Политическая ситуация в Курганском уезде в 1905-1907 годах. | Уральский меридиан

Политическая ситуация в Курганском уезде в 1905-1907 годах.

Мне очень часто во время экскурсий задают вопросы, как в таком богатом, сытом крае, как наш, могли происходить революционные события, кто провоцировал и подталкивал людей на неповиновение властям и открытые революционные выступления? Судите сами.

После тяжёлого поражения нашей армии на фронте, разгрома  русской эскадры под Цусимой и вынужденного позорного мира с Японией, резко осложнилась  политическая ситуация внутри самой России. С каждым днем в обществе все больше нарастало недовольство политикой властей. Осенью 1905 года стали появляться сообщения о волнениях и забастовках в разных уголках страны. Не остался в стороне и Курган. На предприятиях  города начались забастовки, устраивались митинги. Активная агитация велась среди железнодорожников. На станции Курган регулярно появлялись  прокламации революционного содержания. Так 28 августа 1906 года на железнодорожном вокзале было обнаружено 35 экземпляров прокламаций, озаглавленных «Манифест ко всему русскому крестьянству» и две прокламации «Ко всем!». В помещении депо станции «Курган» в ночь на 18 апреля 1907 года были разбросаны листовки под заголовком «Первое мая!» – издания Курганской группы РСДРП. Большое влияние на рабочих депо оказывали  поезда, провозившие политзаключенных, их везли обычно с товаропассажирским поездом № 12, машинист вел поезд с очень малой скоростью и рабочие в знак солидарности с политическими заключенными прекращали работу и выходили на перрон к поезду. Этот поезд провожали  до разъезда Утяк. Вначале жандармы препятствий к встрече поезда не чинили, а только брали на заметку, как они выражались «крикунов», т.е. тех, кто произносил лозунги и пел революционные песни. Позднее  рабочие депо станции Курган стали собираться за полосой отчуждения на митинги, на которых произносили противоправительственные речи и пели революционные песни.

Сотрудники Курганского отделения железной дороги на фоне депо станции Курган. Н. ХХ века.

Полиции было дано указание разобраться с заговорщиками. В начале 1906 года  за революционную пропаганду и организацию железнодорожной забастовки было привлечено к уголовной ответственности несколько железнодорожников. В феврале 1906 года  к ответственности в числе других лиц  был привлечен железнодорожный фельдшер М.Ф. Врачинский, а в октябре ему было предъявлено обвинение в участии в революционной деятельности.

1938 году уже советской властью беспартийный революционер М.Ф. Врачинский был расстрелян). Иногда  происходили и более серьезные происшествия. Так  1 марта 1907 года,  после отхода пассажирского поезда №6,  в проходивших  от железнодорожного вокзала по путям железной дороги  начальника Курганского отделения жандармского полицейского управления Сибирской железной дороги ротмистра Заглухинского и ревизора движения Гостемилова,  был брошен снаряд.  Взрыв был похож на взрыв бомбы. На месте взрыва было обнаружено несколько осколков тонкой белой жести, «как бы от обыкновенной  коробки из-под консервов или из-под пороха». Осколки были разбросаны на 2 саженях в окружности. По сообщению Заглухинского бомбу бросил из товарного вагона какой-то студент, по описанию похожий на ученика Курганских технических классов Бралгина, который во время стоянки на станции поезда №6 прогуливался с каким-то приятелем: «Шинель у него была, несмотря на 10 градусный мороз почему-то накрыта в накидку. Предполагаю, что под шинелью была спрятана бомба». По данным полицейской агентуры, 3 марта 1907 года вечером в городе было собрание революционно настроенных молодых людей, на котором присутствовали 40 человек. На собрании было высказано сожаление о неудачности покушения и принято решение повторить покушение в ближайшее время. Несколько человек, вооруженных револьверами вызвались караулить ротмистра на вокзале железной дороги. Опасаясь повторного нападения,  Ротмистр Заглухинский написал рапорт  начальнику Тобольского  губернского  жандармского управления  о том, что  он больше не имеет возможности продолжать службу в Кургане и почтительно просит о скорейшем переводе его в центральную Россию.

Машинисты депо станции Курган. Н.ХХ века.

Волнения, противоправительственные действия происходили  и в деревнях.    В 1906 году волостным заседателем Мало – Чаусовской волости Ситниковым, были вскрыты два письма на имя крестьян Варлаама Кишкина и Самуила Якимова, в которых оказалось по 2 экземпляра воззваний к народу от народных представителей и экземпляр «Манифест ко всему крестьянству».   3 июля 1907 года крестьянин деревни Юдиной Петуховской волости Андрей Колмаков сообщил, что 25 июня ночью неизвестно кем к воротам его дома был подброшен «Манифест», который оказался прокламацией – воззванием «К гражданам» от имени РСДРП по поводу роспуска второй Государственной Думы, крайне противоправительственного содержания, призывающий население ко всеобщему вооруженному восстанию и к учреждению демократической республики. В распространении прокламаций подозревался крестьянин деревни Пегановой  Куреинской волости Курганского уезда Матвей Слесарев. Через три дня в квартире подозреваемого  были найдены три прокламации того же содержания. В тот же день Слесарев был заключен в Курганский тюремный замок. Подобная литература появлялась и в других волостях. Например в Сычевской  и Лебяжьевской волостях. При обыске, проведенном в доме  Сычевского сельского старосты Арсения Макарова, были найдены прокламации революционного содержания. Староста был отстранен от занимаемой должности.  В церкви села Лебяжьего на проповеди священник Иоанн Егоров высказался против войны с Японией, в которой проливали кровь русские солдаты. Подобные рассуждения на селе можно было слышать довольно часто. Говорили, что русско-японская война не пользовалась поддержкой у народа.

Некоторые крестьяне открыто выступали против политики власти и проводили политику неповиновения. Священник села Байдарского Байдарской волости Курганского уезда Николай Булдыгин сообщал Тобольскому Губернатору, что крестьянин – торговец с. Байдарского  Артемий Семенов в своей лавке и других местах восстанавливает верующих против  власти, священников и вообще против церкви и правительства. В следующем сообщении говорилось о поджоге на поле двух стогов сена, принадлежавших священнослужителю. В поджоге также подозревался крестьянин Артемий Семенов. Полиция приняла самые решительные меры, усмотрев в действиях крестьянина Семенова более глубокий смысл и отправив его в тюремный замок.

1 июля 1907 года в Курганской церковно-приходской школе Могилевской волости приставом 2 стана был обнаружен изорванный в клочья, висевший на стене в классной комнате портрет Государя Императора Николая II, части клочков портрета валялись на полу, кроме этого было разбито стекло в киоте иконы Смоленской Божьей Матери. Подозрение пало на крестьянина этой же деревни Григория Шепелина, отличавшегося своим свободомыслием. Немедленно в доме Шепелина был произведен обыск, который не дал никаких результатов, ничего подозрительного найдено не было.  Весной 1907 года в Министерство народного просвещения г. Тобольска из села Макушино Курганского округа поступило сообщение об увольнении из Макушинского сельского училища учительницы Любови Ремезовой с решительной просьбой никогда  не назначать ее на должность учительницы в Курганском уезде. Дело в том, что Ремезова являлась  членом Курганского отделения РСДРП и постоянно посещала митинги и сходки, устраиваемые этой партией. В отношении еще двоих учителей того же училища проводилось дознание.

Большая агитационная работа проводилась революционерами среди солдат. Так агент Губернского земского страхования Курганского уезда Михаил Блоцкий передал приставу 2 стана газету «Земля и воля», переданную ему Елошанским волостным правлением. Эта газета была привезена из д. Песьяной  Елошанской волости крестьянином Трофимом Игнатовым. В свою очередь Игнатов получил газету от крестьянина Семена Урванцева, а перечисленные крестьяне получили газету от запасного унтер-офицера Афанасия Захарова. В доме Захарова был немедленно произведен обыск и найдено много революционной литературы.

Такую же литературу получили нижние чины охранной роты г. Кургана от слесаря депо станции «Курган» Алексея Забелина. Имелись неопровержимые доказательства, что Забелин  являлся одним из главных революционных деятелей. Забелин был заключен под стражу.

Стачечный комитет железнодорожников на крыльце Курганского тюремного замка. 1907 г.

Видя, что с каждым днем народные волнения все нарастают, местные власти и полиция старались выявить зачинщиков и оградить население от их дурного влияния. За гражданами, приезжавшими в Курган из других городов, особенно из Петербурга, устанавливалось строгое наблюдение. Людей «неблагонадежных» строго проверяли, и в случае подтверждения в участии в революционной деятельности заключали под стражу. Но политические заключенные и в тюрьме находили способы поддерживать связь со своими товарищами. Для этого использовались разные способы. Так 12 февраля для политического заключенного Алексея Забелина, находящегося в Курганском тюремном замке, был принесен обед матерью бывшей политической заключенной Прасковьей  Лопатиной, содержавшейся ранее в Курганском тюремном замке и находившейся на свободе. При осмотре жестяной кастрюли, в которой был принесен суп, оказалось двойное дно и стенки. Между двумя днами были найдены: иногороднее письмо на имя Прасковьи Лопатиной для передачи заключенному Морозову в конверте с надписью «Елена»(имелась ввиду Елена Пех), записка на клочке бумаги, относительно передачи в тюрьму шубы и прокламация  за №8 («Письмо к рабочим»), записка от какого-то Вадима на имя Георгия относительно переговоров посредством шифровки. Что касается упомянутых  в донесении женщин, то они активно участвовали в революционном движении, являлись членами Курганской социал-демократической партии. Елена Пех и Прасковья Лопатина помогали своим товарищам поддерживать нелегальные связи с социал-демократами других городов. С этой целью они, превратившись в партийных курьеров, отправлялись с поручениями в разъезды. Во время митингов на железнодорожном вокзале Е.Пех и П.Лопатина распространяли листовки.  В 1907 году  тюремной инспекцией был обнаружен способ тайных письменных сношений, применяемый арестантами: обильно смоченная водой бумага накладывалась и разглаживалась на куске обыкновенного стекла, и на этой бумаге карандашом с сильным нажимом писалось сообщение. Высушенная и снятая со стекла бумага в виде чистой обертки другого написанного письма пересылалась по адресу. Получатель чистую бумагу намачивал в воде и легко читал написанное, т.к. части бумаги под буквами, придавленные карандашом, разбухали меньше, чем остальная бумага и буквы проступали рельефно. Не менее изобретательными были и другие способы. Например: 6 сентября 1907 года младший унтер-офицер Пшеничников сообщил в тюремную инспекцию, что часовой, стоявший на посту № 2, рядовой Волков вызвал разводящего и сообщил, «что видел сейчас пролетел голубь из тюрьмы по направлению на запад с привязанным к ногам узелком в тряпке, к которому была привязана записка. Часовой проследил за направлением полета голубя, который опустился в доме в конце города,  предместье Шаврино.  Другой часовой, находившийся на своем посту в 4 часа вечера 10 сентября,  видел голубя  с привязанной к ногам одной запиской без узелка, летевшего в замок». Иногда запрещенные предметы, письма передавались заключенным их защитниками, пользующимися правом свиданий наедине. В 1908 году участились случаи побегов политзаключенных из тюрем Тобольской губернии путем подкопов, при вывозке со двора мусора, во время богослужений в церкви,  или другими способами. Так 8 апреля 1907 года из двора Курганского тюремного замка совершили побег два политзаключенных. Для этого они разорвали казенные простыни и наволочки на части и употребили их как веревки. Ввиду сложившейся ситуации, начальнику Курганского тюремного замка предписывалось строго исполнять циркулярные предписания от 30 сентября 1902 года о производстве как можно чаще тщательных осмотров и обысков в целях обнаружения подкопов и отобрания у заключенных недозволенных для хранения вещей и литературы.

Однако нужно отметить, что, несмотря на серьезную революционную пропаганду, проводимую Курганской организацией РСДРП  в начале ХХ века,  открытых революционных выступлений в нашем крае не наблюдалось. У местных  властей и жандармерии хватало благоразумия  не доводить дело до  крайности, и к тому же  большинство главных революционных деятелей  на тот момент находились в ссылках и тюрьмах, а сама партия РСДРП – в глубоком подполье.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ЧИТАТЕЛЯМ:

Читайте самое интересное в нашем ТГ-канале

Присоединяйтесь к нам в других соцсетях

Стали очевидцем события или есть красивые фото и видео...

Присылайте нам в редакцию, где вам удобно!

Написать в редакцию admin@ural-meridian.ru: Сообщить новость

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Прокрутить вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: