Скулшутинг, буллинг и другие неприятности, о которых рассказал психолог | Уральский меридиан
Стенография граффити стрит арт

Данный материал предназначен для лиц старше 18 лет, более того, он написан для взрослых. Сегодня мы не будем вспоминать трагедии, которые произошли в Перми и Казани. Поговорим с вами о тех историях, которые не получили широкую огласку, но они были.

Вооруженное нападение в школе — это весьма заразная форма насилия. Последователи всегда появляются. Среди детей есть сознательные и те, кто воспринимает происходящее как игру. Поговорим о последних.

Латунный Спиннер и Нож-бабочка антистресс

История Никиты началась с «ТикТока». В нем он видел, как блогеры наперебой играют в разрекламированные игрушки-антистресс, но вместо Pop It (поп-ита) его внимание привлекла другая, модная сейчас вещь — нож-бабочка. Тиктокеры рассказывали, что это безобидная игрушка с затупленным лезвием, отлично снимает агрессию. Но Никите хотелось просто в нее поиграть. Родители без вопросов согласились ее купить.

Вместе с «бабочкой» и счастьем от покупки взрослые принесли домой разговоры. Мама то и дело возмущалась на кухне: «Нет, ты посмотри. Как он мог принести в школу оружие? Куда смотрели его родители?». Никита наблюдал за тем, сколько внимания уделяют все одному человеку, который пришел в школу с опасным предметом. Он даже не осознавал, что это подтолкнет его на последующий поступок. Все, что хотел наш четвероклассник, – это похвастаться новой игрушкой. Но не вышло.

В октябре он взял «бабочку» с собой в школу. Поначалу он боялся достать нож из рюкзака, но одноклассник Михаил всегда задирал Никиту. Дело в том, что Никита был не из богатой семьи и частенько донашивал вещи брата, из-за этого его часто обзывали. В этот день Миша заметил, что штаны Никиты давно вытянулись в коленях, и сказал: «Эй, бомжара». Никита решил, что сегодня не тот день, когда он смолчит. Он достал нож, тот, что антистресс, и ткнул им в Мишу. Миша сначала испугался, но потом понял, что лезвие тупое, и начал громко смеяться. Никита заплакал, он накинулся на одноклассника. Ребята начали драться, подоспела учительница, мальчишек разняли.
Этот случай разобрали на педсовете, вызвали родителей в школу, потом долго обсуждали в родительских чатах. В диалогах взрослые пытались найти другого взрослого, который был бы виноват. Время шло, все замяли, про это забыли. Забыли взрослые, но вот забыл ли Никита?

Почему я все время хорни

Наверняка подавляющее большинство даже не знает, что значит слово «хорни». Не вдаваясь в подробности — это подростковый сленг, им дети пытаются обозначить сильное возбуждение, чаще сексуальное.

— Почему я все время хорни*? — писала 13-летняя Наташа в соцсети почти каждый день.

Наташа совсем не скромница. Наоборот — выбирает очень провокационный стиль одежды. Специально покупает короткие юбки и прозрачные рубашки. Родители в разводе. Оба занимают высокий пост и постоянно снабжают деньгами. Девочка уже давно не может побороть свое половое влечение, но понимает, что если перейдет черту, то ее будут считать пошлой и она станет мишенью для насмешек.

Поэтому своих единомышленников она давно нашла в интернете, где делится своими ощущениями. Однако это не удовлетворяет ее желание, поэтому свою возбужденность она выплескивает в скандалах с матерью. Отношения с отцом сложились специфичные — он забирает ее к себе раз месяц. В мае как раз и случился такой день. Папа забрал Наташу из школы и привез домой. Она заметила, что в квартире появился сейф с кодом. Девочка спросила: «Что там?» Отец рассказал, что купил себе пистолет. И в этот момент Наташа поняла, что по телу у нее пробежала дрожь, такого чувства возбуждения она никогда не испытывала. Все тело горело. Когда отец ушел на работу, она подошла к сейфу и открыла его.
Код было несложно узнать, ведь взрослый отец оставил его на бумажке, которую прикрепил к холодильнику. Наташа достала пистолет и дальше начала представлять, что будет, если она принесет его в школу. Как тогда отреагируют люди. Ей показалось, что это будет очень весело и ярко. Девочка вначале хотела вернуть пистолет на место, но в итоге решила взять его с собой в школу. В планах было только показать подружкам.

На входе в школу ее встретил завуч и опять начал при всех отчитывать за внешний вид. На этот раз взрослый не сдержался и добавил: «Где твои родители? Ни разу не были в школе, понятно, почему у них такая дочь». Тогда Наташа открыла рюкзак и достала пистолет, направив его на педагога. Все испугались, девочка никогда не видела столь пристального внимания к себе. В этот момент подоспел охранник, который выхватил пистолет.

Дальше все развивалось стандартно: родителей вызвали в школу, провели внутреннюю проверку, взрослые побеседовали с Наташей несколько раз в стиле: «Так делать нельзя». Историю скрыли от общественности, а Наташа погрузилась в общение с друзьями в интернете. С этого дня она больше не носила яркие одежды, а выбирала только спортивные костюмы. Взрослые со временем об этом забыли. Но смогла ли забыть Наташа?

Заметьте, что ни в одной из этих историй не было принято решение отправить детей к психологу. Не посчитали нужным обратиться к специалисту и взрослые. Все списали на неправильное воспитание.

Наталья Мурзина, ведущий психолог регионального центра «Семья» в Тюмени, помогла разобраться в этой теме, о которой зачастую никто не хочет говорить и даже читать.

Скулшутинг, буллинг и другие неприятности, о которых рассказал психолог
Наталья Мурзина. Фото центр “Семья”

Что вы можете сказать о ситуации с Никитой?

В истории с Никитой мы не видим планирования: подготовку и организацию, а значит она не попадает под проблематику вооруженных нападений в школе. Потому что в случаях с ними всегда есть планирование, организация и нападение. Хотя я не исключаю, что в теории планы у него могли быть.

Однако из рассказа меня, как психолога, настораживает ряд факторов: его постоянно задирает мальчик, вопрос: непонятно делает это только ли Миша или группа одноклассников? Если это так, то в таком случае мы говорим о буллинге или травле. Тогда, безусловно, ребенку нужна помощь, сам он с этой ситуацией не справится. Надо разобраться в деталях всей ситуации: как на это реагируют педагоги? Видят они травлю или нет? Остается ли Никита всегда виноватым, потому что проявляет агрессию в ответ на оскорбления?

Однозначно ему нужна помощь в налаживании отношений со сверстниками, преодолении травмирующего влияния от пережитого буллинга. Есть опасения, что травля, агрессивное преследование в отношении Никиты длится уже давно, тогда здесь нужно выстраивать комплексную работу со всей школой — с учителями, педагогами, психологами, соцпедагогами и родителями всех учеников. Они должны сформировавшийся процесс буллинга остановить. Когда в классе есть травля, то это не проблема конкретного ребенка, а трудности всего коллектива (класса). В таком преследовании всегда есть агрессор, исполнители, те, кто наблюдает и друзья жертвы.
«Наблюдатели» и друзья обычно не вмешиваются, потому что боятся того, что сами станут «жертвами», но у них может сформироваться чувство вины из-за того, что они видят несправедливое отношение и ничего не делают. И даже если мы уберем Никиту из класса, появится другая жертва. Буллинг – это групповой процесс, который действует в коллективе, и роли в нем будут постоянно меняться, важно вообще его искоренить. Для этого нужна, повторюсь, комплексная работа психологов, педагогов и родителей.

Сам Никита с этим не справится. Знаете, как это бывает? Ребенок жалуется, что его обижают в школе, а взрослые обычно отвечают фразой: «Что ты, не можешь сдачи дать? Учись». Нет, так нельзя. Если это делает коллектив, то противостоять даже взрослому очень сложно, а ребенку тем более. Это сказывается в итоге на личностных особенностях детей, появляется заниженная самооценка, нарушается поведение, могут появляться психические проблемы и психосоматические заболевания. Могут накапливаться агрессия и обида, которые ребенку приходится сдерживать. В итоге эмоции не получают «разгрузку», и все это может привести к аффективной вспышке, когда эмоции высвобождаются.

Могла ли игрушка повлиять на него?

Не думаю, что стоит здесь винить игрушку. Мы должны понимать, что в таком конфликте он мог бы использовать линейку или другой предмет, который оказался бы у него в руках. Но, родители должны обращать внимание на то что ребенок проявляет интерес к оружию, необходимо выяснить для чего ему оно нужно.

Проговорить с ребенком, что эта игрушка — имитация ножа, и она тоже может нанести вред, травму. Всегда можно найти альтернативный способ снять стресс, какой-то другой вариант, который устроит ребенка. Обсудить с ним, что подобная «игрушка» может быть опасной прежде всего для него самого. Рассказать, что взрослые могут воспринять ее как холодное оружие, а за это предполагается ответственность по закону. Я всегда выступаю за откровенность с детьми. Но при этом надо предлагать альтернативные варианты, которые будут безопасны.

Что делать, если он настаивает ее купить?

Надо понимать, что ребенок в личностном плане — это еще не зрелый индивид. Поэтому, дети не могут в полной мере осознавать и прогнозировать все последствия поступков, контролировать свое поведение, например, у него возможны неконтролируемые вспышки гнева. Я бы предостерегла родителей покупать подобные антистрессы.

Почему родители не ведут беседы с детьми о травле? Кажется, что у Никиты нормальная семья, без проблем.

Это не совсем так, что в его семье нет никаких проблем. Сам факт того, что родители купили «бабочку», ничего не разъяснив, вызывает опасения. Из истории непонятно, знают ли родители в принципе о травле в школе, были ли какие-то у них по этому поводу доверительные беседы. Видно, что нет у них достаточной эмоциональной связи в детско-родительских отношениях.

Причины не разбирать ситуацию могут быть разные. Возможно, они сами выросли в такой семье, где не принято было говорить о своих чувствах и переживаниях, обсуждать других людей, рассказывать о своих проблемах.

Также родители могут банально бояться. Видят проблему, но не знают как ее решить, и что нужно делать. В таком случае родители могут «закрываться» и как бы не замечать проблему или перекладывать решение на ребенка. Причем сами они могут и не понимать, что у них срабатывает механизм защиты. Это всегда индивидуально.

Можно ли назвать Никиту подрастающим агрессором?

В данном случае ребенку нужна помощь — от родителей, педагогов в школе и психолога. По статистике буллинг не является основной причиной вооруженных нападений, а второстепенным фактором — да. Может способствовать, но это не основная причина. Вот если ребенок не получит поддержки от своих родителей, ему не будет оказана помощь, тогда он может сконцентрироваться на своих негативных эмоциях и искать поддержку в деструктивных субкультурах, куда можно выплеснуть свой гнев и злость, и где его поддержат, а не осудят. Тогда риски деструктивного поведения у него увеличиваются, возможно, что ребенок увлечется и примет идеологию субкультуры «пиплхейт». Это субкультура человеконенавистничества.

История Наташи. Как вы думаете, почему девочка постоянно чувствовала сильное возбуждение? На ваш взгляд, может ли случиться рецидив с пистолетом?

Скорее всего, ее чувства никак не связаны с пистолетом. То, как она описывает свои эмоции, когда берет его в руку, вероятно, это какая-то фантазия. Здесь остались вопросы на предмет того, что происходит в семье в плане полового воспитания, потому что непонятно, почему у нее возникает такое сильное возбуждение и возникает ли вообще, либо возбуждение ей придумано, потому что она состоит в какой-то группе людей, где это пропагандируется. Делится ли она своими переживаниями по этому поводу, например, с мамой?

Подростковый возраст — это период гормонального бума. В том числе происходит перестройка гормональных систем, которые отвечают и за репродуктивную функцию. И девочки, и мальчики в этом возрасте испытывают нормальное влечение, которое они способны контролировать. Конечно, есть случаи, когда по причине психических или ментальных заболеваний (нарушений) дети иногда этого делать не могут.

В таких случаях, они могут, например, начать публично мастурбировать, не понимая, что совершают что-то неприличное, потому что нарушена система связей — корковые структуры не оказывают достаточного влияния на подкорковые, которые отвечают за сексуальное влечение. Но судя по нашей истории Наташа развивается нормально, и она может себя контролировать и даже определенным образом делает это . Поэтому, чтобы понять причину ее сексуализированного поведения, с ней надо пообщаться лично.
Причинами сексуализированного поведения могут быть гормональные нарушения, сексуальные домогательства по отношению к ребенку, демонстративное поведение с целью привлечения внимания и т. д. Поэтому очень важно выяснить причины такого состояния девочки и устранить их, например, обратиться к гинекологу для коррекции гормонального фона или психологу для решения проблем поведения. Возможно обращение к сексологу. Сексуализированное поведение опасно прежде всего для самой девочки, так как может привести ее в неприятную ситуацию.

Если вернуться к пистолету. Что это за желание показать его другим, она же понимает, что это опасно?

Это вопрос к родителям. Оружие должно храниться в недоступном месте от детей. Особенно в семьях, где растут мальчики — у них чаще появляется искушение похвастаться, поиграть. Истории случайного убийства среди детей не редки. Вернемся к подростковому возрасту. Это тот период, который связан с протестом. Подростки понимают элементарные правила, но все равно их нарушают — это такая проверка реальности: «А что будет?» Я не склонна обвинять девочку в этой ситуации. Даже не имея злого умысла, она попала в нее. Конечно, это могло закончиться трагически. Помните случай в Америке, когда 6-летний школьник взял пистолет у дяди и выстрелил в одноклассницу?

Повторюсь: у ребенка может возникнуть импульсивное желание что-то сделать с оружием. Это вопрос к нам, взрослым: насколько мы общаемся с детьми, готовы с ними разговаривать и решать их проблемы, понимать их чувства и состояние, проявляя понимание, а не осуждение. В данном случае я бы, как мама, поговорила с ребенком, спросила, что ее толкнуло на это, как она себя чувствует после всего произошедшего, какие выводы извлекла из этой истории, а самое главное — как я могу ей помочь все исправить.

Поговорим о вооруженных нападениях в школе. Можно ли решить эту проблему дополнительной охраной в школе? Может, просто запретить продавать оружие?

Не думаю, что подобные меры решат проблему вооруженного нападения. Нам известны случаи, когда нападение совершали даже сотрудники школ. Я в принципе против того, чтобы оружие было в детской среде. Да, мы можем использовать металлоискатели, системы оповещения, тревожные кнопки, например.

Но пора принять, что это явление есть. Не мы его запустили. Оно шагает по России и всему миру. Давайте подходить к этому профессионально и думать, что с этим можно сделать. Во-первых, надо улучшить психолого-педагогические компетенции и услуги. Во-вторых, внедрить программы воспитания толерантности, антибуллинговые программы, где будут обучаться педагоги. Они узнают, что делать в случае вооруженного нападения и как их предотвращать, а не закрывать на это глаза. В центре «Семья» проходят обучающие семинары, мы готовы рассказывать, отвечать на вопросы: что такое буллинг и что с этим делать? Но к нам в основном обращаются социальные педагоги и психологи, а учителя — нет или редко.

Наши педагоги боятся говорить об этом с учениками, опасаются сделать «рекламу». Но пока они боятся, дети приходят к нам и говорят об этом, особенно была волна таких обращений после определенных событий.

Наши американские коллеги зафиксировали за последние 10 лет 280 случаев нападений в школах, 1/3 они предотвратили на этапе планирования. Риск подражательного повтора после громких вооруженных нападений возрастает на 22 процента.

Поэтому говорить об этом надо, но есть ряд нюансов. Мы как раз и обучаем, как можно вести беседу с детьми, не рекламируя и утоляя естественное любопытство детей.

Есть мнение, что в СССР скулшутинга не было. Это правда тренд нашего времени?

Известны вооруженные нападения в 50-х годах на училища и школы. Это явление было всегда и во всех странах мира.

В этом вопросе опять придется обратиться к опыту американских коллег. В США есть специальная служба — министерство внутренней безопасности. Там работают специалисты из правоохранительных органов, врачи-психиатры, педагоги, и они коллегиально экспертируют каждый случай отдельно, исследуют и приходят к единому мнению одновременно о причинах того или иного преступления. После этого какой-то один эксперт выступает перед СМИ и оглашает ситуацию.

В России такие случаи комментируют все кому не лень, независимо от профессиональных навыков. На примере Казани это было видно. Получилось, что многие стали романтизировать его преступление, что он такой герой, решил расправиться со своими обидчиками. Это не так, Ильназ пошел в школу, где уже не было его обидчиков — они все давно выпустились, травли в его сторону, как показал опрос одноклассников, тоже не происходило. Потом представители правоохранительных органов стали говорить, что в этом виноваты компьютерные игры. При чем они здесь? У кого-то компьютерные игры вызывают агрессию, а для некоторых они, наоборот, эмоциональная разгрузка. В них играет почти каждый второй, но не все из них берут оружие.

Не для каждого дорама «Игра в кальмара» является причиной, чтобы осуществить подобное вооруженное нападение. В таких случаях нужно всем специалистам собираться, принимать единое коллегиальное решение по той или иной истории и транслировать его в СМИ. Я не понимаю, как врач-психотерапевт по видео из тик-тока ставит диагноз, что у человека шизофрения. Ильназ в тот момент, когда он выкрикивал определенные фразы в тюрьме, находился в состоянии адреналинового возбуждения. Это не означает, что он не дееспособный, напротив, на суде он все рассказывал спокойно, прекрасно осознавая последствия своего поступка как для окружающих, так и для самого себя.

Подытожив, Наталья Мурзина объяснила, что дети после таких историй нуждаются в помощи психолога и педагогов, а также в поддержке родителей. Надо сказать, что привлекать внимание — это нормальное желание, и оно не говорит о том, что ребенок плохой. Но подростку надо задать вопрос: «Давай подумаем, а какие у тебя есть возможности, чтобы привлекать взгляды сверстников, а не полиции?» Надо помочь найти альтернативу того, как ребенок может быть в центре внимания, но безопасно.

!Дорогие читатели, истории основаны на реальных событиях, но не являются подлинным описанием ситуации, поскольку изложены только на основе рассказов людей в социальных сетях и мессенджерах. Все совпадения с реальными героями — случайны.

Следите за новостями ИА «Уральский меридиан» на нашем ТГ-канале.

Фото превью: Лидия Аникина © ИА «Уральский меридиан»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Прокрутить наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: