Дороги памяти, или екатеринбургский каток истории | Уральский меридиан
Min Ardashev

[vc_row][vc_column][vc_column_text]

В публикации Ульяновы в Екатеринбурге: исторические параллели… С статье «Город-на-крови. К столетию кровавых событий в Екатеринбурге» я начал повествование о судьбе родственников Владимира Ильича Ульянова, которые в начале ХХ века были заметными общественными фигурами в Екатеринбурге, Ирбите, Верхотурье… Так случилось, что исторические параллели, замкнулись именно здесь, среди Уральских гор…

Конечно, мой рассказ о судьбе двоюродных братьев Ульянова-Ленина — Ардашевых. Если судьба Александра Ардашева, екатеринбургского нотариуса, о котором я уже рассказывал, сложилась более-менее удачно, в том числе благодаря родству с вождем мирового пролетариата, то вот у его родного брата, Виктора, она трагична и знакова…

Матушка Ульяновых, Мария Александровна, урожденная Бланк, была родной сестрой Любовь Александровны, в замужестве — Ардашева. Сестры поддерживали не только семейные связи, но и их дети ежегодно вместе отдыхали в родовом имении Бланк, у дедушки и бабушки, в Кокушкино. Именно там Владимир у старшего из братьев Ардашевых, Александра, перенял любовь к игре в шахматы, именно там, летние игры и забавы часто переходили у детей в споры и обиды, которые быстро забывались… Интересно, что именно муж Любовь Александровны, Александр Федорович Ардашев, в период, когда практически все отвернулись от Ульяновых, из-за участия Александра и Анны в подготовке убийства Александра III, принял деятельное участие в судьбе семьи родственников. Его ходатайство и поручительство решило судьбу сестры Владимира Ульянова, Анны, которая вместо срока и ссылки была отправлена на два года в родовое имение в Кокушкино… Как мы сейчас бы сказали, «нерукопожатное семейство» не стало изгоем среди родственников, они не отвернулись от Марии Александровны Ульяновой и ее детей, а продолжали их поддерживать…

Интересно, что практически одногодка Владимира Ульянова, Виктор Ардашев, даже приезжал к нему в эмиграцию, не только за игрой в полюбившиеся всем шахматы, а для оказания материальной помощи и общения…

Согласно данным Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, в середине ХХ века, родственников Ульянова-Ленина было около 60-ти, далеко не все из них могли похвастаться, что Советская власть с ними обошлась бережно и заботливо… Если Александр Ардашев обеспечил себе более-менее достойное существование, то многие испытывали нищету и ничем не отличались от простых советских людей… Наверное, исключение составила судьба Виктора, который был расстрелян в Екатеринбурге 15 января 1918 года…

Роковое стечение обстоятельств или знаковое убийство двоюродного брата Ленина и сейчас хранит в себе много тайн и недоговоренностей…

Виктор Ардашев был хорошо известен екатеринбургскому обществу, так как здесь проживали его родные братья Александр, Дмитрий и Георгий и многочисленные племянники. Виктор Александрович в самом конце XIX века также жил в Екатеринбурге и даже временно замещал своего старшего брата Александра в должности нотариуса. И позднее, перебравшись в Верхотурье, Виктор Александрович владел в Екатеринбурге солидным деревянным двухэтажным домом по улице Водочной, 54 (ныне ул. Мамина-Сибиряка).

Судьба Виктора Александровича Ардашева стала предметом исследований только в начале XXI века. В 2003 г. в литературно-краеведческих записках «Уральская старина» очерк о нём опубликовал московский журналист А.П.Мурзин. К последним дням жизни В.А. Ардашева не раз обращался уральский историк, профессор И.Ф. Плотников (наиболее подробно — в монографии «Двоюродные братья В.И. Ленина (Ульянова) Ардашевы и их родословная», вышедшей в серии «Очерки истории Урала» в 2005 г.). Однако все обстоятельства его трагической гибели до сих пор не были тщательно исследованы.

Председатель Верхотурской городской думы Виктор Александрович Ардашев был очень известным у себя в городе и в уезде человеком. До того как стать нотариусом, он работал мировым судьёй. Трудно назвать общественную организацию Верхотурья, в деятельности которой он бы не принимал участия. Он был председателем правления Общества взаимного кредита и председателем правления Общества потребителей, работал в Обществе попечения о народном образовании, в Общественном собрании, в Комитете помощи семьям мобилизованных и в Комитете беженцев, являлся заведующим приютом детей-беженцев и гласным уездного земства. Когда в ноябре 1917 г. пронёсся (как потом оказалось, ложный) слух о взятии А.Ф. Керенским Петрограда и разгоне большевистского Совнаркома, председатель городской думы В.А. Ардашев послал от имени думы приветственную телеграмму А.Ф. Керенскому. Телеграмма была распечатана и расклеена по Верхотурью. Естественно, что с тех пор в глазах большевиков он был опасным контрреволюционером.

[/vc_column_text][vc_empty_space][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][vc_tta_pageable][vc_tta_section title=»Секция 1″ tab_id=»1505809859188-bd46bd21-c650″][vc_column_text]

25 декабря 1917 г. он был подвергнут аресту за неуплату по постановлению Совдепа штрафа в 1000 рублей и отсидел один день в тюрьме. 6 января 1918 г. в Петрограде большевики разогнали Учредительное собрание. Причина разгона была весьма проста: среди депутатов собрания большая часть оказалась отнюдь не большевиками. Власть могла ускользнуть из рук В.И.Ленина и его коллег, а они совсем не хотели с ней расставаться. Организованные петроградскими рабочими демонстрации в поддержку Учредительного собрания были расстреляны большевистскими властями. Эти события вызвали возмущение по всей России: во многих городах общественность пыталась протестовать, выступая в защиту Учредительного собрания.

После появления сообщений об образовании в Москве — Центрального, а в Перми — губернского стачечных комитетов в защиту Учредительного собрания в уездном городе Верхотурье служащие всех казённых и общественных учреждений на открытых собраниях обсуждали вопрос об организации местного стачечного комитета. Вскоре он был создан. 9 января по Верхотурью были расклеены листовки, призывающие к проведению стачки. Они были подписаны председателем стачечного комитета, лидером местной организации Партии народных социалистов В.Я. Бахтеевым и товарищем председателя, конституционным демократом В.А. Ардашевым.

В ответ на это исполком Верхотурского уездного Совета рабочих и солдатских депутатов счёл «необходимым в корне пресечь их преступную против народа деятельность». Во исполнение этого решения председатель Верхотурского совета Б.В. Дидковский 14 января приказал граждан В.Я. Бахтеева и В.А. Ардашева немедленно арестовать и отправить под охраной в екатеринбургскую тюрьму «впредь до ликвидации здесь всех возможностей предполагаемой забастовки против власти Советов». В этот же день арестованные были отправлены в Екатеринбург, в распоряжение областного комиссара юстиции И.И. Голощекина, с просьбой содержать их в тюрьме. На следующий день, 15 января, В.Я. Бахтеев заболел, и арестантов разделили. Со станции Екатеринбург-I В.А. Ардашев сначала был доставлен на Покровский проспект (ныне улица Малышева), в особняк Поклевского-Козелл, где в то время размещались исполком Уральского областного Совета и штаб Красной гвардии, и оказался в руках начальника штаба и начальника отдела по борьбе с контрреволюцией при исполкоме матроса П.Д. Хохрякова. После некоторых формальностей П.Д. Хохряков направил арестованного в следственную комиссию, указав, что «препровождается известный реакционер-саботажник Ардашев». Арестанта вывели из особняка Поклевского-Козелл, провели через Каменный мост, налево по Механической улице (ныне ул. Горького) и доставили на Главный проспект (сейчас проспект Ленина), в особняк Севастьянова, где размещалась следственная комиссия. Рассмотрев сопроводительные бумаги, председатель комиссии Я.М. Юровский отправил обвиняемого в контрреволюции В.А. Ардашева в городскую тюрьму, где он и должен был содержаться под стражей впредь до особого распоряжения комиссии.

[/vc_column_text][/vc_tta_section][vc_tta_section title=»Секция 2″ tab_id=»1505810566422-8f0ae1ba-6dec»][vc_single_image image=»34889″ img_size=»full» title=»Фото из фонда ЦДООСО. Виктор Александрович Ардашев с детьми»][/vc_tta_section][vc_tta_section title=»Секция 3″ tab_id=»1505809859242-294efc94-7062″][vc_column_text]

В хождениях по советским учреждениям незаметно прошёл весь день, и уже вечером 15 января, в наступившей темноте, конвоиры И.С. Плаксин и М.С. Лобов повели порученного им арестанта в тюрьму. Не спеша двигаясь по правой стороне Главного проспекта, они прошли через плотину, Кафедральную площадь, миновали Волжско-Камский банк (ныне комплекс зданий МВД), дома Макаровых и Перетц. В.А.Ардашев шёл в тюрьму одетым в шубу, куртку, жилет и брюки из толстой шерстяной материи, на ногах были штиблеты с глубокими галошами. На голове у него была шапка-сибирка из оленьего меха, а в руках — подушка в наволочке, куда он сунул пару толстых непереплетённых книг «Вестника Европы». По всему было видно, что, зная тюремные порядки, он настраивался на долгую отсидку. Подойдя к Московской заставе, повернули налево, к тюрьме, прошли находящийся слева по ходу движения цирк (ныне не сохранился).

Один из конвоиров, верх-исетский красногвардеец Иван Сергеевич Плаксин позднее говорил в своей объяснительной, что часов в 8 вечера, проходя цирк, М.С. Лобов начал заворачивать папиросу, и в это время арестованный бросился бежать. И.С. Плаксин бежал за арестованным и пытался остановить его — сперва окриком, а когда В.А. Ардашев ушёл от него сажен на десять (то есть двадцать метров), двукратным выстрелом в воздух. Арестованный побежал ещё быстрее. Конвоир И.С.Плаксин закричал: «Стой, буду стрелять в тебя», — арестант не остановился. Конвоир, по его словам, выстрелил в него раз — В.А.Ардашев бросился в сторону, затем ещё раз — и арестант упал. Подбежавший конвоир застал его лежащим на спине. Всё было кончено.

Многое в этой объяснительной, составленной почти сто лет назад, вызывает сомнения. Как мог пятидесятилетний, не очень хорошо видящий человек, тепло одетый по-зимнему, опередить вдвое более молодого конвоира? Куда он мог убежать? Домой в Верхотурье? Или к своим братьям? Его нашли бы через час, и это только усугубило бы его положение «реакционера-саботажника». Почему он не бросил подушку с толстыми книгами, когда побежал, а она будто бы вылетела у него из рук после первого в него выстрела?

Второй конвоир М.С. Лобов в своей объяснительной мало что смог добавить, так как, по его словам, когда он также бросился бежать за арестованным, у него возникла сильная одышка, и он сразу же отстал и только слышал крики «Стой!» и выстрелы. Он шёл шагом и минут через восемь-десять увидел идущего к нему И.С.Плаксина, который сказал, что застрелил арестанта, и, не возвращаясь к убитому, они пошли в исполком и штаб, к П.Д. Хохрякову, докладывать о случившемся.

[/vc_column_text][/vc_tta_section][vc_tta_section title=»Секция 4″ tab_id=»1505812316672-1a45e1c7-f773″][vc_single_image image=»34890″ img_size=»full» title=»Схема места убийства, восстановленная по материалам следствия»][/vc_tta_section][vc_tta_section title=»Секция 5″ tab_id=»1505810323752-8074f8ac-782f»][vc_column_text]

В сохранившихся следственных документах указывается, что в полдвенадцатого ночи к месту, где лежало тело, подошла группа во главе с председателем следственной комиссии Я.М.Юровским и тюремным врачом И.Г.Упоровым. Начался судебно-медицинский осмотр. Тело В.А.Ардашева находилось на снегу в нескольких саженях от дороги между велодромом и Верх-Исетской заводской больницей. Он лежал на спине с разведёнными руками и вытянутыми ногами, головой на север. В протоколе были зафиксированы две раны на теле: одна, поверхностная, — на груди, вторая, смертельная, — в голову, с входным отверстием с левой стороны лба и выходным – посреди правой теменной кости. Саженях в десяти от тела нашли запачканную кровью подушку, причем наволочка и одна из книг «Вестника Европы» оказались простреленными. От подушки к месту нахождения тела шли следы ног убитого. Врач констатировал, что смерть последовала «от обширного повреждения головного мозга».

Судебно-медицинский протокол, составленный врачом И.Г. Упоровым, явно противоречит объяснительным конвоиров и вызывает новые вопросы. И главный вопрос: как у убегающего человека оказалось входное пулевое отверстие во лбу? Видимо, этот протокол, написанный независимым человеком, является единственной подлинной бумагой в материалах следствия и позволяет восстановить реальную картину гибели В.А.Ардашева. Очевидно, что конвоир намеренно убил арестанта. Он выстрелил в него дважды. Первый раз – в грудь, но В.А.Ардашев заслонился от выстрела подушкой с книгами, поэтому первая рана оказалась поверхностной, а от неё на наволочку попала кровь. Этот выстрел действительно выбил подушку из рук В.А.Ардашева. После этого он кинулся в сторону, но И.С.Плаксин догнал его и убил выстрелом в голову.

Узнав о гибели В.А.Ардашева, деятели социалистических партий Екатеринбурга потребовали от большевиков создания совместной комиссии для расследования убийства, но им было отказано. Среди представителей оппозиции было немало юристов, и они в один момент смогли бы определить истину! Правда, тогда ещё было время, когда новая власть вынуждена была считаться с общественным мнением, и поэтому комиссар юстиции И.И.Голощекин в «Известиях Уральского областного совета» от 20 января уверил жителей города, что было проведено следствие, которое доказало, что В.А.Ардашев был убит при попытке к бегству. Однако следственные документы чётко показывают, что никакого дознания не проводилось. Главный ответчик красногвардеец 4-го района Иван Плаксин, угодивший убегавшему человеку в лоб более чем с двадцати метров в темноте, не допрашивался, следственный эксперимент не проводился.

И.С. Плаксин только на два месяца пережил убитого им В.А. Ардашева. Весной 1918 г. он находился в составе уральских красногвардейских дружин, ведущих бои против оренбургских казаков. В конце марта, будучи в агентурной разведке, он был изобличён казаками и повешен как вражеский лазутчик в Верхнеуральске. Этот факт свидетельствует о том, что И.С. Плаксин был человеком не робкого десятка и мог принимать вполне самостоятельные решения. Может быть, он убил В.А. Ардашева только лишь потому, что ему надоело таскаться с арестованным? Вполне может быть, что известный своей жестокостью к офицерам и буржуям П.Д. Хохряков намекнул конвоиру, что реакционера-саботажника надо бы, как любил выражаться матрос революции, «отправить в поля елисейские». Ведь недаром конвоиры побежали в первую же очередь к П.Д. Хохрякову, чтобы отчитаться в содеянном. Как было сказано в некрологе: «Тёмная зимняя ночь и не менее тёмные души совдеповских властителей хранят в себе тайну смерти Ардашева».

[/vc_column_text][/vc_tta_section][/vc_tta_pageable][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][vc_empty_space][vc_column_text]

Дело о верхотурских гражданах В.А. Ардашеве и В.Я. Бахтееве было закрыто в начале мая 1918 г. следующим документом, который стоит привести полностью:
«Постановление Следственная комиссия революционного трибунала г. Екатеринбурга в коллегиальном своём заседании от 3 мая 1918 г., рассмотрев дело верхотурских граждан Владимира Бахтеева и Виктора Ардашева, обвиняющихся в контрреволюционной деятельности, и принимая во внимание:
1. Что Виктор Ардашев был убит за побег при его сопровождении в тюрьму, что и установлено предварительным дознанием и судебно-медицинским протоколом.
2. По установлении же степени виновности Бахтеева комиссии ниоткуда материалу извлечь не удалось, а посему комиссия определила: дело Бахтеева и Ардашева прекратить.
И.д. председателя комиссии. Подпись не читается.
Члены комиссии. Подписи не читаются.
И.д. секретаря Ф. Бахтин.
Читал: В. Бахтеев. 1918 г. 10 мая».

В вот, для сведения, Протокол, который был отправден Хохряковым начальнику Центрального штаба Красной гвардии в день трагедии (очень уж хотелось в очередной раз показать глубину познаний тех, кто лишил жизни не только Виктора Ардашева, а ни одну тысячу человек):

«Протокол. Чест имеем довести досведенья начальника Центрального штаба, нам красно гвардейцам 4-го Района был доверен Арестованный Ардашев Гражданин Города верхотурья, сопроводить в екатеринбургскую тюрьму который отнас сбежал и после трех предупреждений был убит извинтовки. конвоиры Лобов М. и Плаксин И. Дежурный замначальника 4 Района В. Горкунов. Препровождаю вам заявление от т.т. красногвардейцев переданное мне 15-го января приблизительно в 21 ½ часов. Матрос Хохряков».

Вот так, «елисейские поля«, где не один раз бывал его брат-революционер Владимир Ульянов, в одночасье настигли в Екатеринбурге его двоюродного брата… Интересна реакция Вождя, когда он «узнал» о случившемся — он просил направить ему сведения о расследовании и держать в курсе, видимо, его более волновал общественный резонанс, а не установление виновных, которых следствие не обнаружило… Виноват оказался арестант…

Те же лица, которые стоят за убийством Виктора Ардашева, ровно через полгода, в ночь с 16 на 17 июля 1918 года расправятся с семьей Николая Романова. Ночная дорога на «елисейские поля», открытая нотариусом из Верхотурья, в очередной раз связала Верхотурье с семьей Романовых (как известно, в Верхотурье ожидали и готовились к посещению города царственными особами по инициативе Григория Распутина, но, после его убийства, планы Императорского дома поменялись), а место их гибели, Екатеринбург, с семьей Ульянова…

Закатывая память в асфальт (место смерти Виктора Ардашева до недавнего времени было погостом, где покоились, в том числе и погибшие в боях Гражданской войны большевики, сейчас, при подготовке Екатеринбурга к Чемпионату мира по футболу (2018 год знаковый), проложили дорогу, связывающую проспект Ленина и улицу Татищева.

[/vc_column_text][vc_empty_space][vc_text_separator title=»Площадь Коммунаров до реконструкции»][vc_empty_space][vc_gallery type=»nivo» interval=»3″ images=»34897,34896,34898″ img_size=»full»][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][vc_empty_space][vc_column_text]

Разрушив дом Ипатьева, где была расстреляна Царская семья, выхолащивали из города его роковое для судеб России значение, закатывая катком в асфальт погосты — продолжают ровнять его исторический объем…

Екатеринбург, из города исторических параллелей, становится одним сплошным «елисейским полем» нашей памяти… Дело Юровского и Хохрякова живет не только в названиях улиц города, но и в нашем отношении к прошлому…

[/vc_column_text][vc_empty_space][vc_text_separator title=»Проект реконструкции, реконструкция и археологи на месте обнаружившихся могил»][vc_empty_space][vc_gallery type=»nivo» interval=»3″ images=»34899,34900,34901,34902″ img_size=»full»][vc_empty_space][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][vc_column_text]

При прокладке новой транспортной развязки, соединяющей центр Екатеринбурга с Верх-Исетским районом, не только были уничтожены братские могилы начала прошлого века в которых покоились красно- и белогвардейцы, но и захоронения XVII века, которые были обнаружены дорожниками. Теперь по костям екатеринбуржцев прошлых веков ездят их потомки, а также те, кто приехал в город на Исети в разные годы. Не удивительно, что к 300-летию Екатеринбурга руководитель области Евгений Куйвашев главным из «подарков» горожанам считает возведение на глади городского пруда Храма Св.Екатерине. Закатать готовы все — погосты в асфальт, Городской пруд — в гранит! Всех, кто выступает против Храма-на-пруду власти называют «общественными террористами», хотя сами проявляют «исторический экстремизм» и «градостроительное ренегатсво».

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][vc_column_text]При подготовке использованы материалы:

Александр КРУЧИНИН, Николай НЕУЙМИН, Екатеринбургский военно-исторический клуб «Горный щит»/ «ВЕСИ» №3 (61) апрель 2010 г.,
Елена МАЦИОНГ, «Первая пуля — в грудь, вторая — в голову. За полгода до убийства царской семьи в Екатеринбурге был убит брат Ленина»/ «Уральский рабочий» 18 декабря 2013

Фото: портал e1.ru, сайт Администрации города Екатеринбурга[/vc_column_text][vc_empty_space][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][/vc_column][/vc_row]

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: