Биржа труда в советском Кургане | Уральский меридиан

Биржа труда в советском Кургане

В советское время не было такого понятия, как «безработица». Любой человек имел право на труд и отдых. Правда, хорошие места очень часто можно было заполучить только по «блату», но каждый человек имел определенную работу, за которую получал гарантированную заработную плату. Так называемые «тунеядцы» выявлялись и подвергались административным наказаниям.

1 августа 1917 года в Кургане начала работу Биржа труда во главе с инженером А.Б. Грейманом. Комитет биржи состоял из 5 представителей от профессиональных союзов и 5 от городской Думы. В управление биржи входили: председатель, секретарь и регистратор.

Советские биржи труда возникли по всей стране в период вступления в силу декрета «О биржах труда», принятого в 1918 году. Наследие капитализма в виде безработицы советское правительство решило ликвидировать в кратчайшие сроки.

В июне 1919 года на Курганской бирже труда состояли: 93 безработных мужчин и 31 женщина.

В 1922 году в Кургане был образован Фонд безработных, средства которого были весьма незначительны. Всего между безработными были распределены 27 пудов хлеба.

На 1 декабря 1922 года на Бирже труда в Кургане состояло 455 человек безработных, за декабрь месяц прибыло еще 512 человек. На работы было отправлено 290 человек, снято с учета за выездом и неявку на отметку 52 человека. Таким образом, на 1-е января 1923 года на бирже состояло 625 человек.

В 1922 году в Кургане открылось Бюро принудительных работ. Заведующий Бюро товарищ Розов сообщал через газету: «Довожу до всеобщего сведения, что в городе Кургане при домзаке организовано Бюро принудительных работ. Потому все учреждения и предприятия города, как частные, так и государственные могут обращаться за рабочими силами в Бюро принудительных работ по ставкам Уездного комитета труда. Обращаться в канцелярию Бюро, помещающуюся при Мало-Чаусовском Волисполкоме».

За четыре месяца 1923 года через Курганскую биржу труда прошло 2561 человек безработных. Из них в течение этого срока было отправлено на работу 1254 человека, снято с учета по разным причинам 527 человек. На 1 октября 1923 года числилось безработными 740 человек: мужчин – 352, женщин – 388. За этот период на поденных,   временных работах  побывало 1290 человек.

В эти же годы в городе проводились общественные работы, куда так же были направлены безработные: планировка улиц, осушка озер, постройка ипподрома и прочее, на которых было занято 40 человек, затративших 3840 человекодней. На проведение этих мероприятий было отпущено 1530 государственных рублей, а также  часть денежных сумм из местных средств. Выдано пособий по безработице 341 человеку, в сумме 146.918 рублей, из них: по 1-й группе (высококвалифицированные рабочие) – 52 человека из расчета 50% госплановского набора и по 2-й группе (среднеквалифицированные рабочие и чернорабочие) – 287 человек – 35% набора госплана.

С началом осени, в связи с окончанием полевых работ в деревнях, приток безработных в городе заметно усиливался.

Необходимо отметить, что в числе безработных были лица, которые стремились иметь карточку безработного в целях получения тех или иных льгот, что со стороны биржи труда вызвало необходимость строгого разграничения по группам: на лиц, действительно ищущих труда, как основного средства для существования, и тех, кто в работе особенно не нуждался.

Начальникам предприятий строго запрещалось самовольно принимать работников на службу, вот какие случаи были описаны в газете «Красный Курган» за 1923 год: «Неоднократно уже сообщалось, что нарушающие постановления ВЦИК о самовольном приеме рабочих и служащих на работу подлежат суровому наказанию, но все-таки они, нарушители, не унимаются. Например, обнаружен был инспектором у гражданина Домбровича самовольно принятый рабочий, на что был составлен акт и судебным приказом виновный оштрафован на сумму 6 миллиардов рублей. Но гражданин Домбрович с этим не согласился, нанял защиту и стал обжаловать это решение. 17 января сего года состоялось заседание Народного суда 2-го участка, который отнесся к делу нарушителей Советской власти более серьезно и приговорил гражданина Домбровича за подобные действия к штрафу в 500 золотых рублей, или на 10 миллиардов существующих денежных знаков. Гражданина Пантелеева – Управляющего Курганским отделением Госбанка, за принятие на работу знакомого, суд оштрафовал на один миллиард рублей. За нарушение Кодекса законов о труде одернут некто Звагельский, таким же образом на сумму полтора миллиарда рублей. Поделом. Таких рябчиков, так и нужно щипать, чтобы они знали, что живут в РСФСР».

Комиссариат труда предложил жителей, регистрирующихся на Бирже труда разделить на две категории. К первой категории отнести безработных, имеющих право на пособия и льготы. Они   посылались на работы в первую очередь. Ко второй категории относились безработные, не пользующиеся правом пособий и льгот.

В 1924 году новый наплыв безработных, в основном за счет приезжих из других местностей. В постановлении Горсовета по этому поводу указывалось: «В настоящий момент наблюдается громадный рост безработицы, наплыв безработных больше всего пришлого элемента. Главная тяжесть борьбы с ней падает на Биржу труда, которая регистрирует безработных и посылает таковых на работу. Чтобы соблюсти правильный учет и посылку на работу, нужно сказать раз и навсегда всем госучреждениям и предприятиям, а также и частным предпринимателям, что персональные требования удовлетворяться не будут, а только посылка по очереди и по специальности, а иначе это кумовство захлестнет Биржу безработными».

Иногда люди, имевшие высшее образование соглашались идти на любую работу, чтобы прокормить себя и свою семью. Напомню, что начало 1920-х годов – голодное время для нашего края.

Газета «Красный Курган» писала по этому поводу: «Прежде всего нужно произвести окончательную чистку Биржи труда. Комитет Биржи создал комиссию при Союзе Совработников и сделал проверку всем писучим и счетным работникам, а то наблюдается такая история: спрос на работу есть, безработных много, а послать некого. Чем это объясняется? А вот этим, что «не хочу работать физически, а только хочу быть в канцелярии». Когда пропустим через экспертную комиссию, то мы узнаем каждого в области способности, и тогда мы будем иметь в виду другие планы. Можно послать на какую – нибудь чернорабочую работу, а если откажется, то, брат, извини, с учета безработных снимаем – вот это первый способ борьбы. Второй способ – Отделом труда принять меры к организации артели из числа безработных. На днях открываем столовую для безработных, но не для всех, а только для тех, которые будут работать в артели. И вот таким образом только можно изжить безработицу. В виду громадной безработицы, трудно всех использовать. Отдел труда совместно с профсоюзами намечает следующий метод: необходимо проверить все учреждения и предприятия, весь состав служащих и рабочих, а главное, обратить внимание на лиц, которые служат по два или же по три человека из одного семейства, да получающих оклады жалования по коллективному договору. На этот счет есть постановление Президиума Упрофбюро, чтобы облегчить безработицу и не заставить голодать людей, то непременно тех лиц будем со службы снимать, а – то через чур некоторые живут жирно – у которых из одного дома служит по два или по три человека, да и вся – то семья не больше 4-х человек, а некоторые, по своему несчастью, имеют семью 5-6 человек, и ни один не может поступить на службу, это по случаю безработицы, необходимо нам и профорганизации проделать».

Не смотря на все предпринятые действия, количество безработных только увеличивалось. В 1924 году на Бирже труда состояло 998 безработных, а в 1926 году1450, из них – 657 мужчин, 710 женщин и 83 подростка. Это при населении 27000 человек. В 1927 году Горсоветом был поднят вопрос об устройстве в городе Дома ночлега для безработных. В 1929 году открылась школа строителей по подготовке каменщиков, печников, штукатуров, плотников, на ее содержание было отпущено 11.500 рублей.  В школе могли проходить обучение 200 человек. На занятия принимались безработные, состоявшие на учете биржи труда в возрасте от 18 до 25 лет.

В феврале 1930 года Курганская биржа труда отправила на работу 1202 человека, из них 50% составляли женщины и подростки. В этом же году биржи труда в СССР официально были закрыты, считалось, что с безработицей в нашей стране  покончено. Но реально существовавшая безработица осталась, она просто ушла в «подполье».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ЧИТАТЕЛЯМ:

Читайте самое интересное в нашем ТГ-канале

Присоединяйтесь к нам в других соцсетях

Стали очевидцем события или есть красивые фото и видео...

Присылайте нам в редакцию, где вам удобно!

Написать в редакцию admin@ural-meridian.ru: Сообщить новость

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Прокрутить вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: