Почем нынче мужество? | Уральский меридиан

Дожили! Сегодня каждый человек может пойти и в свободной продаже купить себе любую боевую награду.

Недавно в одном из курганских магазинов наблюдала картину. У витрины со спецодеждой оживлённо разговаривают двое молодых людей. Обоим на вид около двадцати лет.

– У тебя же нет берета крапового, зачем тебе тельняшка?

– Это пока нет. Сказали день-два подождать, и привезут береты. Пацаны обещали еще медаль «За службу в спецназе» найти.

Для меня, человека, у которого муж и больше половины друзей побывали в «горячих точках» и имеют настоящие боевые награды, слышать такое по меньшей мере обидно. Могу с твёрдой уверенностью сказать, что у парней, побывавших у смертоносной черты войны, даже мысли о наградах не было. Они были там, потому что по-другому просто не могли, совесть и гражданский долг не позволили «откосить». Для них фраза «никто, кроме нас» не попсовое выражение, а смысл жизни.

Ну, купит сейчас этот паренёк себе форму спецназовца, а дальше что? По большому счёту, нужна она ему только чтобы покрасоваться перед девушками, не больше. Если разобраться, он даже надеть ее не имеет права. Согласно Приказу МВД РФ от 22 августа 1995 года №326 «О мерах по соблюдению правил ношения установленной формы одежды сотрудниками органов внутренних дел и военнослужащими внутренних войск», запрещено ношение беретов крапового цвета всем, кроме подразделений спецназа внутренних войск. Да и не каждый спецназовец может похвастаться краповым беретом. Право на ношение такого головного убора получают единицы. «Краповик» должен успешно пройти квалификационные испытания. Хватит вам силы воли пробежать марш-бросок не менее 10 километров с преодолением специальной полосы препятствий в экстремальных условиях при полной боевой выкладке, когда на тебе навешено почти пятьдесят килограммов обмундирования? Однако это еще не всё. Потом придётся сразу без передышки штурмовать высотку и сражаться врукопашную. И это еще не всё. Дальше – 12 километров кросса по пересечённой местности с последующим спринтом на 100 метров. Причём нужно не просто бежать, а преодолевать водные преграды и форсировать «заражённую» местность под стрелковым огнем. Ну что, сможете пройти? Думаю, нет. Есть другой вариант – совершить подвиг. Например, в экстремально тяжёлых условиях спасти заложников. Судите сами, одни потом и кровью зарабатывают почётное право ношения крапа, другие – просто из-за прихоти покупают в магазине. Получается, кто угодно, купив в магазине спецодежды военную форму, может вмиг стать генералом или бойцом элитных подразделений. Догадываюсь, что будет с таким самозванцем, попадись он настоящему «краповику». Удивляет цинизм людей. Спрашиваю у продавца: «Почему краповый берет стоит двести рублей, а обычный оливковый – шестьсот? Ведь, как минимум, должно быть наоборот». Ответ превзошёл все ожидания: «На оливковый спрос больше, вот и дороже».

Знаете, сколько стоит боевой орден Красной Звезды? Всего две тысячи, а орден Мужества или Звезда Героя России – пять. Зашёл в магазин простым человеком, вышел – кавалером орденов, вся грудь в медалях. И пусть некоторые из них муляжи, горечь сожаления это не убавляет.

Парни, на войне рискуя жизнью, спасают других, выполняя, порой невозможное, заслуженно получают медаль, которую любой человек может купить в магазине. Станислав Минин – участник спецоперации по освобождению заложников в театральном комплексе на Дубровке в Москве,  23–26 октября 2002 года, единственный в Зауралье имеет медаль «За совершение невозможного». Узнав о том, что мужество и героизм ребят стоит несколько тысяч рублей, спросил меня: «Сколько же тогда стоит человеческая жизнь?» Казалось бы, ответ очевиден. Она бесценна, только лично я в этом уже сомневаюсь. Набираю в Интернете: куплю медали. Яндекс выдаёт больше ста ссылок. За небольшие деньги заказать через интернет-магазин можно абсолютно любую награду, причём с удостоверением на нее. Кому скажи – не поверит. Согласитесь, это неправильно.

– Как бы мы плохо к этому ни относились, торговать будут, ведь спрос есть. Даже если официально запретить продажу военной атрибутики, она будет вестись подпольно. Так что решения я не вижу, — сетует Александр Сорокин, председатель  КУРГАНСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ИНВАЛИДОВ ВОЙНЫ В АФГАНИСТАНЕ И ВОЕННОЙ ТРАВМЫ — «ИНВАЛИДЫ ВОЙНЫ», — Слова «Герой», «Патриот» в наши дни уже не имеют высокий смысл. Дети  и внуки перестали хранить награды дедов и отцов, они стремятся заработать, продать. Вот и судите, почем нынче мужество?!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: