Непокорный курганский фельдшер. Дело Врачинского-Дзенгилевских

НКВД

Трагичными и печальными оказались для курганцев 1930-е годы ХХ века. Многие интеллигентные, здравомыслящие люди подверглись  аресту, практически безо всяких улик и доказательств. В эту же историю попали известные медицинские работники, верой и правдой служившие на поприще здравоохранения. Одним из таких докторов был курганский фельдшер Михаил Фомич Врачинский.

М.Ф. Врачинский. н. ХХ в.

М. Ф. Врачинский родился в 1868 году в селе Дубинское Ишимского округа Тобольской губернии,  в семье поляков – переселенцев — дворян. Поступил учиться в Варшавский университет, но был отчислен за вольнодумство, пришлось  окончить Омскую фельдшерскую школу, получив только среднее образование. В начале ХХ века Врачинский живет в Кургане и работает железнодорожным фельдшером. Но, и в Кургане он попадает в поле зрения полиции:

23 января 1906 года были арестованы и отправлены в курганский тюремный замок врач 3-го участка Сибирской железной дороги, дворянин  А.С. Кузьмицкий и фельдшер приемного покоя, дворянин М.Ф. Врачинский. Их обвиняли в революционной агитации и содействии забастовавшим рабочим депо  и служащим станции Курган. При чем, Кузьмицкого вскоре отпустили, а Врачинского оставили под стражей.

Кроме основной деятельности он много времени посвящает общественной работе.

В 1909 году М.Ф. Врачинский возглавил Курганское Общество правильной охоты. При его непосредственном участии был разработан Устав и правила Общества. Также он проявлял большую заинтересованность в развитии спорта в Кургане. Участвовал в качестве актера и был режиссером в спектаклях с участием курганских артистов-любителей. Так, в 1909 году к 100-летию  Н.В. Гоголя в Первом Общественном собрании была поставлена комедия Н.В. Гоголя «Женитьба», в которой М.Ф. Врачинский исполнил роль Яичницы, экзекутора и был режиссером – постановщиком. В постановке «Кто в лес, кто по дрова» в сочинении Ленского, Врачинский исполнил роль господина Печенкина.

В 1914 году Михаил Фомич Врачинский был избран гласным Курганской городской Думы. В 1917 году он проходит по объединенному списку № 2 гласных в Курганскую городскую Думу, предлагаемый Советом профессиональных Союзов города Кургана, комитетами партий социал-демократов (меньшевиков) и социалистов – революционеров.

В первые советские годы Врачинский служил в Красной Армии, в качестве фельдшера и врача, а затем работал в Бюро скорой помощи.

О его профессиональных и человеческих качествах рассказывается в воспоминаниях Ольги Васильевны Новиковой, записанных известным курганским журналистом и краеведом Б.Н. Карсоновым: «Мы тогда жили в деревне Крутали. Я заболела и вот, отец мой Василий Павлович вызвал из Кургана фельдшера М.Ф. Врачинского. Ну, он меня осмотрел, что-то дал, оставил лекарства. А мы ему разных овощей наклали на повозку. Он поехал. И вдруг, я вижу, калитка в огород открывается (а дом наш стоял в глубине усадьбы) и, снова заходит Михаил Фомич. Он меня увидел и говорит:

«Оленька, а ведь я забыл вот лекарство оставить тебе, и подает конверт. А я маленькая была, может лет восемь — девять. Только, когда он уехал,  я открыла конверт, там лежало 25 рублей! Вот такой он был добрый и совершенно бескорыстный человек. А потом, когда мы жили в Нижней  Утятке, за Кетовой, он часто приезжал к нам, останавливался у нас – приезжал на охоту».

4 января 1938 года, как гром среди ясного неба – фельдшер Врачинский  арестован и заключен под стражу в Челябинскую тюрьму, его обвиняли в шпионаже в пользу Польши.  На тот момент ему было 70 лет. Каким образом из человека добывали признательные показания сказать трудно. Но, на все вопросы об участии в контр — революционной националистической организации и проведении шпионской работы на территории Кургана, Врачинский признал себя виновным:

«Да, признаю, действительно, я состоял членом польской контр — революционной шпионской организации. На вопросы о времени вступлении в эту организацию и человеке, завербовавшем его, Врачинский дал подробный ответ:

«В начале 1929 года  был завербован в Кургане для работы в контр – революционную, националистическую, шпионскую организацию, активным членом костельной общины Леонидом Дзенгилевским,  поляком, проживающим в Кургане, пчеловодом, активным членом костельной общины».

На вопрос о задачах, поставленных  ему Дзенгилевским при вербовке, ответ был практически стандартный: «Дзенгилевский поручил собирать шпионские сведения по выявлению местных поляков и польских перебежчиков, проживавших в Кургане, количестве и месте расположения воинских частей по Кургану, проходящих грузах на Дальний Восток через станцию Курган, планах работы заводов местной промышленности на военный период. А также проводить масштабную контр — революционную агитацию среди отсталых слоев населения». Таким образом, он полностью признал себя виновным в предъявленных ему обвинениях.

В обвинительном заключении по делу гражданина Врачинского Михаила Фомича по статье 58, пункт 6-9-11 УК РСФСР было указано:

«В Управление НКВД по Челябинской области поступили сведения о том, что проживающий в городе Кургане Челябинской области поляк М.Ф. Врачинский ведет шпионско-диверсионную деятельность. На основании этих данных, Врачинский М.Ф. 4 января 1938 года был арестован и предварительным следствием по его делу установлено: Врачинский М.Ф. в 1929 году польским агентом Дзенгилевским Л. был вовлечен в польскую контр — революционную националистическую организацию с задачей ведения шпионской и диверсионной работы. По заданию Дзенгилевского, Врачинский вел работу по сбору шпионских сведений по городу Кургану, выявлял контр-революционно настроенных местных поляков и сообщал о них Дзенгилевскому. В период военного времени Польши против СССР Врачинский имел задание производить диверсионные акты, путем отравления продукции, выпускаемой Курганским мясокомбинатом. В преступлении, предусмотренном статьей 58, пунктом 6-9-11 УК РСФСР виновным признал себя полностью. Помощник оперуполномоченного 3 отделения 3 отдела Гонтаренко, начальник 3 отделения 3 отдела УНКВД, начальник 3 отдела УГБ Войцеховский, капитан госбезопасности Луговцев. Вещественных доказательств по делу – нет. Проходивший по материалам следственного дела  Дзенгилевский  арестован и привлечен к уголовной ответственности».

Кроме Врачинского и Дзенгилевского по этому делу были арестованы еще восемь человек. В результате короткого следствия, 15 февраля и 23 марта 1938 года в Челябинской тюрьме  за контр — революционную деятельность были осуждены и расстреляны следующие лица польской национальности:

  1. Дзенгилевский Л.Л., малограмотный, 54 года, кустарь-пчеловод
  2.  Дзенгилевский В.Л., 43 года, директор Курганской межрайонной базы Облпотребсоюза.
  3. Дзенгилевский Б.Л., 50 лет, экспедитор артели «Грузовик»
  4. Дзенгилевский А.Л., 52 года, малограмотный, легковой извозчик
  5. Дзенгилевский Ф.Л., 42 года, малограмотный, кладовщик школы комбайнеров
  6. Малиновский И.В., 60 лет, малограмотный, сторож курганской городской бани
  7. Врачинский М.Ф., 70 лет, фельдшер
  8. Скиргайло П.А., 38 лет, малограмотный, слесарь на железной дороге
  9. Недзвецкий И.Ф., 69 лет, пенсионер
  10. Пискарский М.А., 63 года, сторож детского сада.

Все перечисленные лица были арестованы Курганским РО НКВД в первых числах января 1938 года, как поляки и обвинялись в принадлежности к иностранным разведывательным организациям и  проведении на территории СССР шпионско-диверсионной деятельности. Основанием для обвинения всех арестованных в совершении указанного состава преступления являлись только их признательные показания.

Прошло почти 20 лет, родственники осужденных пытались добиться реабилитации.

«27 февраля 1957 года начальник следственного отдела УКГБ при Совете Министров СССР по Курганской области майор Носов, рассмотрев материалы проверки  архивно-следственного дела по обвинению:  Дзенгилевского Леонида Леопольдовича, Дзенгилевского Виктора Леопольдовича, Дзенгилевского Бронислава Леопольдовича, Дзенгилевского Августа Леопольдовича, Дзенгилевского Феликса Леопольдовича, Малиновского Иосифа Викентьевича, Врачинского Михаила Фомича, Скиргайло Петра Александровича, Недзвецкого Игнатия Францевича, Пискарского Михаила Александровича установил:

«Произведенной в 1957 году проверкой установлено следующее: К моменту ареста Дзенгилевского, Врачинского и других в организациях НКВД никаких материалов об их связи с иностранными разведорганизациями, проведении ими подрывной работы не имелось и при проверке получено не было. Правдоподобность признательных показаний обвиняемых сомнительна. Допрошенные при проверке материалов свидетели, знавшие большинство осужденных, их антисоветской деятельности не подтвердили. Из приобщенных к материалам проверки показаний Войцеховского и других бывших сотрудников органов НКВД видно, что в 1937 – 1938 годах по делам арестованных поляков в Управлении НКВД Челябинской области допускались нарушения социалистической законности и фальсификация».

Проверкой также было установлено, что бывшие сотрудники органов НКВД: Мелехин, Лукшин, Луговцев, по инициативе которых арестовывались и под руководством, которых велось следствие по делу Дзенгилевских и упомянутых лиц, в последствие сами были осуждены за нарушения социалистической законности и фальсификацию материалов.

Учитывая, что преступная деятельность: Дзенгилевских, Врачинского, Скиргайло, Малиновского, Недзведского, Пискарского при проверке не нашла подтверждения, архивно-следственные дела по обвинению указанных лиц вместе с материалами проверки были предоставлены Военному прокурору Уральского ВО для вынесения протеста о необоснованности их осуждения и прекращения уголовных дел за отсутствием состава преступления…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...
Уральский меридиан

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: