Сургутская резня: как у трупа нашли психические отклонения? | Уральский меридиан

Кровавая суббота в Сургуте стала своеобразной проверкой: эффективно ли выстроен в экстренных ситуациях диалог властей и общества? В онлайн-проекте «О чем говорят» сургутского информационного агентства Siapress.ru приняли участие руководители ведущих СМИ города и вынесли неутешительный вердикт. Предлагаем ознакомиться с их аргументами и оценками. Полная видеоверсия беседы главного редактора ИА Siapress.ru Дмитрия Щеглова и издателя газеты «Новый город» Тараса Самборскогоздесь.

 

Хроника событий — в изложении Дмитрия Щеглова:

— Когда в субботу я получил от Тараса (Самборского – прим. ред.) звонок, о том, что что-то случилось на ул. Ленина, поехал через центр города, увидел много полицейских, зевак и тело, накрытое простыней. Начал выяснять подробности, была информация, что бегали люди по улице и резали людей. Позднее выяснилось, что был убит именно тот, кто наносил людям травмы, причем удары у него были целенаправленные, чтобы нанести наибольший вред. Из семи пострадавших за более чем двое суток один – до сих пор в крайне тяжелом состоянии, трое – в тяжелом, двое – в состоянии средней тяжести, один находится на амбулаторном лечении, приходит на перевязки. Нападавший предполож бежал от ТЦ «Северный», ближе к ТЦ «Аврора», затем по дворам в сторону ул. Бахилова. Там он встретился с полицейским, причем пока неизвестно – это был просто патрульный или сотрудник полиции направлялся именно отреагировав на звонок о нападении. После пока еще не ясных для нас действий – как они друг друга заметили, как злоумышленника останавливали (говорят только, что были предупредительные выстрелы в воздух и только потом на поражение) преступника ликвидировали — мы наблюдаем на видео, как они вдвоем выбегают со двора на Бахилова, бегут на ул. Ленина, заворачивают ближе к «Авроре», и там полицейский стреляет в нападавшего, тот падает и на этом инцидент завершается.

Драма заняла от силы минут пятнадцать. Самое необычное началось потом. Как выяснилось позже, нападавшему было 19 лет, он раньше был охранником ЧОП «Антей», обслуживавшем ранее магазин «Перекресток» (добавим, что среди горожан первым его опознал сургутянин Алесь Антонович, активист общественного движения «Хрюши против. Сургут». Он производил видеосъемку рейда по этому магазину, где общественники искали просроченные продукты. С Артуром Гаджиевым, совершившим субботние нападения, и с его коллегой-охранником у участников рейда произошел конфликт, те пытались воспрепятствовать ведению съемки. К слову, на камеру Артур представился уборщиком – прим. авт.). В декабре контракт с ЧОП был разорван  — по слухам, руководство не удовлетворяло то, что Артур часто прерывал исполнение служебных обязанностей, чтобы совершить намаз, и разные люди подтверждают большую его религиозность. Также по слухам, впоследствии парень оказался безработным. Есть подтвержденная информация, что его отец состоял на учете в правоохранительных органах как экстремист. Впрочем, эта информация пришла из федеральных СМИ – Следственный комитет и прочие силовики пока не дают никаких комментариев местным СМИ, поэтому новости узнаем из федеральных масс-медиа, да, судя по всему, и им толком не дают информации, все, что слышим – это «сливы» или предположения.

На нападавшем была перевязь, похожая на пояс смертника, он был в черной одежде, черной маске. Это вызвало у людей оживление и интерес, ведь до этого в Барселоне также бегали и резали людей. Гаджиев во время нападения молчал — ни слов, ни фраз не произносил. Когда все это произошло, по городу пошла информационная волна и волна действий властей. По всему городу были полицейские, ввели план «Перехват», тормозили машины, эвакуировали торговые центры. На одном из крупных региональных интернет-ресурсов разместили фейковую новость о взрывном устройстве, заложенном в ТЦ «Сити-молл». Народ начал «дергаться», я позвонил полицейскому начальству, там ответили: ничего подобного, все в порядке, усилена охрана. Мы об этом пишем — но все равно туда приезжает полиция и начинает эвакуировать «Сити-молл». В соцсетях пошла истерика, которая продолжается до сих пор. Писали, якобы где-то началась стрельба, в ТЦ «Аура» зарезали трех человек, в таком-то районе террористы переодетые полицейскими, стучатся в квартиры, а когда открывают – всех режут… Примерно так происходили нападения и их последствия. Наше агентство весь день освещало ситуацию, за два дня — 130 тыс. просмотров.

После происшествия в городе начала разворачиваться антитеррористическая компания: везде была полиция, силовики задерживали и досматривали людей, эвакуировали торговые центры. Известно, что глава СК РФ Александр Бастрыкин взял дело на личный контроль. Наблюдаем диссонанс между словами и реальностью: такой же в свое время сильно повлиял на развал Советского Союза. В СССР говорили: у нас поля колосятся, Америку перегоняем, все хорошо, но человек выходил на улицу и видел, что все совершенно не так, как ему рассказали. Здесь то же самое: глава города в видеозаписи рассказал, что все хорошо. Казалось бы, живи и радуйся — зачем призывать через местные телеканалы горожан не выходить из своих квартир? Горожане видят: паника в соцсетях, друзья пишут, что эвакуируют торговые центры — «Сити-молл», «Агору», «Вершину», травмцентру запрещено давать комментарии о поступающих раненых. Люди прекрасно соображают и видят. Когда им сказали, причем очень неуверенно, что все хорошо, — а видят, что все плохо, они, естественно, понимают, что все плохо и реагируют соответствующим образом. Мне звонят и спрашивают: безопасно ли возвращаться из отпуска в город, вести детей в школу 1 сентября? Я не знаю. Думаю, что безопасно: наверняка после того, что случилось, вся полиция, еще и окружная, на 1 сентября соберется и будет обеспечивать безопасность.

 

Как повели себя власти – мнение Тараса Самборского:

— Если глава города говорит, что в городе все спокойно, можете продолжать жить обычной жизнью, а город пустует, то мягко говоря, этим словам население не верит. Несмотря на то, что это был выходной день и месяц, считающийся отпускным, — город был абсолютно пуст, таким пустым я его не видел никогда — ну, может, в пять утра первого января. Такие же наблюдения – у моих знакомых. Это значит, что сургутяне не верили ни единому слову власти. Мы за два дня видели два выступления главы города Вадима Шувалова – одно записано на телефон в кабинете, где он сказал, что преступник обезврежен, будьте спокойны, второе – из травматологии больницы в присутствии почему-то не его зама по безопасности Жердева, а его заместителя по соцвопросам Александра Пелевина. И видели еще одно выступление из той же больницы губернатора Югры Натальи Комаровой. Все!

По региону быстро расползаются самые невероятные слухи: что 24 человека зарезанных, что травматологический центр не справляется с нагрузкой… Слухи свидетельствуют, что население не получает хоть какой-то достоверной информации. Был это теракт или бытовуха или еще что-то – отложим пока этот вопрос, но за три дня – ни одного брифинга, пресс-конференции со стороны правоохранительных органов, местных, региональных властей. Поэтому рождаются слухи. Почему никто не выступил и не рассказал, что случилось, не показал, например, восстановленную схему передвижения преступника (или преступников), как это с удовольствием показывают в программе «Время», когда рассказывают о событиях в Барселоне? Восстановите хотя бы картину происшедшего, чтобы граждане знали, что произошло.

Второе: расскажите гражданам правила поведения в создавшейся ситуации. Прятаться ли нам в квартирах, отпускать ли детей гулять? Должны ли мы иметь при себе какие-то средства индивидуальной защиты – газовые  баллончики, электрошокеры? Все это сургутяне хотели бы услышать хоть от какого-нибудь вменяемого представителя власти. Но с ними никто не говорит.

Четвертое: наша редакция по максимуму отработала эту тему. Но все, что мы выдавали по нашим каналам – добывали самостоятельно. Не было ни одного профессионального контакта по линии ФСБ, СК, полиции, мэрии, лишь несколько контактов со стороны региональных властей. У меня в гол не укладывается — как это возможно? Раньше подобного не было: всегда в случае чрезвычайной ситуации (теракт или нет, а ситуация в любом случае нештатная) – всегда по линии СМИ, на основных предприятиях велась какая-то разъяснительная работа. Понятно, что власти заинтересованы говорить: «не раздувайте, не разжигайте, никакого теракта нет». Хорошо. Но параллельно должны идти элементарные разъяснения, что можно освещать, что говорить нельзя, надо снабжать СМИ необходимыми сведениями. Ведь очень многое можно было бы уже сообщать: внести ясность в личность преступника, в данные видеокамер, которые оказались в сети, — в тот же «пояс шахида», в поведение полицейского, который убил этого преступника. Стрелял ли он в воздух, куда целился, и куда вообще надо стрелять в таких ситуациях – в голову, в ноги, в пуп?

Такое ощущение, что местные власти подставили президента, Владимира Путина. Потому что ситуация выглядела бы комично, если бы не была такой трагичной: президент Франции шлет телеграмму сургутянам, выражает соболезнования, все мировые СМИ ставят сургутские события в один ряд с событиями в Турку и в Барселоне, а президент РФ — в неведении, что в Сургуте произошел теракт. Все официальные лица в голос говорят, что это не теракт, а эксперты – что  событие имеет все признаки теракта. Как минимум, версия о теракте должна рассматриваться наравне с другими версиями!

Наконец, реакция властей. Есть информация, что стратегические предприятия Сургута даже не в пятницу, а еще в четверг получали предупреждения о неких возможных угрозах. Нам эти слухи никто не комментирует. Но если правда, что электростанции рассматривали угрозу взрывов, что накануне в городской администрации подписано постановление о мерах повышенной безопасности, – то почему случилось то, что случилось? На каком-то этапе обеспечительные меры не сработали, и мы наблюдаем попытки спрятать концы в воду, перевалить ответственность на других.

Был ли это теракт, устранена ли проблема? Все молчат в тряпочку. Это подрывает доверие населения к власти. Людям не станет страшнее жить от того, что происшедшее будет квалифицировано как теракт. Зато станет яснее и понятнее жить, они скорректируют свою линию поведения, будут осторожнее, выходя на улицу, будут внимательнее смотреть на проходящих мимо — тем более, на бегущих мимо в черной одежде. В этом нет плохого, мир действительно опасен. Что может местная власть? Ни за что, в общем-то, не отвечая в силу нашего законодательства, она может на человеческом языке разговаривать со своими гражданами. Объяснять, что происходит, максимально корректно, не мешая работе следствия, рассказывать, как себя вести, призывать к каким-то действиям.

Помню, в 1992 году в Сургуте были столкновения между двумя братскими кавказскими народами, с поножовщиной и летальными исходами. Мэром был Леонид Рокецкий. Он не реже раза в день выступал по городскому радио, рассказывал, что случилось и какие мероприятия проводятся. Глава сургутского УВД Василий Иванович Хисматуллин был тогда просто главным ньюсмейкером. Мы в кабинете сидели сутки напролет, видели, как проводятся силовые мероприятия, как разводят конфликтующих в разные стороны. СМИ все это описывали и видели, как волну паники – а в Сургуте была очень паническая ситуация – удалось загасить. Люди перестали бояться выходить на улицу.

Коммуникативные способности у власти утрачены. Она, мне кажется, вообще не умеет разговаривать с людьми, при возникновении чрезвычайной ситуации не знает, что сказать. Общество сейчас хочет понять: нам врут сознательно, спасая мундиры и перебрасывая ответственность, – или это просто желание угодить нашему главному начальнику, Владимиру Владимировичу Путину, чтобы он не расстраивался, не думал еще и об этой проблеме накануне выборов. Понятно, каким комплексом движимо наше чиновничество: как бы чего не вышло. В результате проблема загоняется внутрь, она не разрешена. А вопрос этнических столкновений никуда не ушел с повестки, серьезно обсуждается на всех совещаниях.

Если власти хотя бы сказали: мы не знаем, что произошло, сейчас реконструируем события. У нас будет такая-то информация, а сейчас отрабатывает такие-то версии, выводы делать рано – это было бы принято как сносная позиция. Но смотрите: труп не остыл, а уже везде сообщают, что у него были психические отклонения. Отлично – они у трупа психическое состояние определили! Нормально, мы все в полной безопасности, думает народ — и город вымирает. Вот как вранье власти ведет к недоверию. Власть думает, что все у нее хорошо, рейтинги, устроим любые выборы. Но ни фига: не придут на выборы, запрутся опять в своих квартирах и скажут — мы перестали вам верить.

Ну, действительно, не взрыв же был в городе, а ножевые ранения (дай бог здоровья жертвам). Если рассматривать возможные сценарии — этот не самый страшный. Даже в этой ситуации власти не набрались смелости говорить с людьми. Что от них ждать? Вот как выглядит вопрос.

Проблема террористической атаки – она исчезла или нет? Мы живем в одном из важнейших городов страны, где сконцентрированы крупные промышленные предприятия, где живет полмиллиона людей. Мы же должны что-то понимать — но уже три дня лишь абсолютно глухое молчание. Причины понятны: никому не хочется нести ответственность. Местные власти вообще ничего не хотят делать. Когда покос травы – сразу фотографии, отчеты, куча писанины, нелепые пресс-релизы. Когда трагическая ситуация – власть прячется, мы не видим нашего зама главы по безопасности, как он наводит порядок. Все хотели бы на кого-то спихнуть, занимаются перебрасыванием «горячей картофелины».

Кто из них будет назначен виновным, нас не интересует, гораздо важнее, что произошло и как это предотвратить в будущем, есть ли у них какая-то технология реальной безопасности. Не той, придуманной безопасности, благодаря которой на днях Сургут победил в конкурсе «Безопасный город». Онлайн опросы на тему «стабильна ли обстановка в Сугуте» показывают, что большинство не уверено в стабильности. Впрочем, сейчас, после выходных, ольгинские тролли присоединятся, накрутят в опросах чего надо, мы с этим уже сталкивались.

Вторая причина публичного бездействия – власти панически боятся, что Кремль может это расценить как провал в работе. Но разве Кремль не понимает, что это теракт? Сам Бастрыкин этим занимается! Думаю, сводки, которые поступают на стол президента, хотя бы событийную часть достоверно излагают. Понятно, что теперь пойдут проверки, чистки, которые увяжутся в одно целое с уже идущей чисткой в УФСБ по Тюменской области. Наверное, в результате серьезных проверок будут задаваться вопросы: на что были затрачены ресурсы? Походы с ОМОНом на хлебозавод мы видели — все поняли, сюда ресурсы тратились. Отработка многочисленных заявлений от администрации Сургута на возбуждение уголовных дел против чиновников из прежнего состава горадминистрации — это мы тоже видели. А почему тогда по центру города бегают и рубят по семь человек за десять минут? Когда будут искать крайних, их при желании найдут много, потому что Сургут, получается, нельзя считать безопасным городом. Потому что это не бытовая поножовщина в полночь у ресторана. Это центр города, выходной день.

Прогнозы и пожелания

— Невозможно угадать, кто окажется виноватым, — считает Тарас Самборский. — Чей аппаратный вес окажется выше? То, что Бастрыкин занимается делом, — ничего хорошего местным не сулит. Они уже сейчас только этим и заняты — непрерывно пишут отчеты, рапорты, объяснения. Будет проверка по всем ведомствам, и теперь работа наших структур точно парализована. Что-то «прилетит» по линии города, возможно, будут вопросы к правительству Югры. Отставок вряд ли стоит ждать, ведь мы уже сейчас видим, как дело спускается на тормозах в части квалификации преступления. И на федеральном уровне тему приглушают, и о теракте даже гипотетически никто не говорит. «Вести России» посвятили Сургуту в итоговом выпуске 16 секунд.

Ситуация похожа на вулкан: наверху дымок вьется, вдруг где-то вырывается кусок лавы, но где это случится, предугадать невозможно. В системе тоже идут клокочущие процессы, которые непонятно, где отзовутся. Это общая ситуация: стремление уйти от обсуждения правды, максимально смикшировать. Если совсем нельзя врать – тогда подать в виде полуправды или увести в сторону. Так делали с информацией о «банде GTA» в Подмосковье, с «партизанами» во Владивостоке. В соцсетях гудят реальные сотни тысяч человек. Читаешь обсуждения: эти люди не верят власти. И в этой ситуации надо что-то поменять в информационной политике.

Система власти в России так устроена, что всегда более сильный свалит на более слабого. По моей информации,  оперативника, который с ОМОНом приходил на хлебозавод, уже уволили – а ведь не оперативники принимают подобные решения.

Сейчас идут проверки по линии СК, параллельно администрация президента тоже будет контролировать, и будут задавать вопросы по всей цепочке. Думаю, могут быть определенные проблемы у руководства ХМАО в связи с тем, что в последний год происходит в Сургуте. Чем занимается городская власть? Преследует сотрудников администрации из прежней команды. Написаны заявления на проверку всех заместителей главы администрации Сургута, на всех директоров департаментов и их заместителей за последние пять лет. Это безумие! Наведение порядка, борьба с коррупцией – хорошо, хотя она ведется странно, мы видим несколько серьезных оснований для борьбы с коррупцией в недрах нынешней администрации, но она почему-то не ведется. Но может, тратили ресурсы не на то, что нужно? Если кому-то придет в голову искать, что сбоило конкретно в этой ситуации, где был потерян контроль, – может «прилететь». А если будет недосуг, и заниматься будут другими вопросами – может, и пронесет.

— На порталах онлайн-петиций появляются смешные предложения – «закрыть» въезд в Сургут, — добавляет Дмитрий Щеглов. — Даже политические силы к этому присоединяются. ЛДПР сейчас заявляет, что давно предлагала сделать в Сургуте особый формат въезда и пребывания. Но не думаю, что это подходящий инструментарий для решения проблемы.

Есть справедливое мнение, что появился такой формат терроризма – «примазался». Когда  сочувствующий некой организации самостоятельно производит теракт, а та говорит: «отлично» и подхватывает этот случай. Живет тихо человек, а потом раз – и совершает подобное. Ему не нужно собирать бомбы, учиться водить самолет, чтобы врезаться в башню. Террористы отошли от сложных схем, и как их здесь вычислять? От подобных трагедий не защищен никто, ни в одной стране.

— Безопасность в Сургуте – вопрос федеральной повестки, — считает Тарас Самборский. – Нельзя сказать, что ответственен за нее кто-то один. Это комплекс мероприятий, и его нельзя упускать из виду. А терроризм – он, к сожалению, непобедим. На примере Израиля – ведущей страны в плане антитеррористической профилактики – видим, как они относятся к этому вопросу. Израильтяне говорят: все, что можем, отслеживаем, но если теракт произошел, то уже ничего не сделать. Остается только делать выводы, формировать новые инструкции, чтобы быть более подготовленным к следующей встрече с террористами. Инструментарий противодействия терроризму есть и у российских властей, надо применять его и не тревожить население молчанием.

Сургут невозможно закрыть, это большая агломерация. Но можно посмотреть, кто работает в ЧОПах, как туда попадают эти люди. Мне тоже странно, почему в чопах могут работать такие люди – имею в виду не национальность, а уровень агрессии, который явно демонстрировался. Может, силовикам контролировать этот процесс?

Спецслужбы должны выходить в народ, учить, как себя вести в случае террористической атаки, в том числе и на примере данного случая. Та самая суббота — полный город свадебных кортежей. Город вымер, а загс не был предупрежден о существующей угрозе, и десятки, которые запланировали в этот день жениться – что им делать? Они выходили, дежурили своими силами, смотрели по сторонам…

Открытость властей в таких ситуациях – особенно в таких! – необходима. Не надо ограничиваться пустыми и ничего не значащими фразами. Наоборот, люди ждут четких, конкретных слов, которые их ориентируют и позволяют корректировать свое поведение. Надо пожелать силовикам быстрее разобраться в этой истории и нам, обществу, рассказать, что было и что ждать в будущем. Место власти – перестать кошмарить местный бизнес, чем она занимается усиленно, а больше заниматься безопасностью, за которую нам дают какие-то награды. И чтобы такого больше не повторилось.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: