В Миассе возбудили уголовное дело из-за смерти мужчины после приезда скорой | Уральский меридиан
Скорая помощь

В Миассе Челябинской области различными ведомствами проводится проверка по факту смерти 52-летнего мужчины. К нему приехала бригада скорой медицинской помощи без реаниматолога и спасти его не удалось.

По мнению членов семьи умершего 52-летнего жителя Миасса, в смерти виноваты врачи скорой помощи, приехавшие на вызов, и не осуществившие должным образом своих врачебных обязанностей. В минздраве вины работников не увидели, по словам вдовы следственные органы проводят проверку в рамках уголовного дела по части 2 статьи 109 Уголовного кодекса России (причинение смерти по неосторожности лицом, исполняющим должностные обязанности). В прокуратуре обращение гражданки зарегистрировали и передали для разбирательства в перечисленные инстанции.

В распоряжении редакции ИА «Уральский меридиан» появились письма женщины в региональное министерство здравоохранения, следственные и надзорные органы и ответы на её обращения из государственных структур.

Обстоятельства смерти Биктимирова Евгения 1969 года рождения описаны в обращении Биктимировой Елены. 2 июля 2021 года в 9:29 женщина позвонила по «03» и вызвала медиков для своего супруга, котором стало плохо. Врачи приехали через 30 минут после вызова.

«Измерили давление, которое оказалось повышенным. Фельдшер начала опрос: что, где и как болит. С каждой минутой мужу становилось все хуже. Он стал метаться по дивану, на котором лежал, ему стало трудно дышать», — вспоминает женщина.

Фельдшер скорой сняла кардиограмму, несколько минут изучала данные, и пришла к выводу, что изменения на ней не говорят об инфарктном состоянии. Позже патологоанатом установит причины смерти – острый сердечный приступ.

«Мужу становилось все хуже. У него появился холодный липкий пот. Он продолжал метаться, задыхаться. С трудом встав с дивана, лёг на живот, на пол, сказав, что ему так легче», — рассказывает женщина.

Однако, не смотря на его состояние, фельдшер потребовала вернуться на диван, чтобы она могла впрыснуть ему нитроглицерин.

«Сам подняться не смог, я дотащила его на себе до дивана. После впрыскивания лекарства у него неожиданно начались судороги, он потерял сознание», — продолжила Елена. Мужчину в обморочном состоянии снова перетащили на пол, чтобы ввести ему адреналин. Лужа из лекарства осталась на полу.

В этот момент Елена потребовала медиков скорой помощи вызвать реанимационную бригаду. Пока фельдшер звонила коллегам, наша собеседница начала делать супругу искусственное дыхание.

«Но фельдшер крикнула мне: «Уйдите от него, вы сломаете ему грудную клетку!». Вторая фельдшер тоже крикнула мне: «Идите к водителю, пусть он вызовет реанимационную бригаду!», — пояснила Елена, и продолжила рассказ об этой трагичной истории – Я побежала к водителю, который по моей просьбе смог дозвониться и сообщил о необходимости прислать реанимобиль. Ответ был убийственным: «Реанимации не будет, реаниматолог в отпуске!».

К этому времени наступила смерть Биктимирова Евгения. В протоколе врачи зафиксировали — 10:45 2 июля 2021 года.

Через 5 дней, 7 июля, семья простилась с мужем, отцом и дедом. А через 3 недели ему бы исполнилось всего 52 года.

Ответ чиновников из министерства кажется формальным и поверхностным: большая часть двухстраничного текста – выдержки из Порядка оказания скорой медицинской помощи, утвержденному приказом Минздрава РФ № 388 н от 20.06.2013 года.

В письме сообщили, что врач-реаниматолог из СМП уволился. Вместо него формально работают двое внештатников, в каком режиме они выезжают можно представить. На бумаге — два врача, на деле ехать было некому.

О плохо проведённом анализе ситуации или желании её заретушировать говорит такое объяснение появившейся упомянутой на полу лужицы. Чиновники (письмо подписано заместителем министра Т. П. Колчинской) сообщили Елене, что жидкость – остаток смазывающего вещества для присоединения электродов аппаратуры (подразумевается, видимо, процесс снятия электрокардиограммы). Однако, следуя описываемым событиям, электрокардиограмму делали, когда мужчина ещё был на диване. Возможно, фельдшеры не помнят обстоятельств вызова, что тоже говорит о низком уровне компетенции, о невнимании к пациентам.

Подробности опроса медиков, доступ к фонограммам и другие сведения в минздраве не готовы предоставить вдове, ссылаясь на федеральный закон об охране здоровья (статья 13 № 323-ФЗ от 21.11.2011 «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»). В рамках уголовного дела материалы будут обязаны предоставить правоохранительным органам.

Следите за новостями ИА «Уральский меридиан» в нашем ТГ-канале.

Фото превью: Лидия Аникина © ИА «Уральский меридиан»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: