашей поклажей и, шагая около них, облегчённые, двинулись дальше. Насытиться оленьим мясом, как мы надеялись… Перерезая дорогу смерти, проложенную Шунгеем, мы приблизились к нашей первой цели, к Пыдерате: мы имели невыразимое счастье ещё раз найти чум и натолкнутся на оленей. С помощью их мы направились к морю, но должны были вернуться, даже не ступив ногою на его берег. Перед нами лежало не только непроходимое болото, но и необозримое множество оленьих трупов: мы опять очутились на том пути, по которому Шугней бежал к себе домой, и наш новый знакомец, пастух Санда не отваживался перерезать эту дорогу.

И в его стаде смерть уже косила своей косой; и его дом, далее дом соседнего пастуха посетила губительная язва. Человек, который странствовал и пас стада вместе с ним, поел мясо больного жирного оленя, убитого незадолго перед смертью, и за этот безумный поступок должен был заплатить своею жизнью и жизнью членов своей семьи.  Пастух Санда три раза переносил чум и три раза выкапывал могилу между трупами падших оленей. Сперва двое детей, а затем слуга этого легкомысленного человека, на третий день и он сам умерли и были погребены. Один ребёнок ещё был болен и стонал в ужасных страданиях. Когда мы отправились в наш путь к морю, его стоны замолкли. А вернувшись в чум, увидели, что четвёртая могила приняла пятую жертву. И она была не последняя.

Один из наших людей, остяк Гадт, услужливый, всегда весёлый, любимый и ценимый всеми нами, уже с третьего дня стал жаловаться и корчиться в ужасных, всё возрастающих болей: в особенности он жаловался на усиливающийся озноб. Мы положили его в сани, когда направлялись к чуму пастуха. Таким же образом мы повезли его дальше, когда чум был передвинут в пятый раз. Он лежал между нами у огня, испускал жалобы и стоны. От времени до времени он приподнимался, обнажал ту или иную часто своего тела и подставлял её теплу костра. И свои закоченевшие ноги он подвигал к огню, который обжигал ему подошвы, но он, по-видимому, не обращал на это внимание. Наконец мы заснули, и он также; когда мы проснулись на другое утро, его ложе было пусто. Но снаружи перед чумом, прислонившись к саням, обернув лицо к солнцу, чтобы согреться его лучами, сидел он спокойно и тихо, без стонов и жалоб. Гадт был мёртв.

Мы похоронили его через несколько часов по обычаю его народа. Он был честный язычник, и его следовало похоронить по языческому обряду. Наши православные спутники противились этому, но языческие проводники с нашей помощью совершили это не совсем христианское, но человеческое дело. В пятую могилу легла шестая жертва.

– Будет ли эта могила последней? – невольно задавал я себе вопрос. Нехорошо было на душе и у моих спутников, в виду всюду сопровождавшей нас смерти…».

Так что прав был Альфред Брэм, когда написал: «Возвращаться мы не хотели, но если бы могли предвидеть то, что нас постигнет, сделали бы это весьма охотно».

Надеюсь, теперь понятно, почему очень трудно локализовать места гибели оленей? А ещё можно добавить, что мясом павших от сибирки животных питались песцы, птицы то нетрудно догадаться, что споры антракса (сибирская язва по-английски) могли распространиться на десятки километров. Поэтому понятно, что чуть ли не весь Ямальский полуостров был закрыт на карантин, несмотря на жалобы некоторых деятелей.

Сейчас к борьбе с сибирской язвой все службы Ямало-Ненецкого автономного округа готовы во всеоружии, проводятся превентивные меры, изучается опыт ветеринаров не только России, но и всех стран. Надеемся, что подобная эпизоотия на Ямале больше не повториться.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ЧИТАТЕЛЯМ:

Читайте самое интересное в нашем ТГ-канале

Присоединяйтесь к нам в других соцсетях

Стали очевидцем события или есть красивые фото и видео...

Присылайте нам в редакцию, где вам удобно!

Написать в редакцию admin@ural-meridian.ru: Сообщить новость

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Прокрутить вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: