Суперджет взлет

Мнение по расследованию катастрофы Sukhoy SuperJet 100 5 мая в аэропорту Шереметьево.

Читая новостную ленту и блоги по сгоревшему Суперджету 100, я вижу множество различных версий, упреков, мнений.

Некоторые действующие пилоты ругают командира воздушного судна (КВС), кто-то ругает систему и Росавиацию, кто-то подготовку пилотов, кто пассажиров с сумками, кто пожарных. Все ругают всех.

Беда страшная, смерть страшная. Людей жалко до слез. Искренние соболезнования родственникам погибших. Выздоровления выжившим.

Однако, несмотря на массовую гибель людей, это не терракт, а авария на транспорте. Хотя и специфическом.

Я не диванный эксперт, чтобы разбирать тему, которую не знаю. Поэтому разбора происшествия не будет. Будет небольшой анализ официальной информации и возможные последствия.

Самолеты падают по разным причинам. Недавно Боинги падали из-за ошибки программистов. Дожили! Кстати, судят ли тех программистов честным уголовным судом?

Ладно. А теперь к громким заявлениям официальных лиц. Пока все ругаются в сети, клеймя и обвиняя друг друга, Владимир Владимирович, дорогой, взял на особый контроль пожар Суперджета. Почему? Зачем?

И вот Следственный комитет в лице Бастрыкина дает указание следователям по особо важным делам расследовать эту трагедию. Зачем и при чем тут «особисты» СК — не ясно. Это не терракт, не коррупция с изощренными схемами.

Я видел, как особисты СК расследовали дтп 4.12.16 с детским автобусом в Югре, в ходе которого были уволены некоторые следователи и начальники особого 4 отдела СК с дислокацией в Екатеринбурге. Так расследовали, наверное. Кого хочет уволить Бастрыкин в этот раз (и хочет ли) — не известно. Но как по мне, пока нечего делать особому отделу СК в расследовании этой трагедии.

Объясню свою позицию.

СК РФ возбудился по ч. 3 ст. 263 УК РФ (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц). До 7 лет.

Как я писал выше, в отличие от дтп на дороге, авария на воздушном транспорте — вещь специфическая.

В Шереметьево убирают сгоревший SuperJet 100Если по автоавариям экспертов у нас пруд пруди в каждом экспертном учреждении, то в случае с воздушными суднами такие эксперты объеденены в Межгосударственный авиационный комитет (МАК).

Выводы ребят из МАКа настолько категоричны, что на моей памяти я не могу вспомнить случая, когда их экспертиза была признана неверной известными авторитетами.

Воздушный транспорт — непростая штука. Там много нюансов, много тонкостей. Вспомним все те же падающие Боинги, где на первый взгляд, казалось, что ошиблись пилоты. На деле доказано, что ошиблись программисты Боинга.

Эксперты МАКа — дяденьки серьезные, открытые и неполитизированные. Потому, что физику не обманешь и водочку в кровь погибшего под колесами 6-летнего мальчика не плеснешь. Не те условия.

И вот особисты СК собирают детали Суперджета, чтобы обвинить кого-то в трагедии: КВС, диспетчеров, техслужбы, молнию и тд. Это нормально. Не нормально, что занимается особый отдел.

Дело в том, что всё расследование будет строиться ровно на выводах экспертизы МАКа. И только по этим результатам будут проведены аресты и задержания. А пока их вы не видите, значит особое следствие, возможно, даже на секунду не понимает, что произошло.

В зависимости от экспертизы у следствия будет несколько путей для выявления виновных в гибели 41 человека.

Для начала стоить уяснить, что авария УЖЕ произошла в виде удара молнии. Остальное, в большей мере, последствия первопричины.

Пути вероятного расследования после выводов МАКа:

1) Простой. Когда экспертизе абсолютно ясно, что КВС мог ориентироваться по дублирующим механическим приборам (высота, скорость, тангаж и пр), мог без проблем кружить, сжигая топливо и сесть без рисков. Но принял ошибочное решение рисковать и садиться.

В этом варианте причинно-следственная связь понятна: ошибка пилота. И тогда КВС заедет на 7 лет лагерей.

2) Сложнее. Уже сейчас ясно, что КВС не идиот. Слушая его интервью, я понимаю, что он не дал ни грамма информации, которая его сразу бы и посадила. В вопросах объяснения своих решений он опытный человек.

Если кратко, КВС сказал следующее: ударило, отрубило приборы, связались с диспетчером по экстренной, объявили 7600 (приборы не работают, нет угрозы жизни), диспетчеры молодцы, вели. Принял решение сесть с перегрузом по 2-м инструкциям, огня не было, скорость приемлемая, сели, покинул кабину последним.

Все по инструкциям. Ни слова о пожаре на борту после приземления. Я экстренно посадил аварийный самолет, — как бы между строк намекает КВС. Докажите обратное. Причины возникновение пожара пускай установит экспертиза.

Юридически, это позиция. По мнению КВС он сажал экстренно аварийный самолет с перегрузом штатно, по инструкции.

Я не знаю, что написано в инструкциях при посадке с перегрузом Суперджетов и, главное, допускается ли там «козление» (отскок), который мы видим на видео приземления? А также можно ли считать это козлением, или это штатно для посадки с перегрузом?

Но позиция КВС, если он ее придерживается на допросе — уже версия, которую особому следствию придется опровергать, если толкование экспертизы МАКа будет хоть частично совпадать с позицией КВС.

Особенно кисло следствию будет, если КВС обоснует необходимость экстренной аварийной посадки через анализ информации с работавших приборов. Дескать видел так и потому решил так. Вот инструкция.

А также подтвердится информация о начале аварийной ситуации с риском для жизни (код 7700 вместо 7600), которую, по сообщениям из СМИ, дал в эфир диспетчерам КВС. И если это подтвердит экспертиза МАК, то расследованию в отношении КВС хана.

И тогда тема приобретет совсем иной оборот. О чем ниже.

3) МАК обязательно проанализирует все, что можно. Не только бортовые самописцы, но и качество стойки шасси.

Благодаря видео мы видим, что козлений было несколько. И после подломилась стойка шасси.

Теоретически, если козление было прогрессирующим, то падала горизонтальная скорость самолета,  он не мог взлететь, чтобы уйти на второй круг. В таком случае, разрушение стойки и других деталей самолета крайне вероятно.

Опять же, штатно ли такое козление на Суперджетах при посадке с перегрузом? И качественно ли были сделаны стойки надломившегося шасси?

Если эксперты МАК установят, что шасси было с дефектами, то вот тут неминуемо должен начаться полный пэ для производителя стоек.

Также некачественным может быть и грозозащита самолета, и проводка, и пр, что привело к самой первой аварии — отключении электроники после удара молнии.

Вот именно здесь и нужны будут силы особого следственного отдела СК РФ под личным контролем Путина.

Почему? Да, потому что, это удар по имиджу «отечественного» самолетостроения. И готовы ли производители, возможно, некачественного оборудования и деталей для Суперджета, ответить за гибель 41 пассажира? И готова ли Россия выявить и признать существующие проблемы, а, главное, устранить их?

Или, может быть, все пойдет по пути, как в расследовании дтп с тем самым югорским детским автобусом 4.12.16, когда особисты 4 отдела СК РФ не увидели ответственности Башнефтегеофизики, которая, по имеющимся в уголовном деле документам, даже договоры о перевозке злополучного груза составляла числом более поздним, чем само дтп? И следователей СК в Екатеринбурге это устроило.

Фото превью: Russianplanes.net

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: