В Тюмени нашли 80-летнюю бабушку, исчезнувшую на парковке

К сожалению, буквально в ежедневном режиме в интернете, в частности, в соцсетях, появляются сообщения, что в таком-то районе пропал человек, на такой-то улице бабушка вышла из дома и больше ее никто не видел. Бывает – по весне – пенсионеры исчезают один за другим. Бывает – мужчины уходят на рыбалку, а через пару дней находят их тела (утонули). Мир до ужаса жесток, и, чтобы выжить в нем, необходимо объединяться. Как, например, поступают, волонтеры из поискового отряда «Белая сова». Благодаря оперативности этих ребят сегодня удалось найти пропавшую восьмидесятилетнюю пенсионерку.

Сообщение о том, что в Тюмени пропала Клавдия Шуляк 1937 года рождения, появилось на стене поискового отряда «Белая сова» сегодня утром в начале десятого. В ориентировке говорилось, что бабушка 80 лет ушла с парковки гипермаркета «Окей» еще 13 августа в 18:40. До сегодняшнего дня не было известно о местонахождении пожилой тюменки. Но вот около часа назад я увидел  новое сообщение: «Завершены поиски. Шуляк Клавдия Дмитриевна найдена, живая! Спасибо за репосты, их можно снять! Берегите себя и своих близких». Хорошо то, что хорошо кончается. Кстати, по словам очевидцев, бабушку обнаружили в районе Дома Обороны.

Правда, не все поиски еще завершены. Так, в областной столице продолжают устанавливать местонахождение Крючина Владимира 1969 года рождения. Мужчину в последний раз видели в районе Дома Обороны еще 16 июля. Из особых примет выделяют золотые зубы и тату в виде тигра на груди.

Стоит отметить, что волонтеры из поискового отряда ведут свою работу не только в пассивном режиме, но и в активном – организуют реальные поиски, «прочесывание» местности. Конечно, поиски носят разный характер, а потому вызывают недопонимание у некоторых тюменцев. Например, в прошлую субботу отрядом были организованы поиски инкогнито в районе нового торгово-развлекательного центра «Сити Молл». Почему инкогнито? Потому что волонтеры отказались выкладывать какую-либо информацию о пропавшем человеке, ссылаясь на то, что об этом их попросили родственники. Что ж, может быть и так – не мне судить. Приведу пример краткого диалога-спора:

Алена Швецова: «Искать будем пропавшего, информацию о нем в интернете не можем выкладывать, так как нет разрешения на распространение информации от родных пропавшего».

Доктор Пыщ: «Алена, нормальные люди в таком распорядке не работают. Не поеду. Хотя снаряжение есть и желание, в принципе, тоже. Просто не понимаю такого подхода к поисковой деятельности. Если меня вдруг потеряют, то никто из моих родственников не будет делать тайны — наоборот. Все будут на каждом углу кричать, что меня потеряли. Очень странная ситуация. У меня есть версии, но я оставлю их при себе. Кто хочет искать того, кто потерялся без лица и имени — давайте, удачи, ребят. Только надо ли вам оно? Тайны эти?»

Алина Васильева: «Доктор, Были открытые поиски маленького мальчика. Срочные сборы. И что-то вас среди добровольцев мы не видели. Когда есть желание помогать в поисках – приходят безо всяких разговоров, вопросов и претензий. А если хотите поговорить и внести свои предложения- существует ежемесячная неформальная встреча, где мы всегда рады встретить новеньких и более детально рассказать о том, как мы «работаем», тогда, думаю, у вас не осталось бы вопросов к «подходу поисковой деятельности» и вы бы не стали строить свои версии, не зная подробностей. Очень легко рассуждать, когда находишься по ту сторону экрана».

Как говорится, всем не угодишь. Главное, что волонтеры занимаются благим делом. Кто знает, быть может, в следующий раз они будут искать родственника кого-нибудь из нас…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: