Суд ДТП 4.12: виновник может избежать ответственности | Уральский меридиан

Суд ДТП 4.12: виновник может избежать ответственности

В Ханты-Мансийском районном суде продолжается судебное заседание по расследованию ДТП 4.12, в котором погибли спортсмены детской команды по акробатике из Нефтеюганска.

Вчера, 23 октября, суд закончил изучение материалов обвинения и перешел к изучению материалов защиты. На скамье подсудимых четверо человек: водитель грузовика «Вольво» Раиль Саитханов (который по версии следствия таранил на «встречке» автобус с детьми), водитель автобуса Марат Зайнуллин и его руководитель Александр Сидорук (обвиняемые в предоставлении услуг ненадлежащего качества, повлекшего смерть людей) и ныне бывший директор спортивной школы «Сибиряк», в которой занимались юные акробаты, Ирина Тарасова (обвиняемая в халатности).

Первыми выступили защитники Сидорука и Зайнуллина, которые ходатайствовали о том, чтобы суд огласил показания их подзащитных данные ранее. Сами Сидорук и Зайнуллин, в силу морального состояния, не готовы давать показания устно и использовали это право через статью 51 Конституции РФ.

Из показаний Сидорука стало ясно, что связывался и договаривался с ним о перевозке спортсменов (акцентирую) старший тренер Андрей Каленский. С Ириной Тарасовой Сидорук не общался и ранее не был знаком. Так вот, Андрей Каленский, со слов Сидорука, попросил его отвезти на соревнования в Ханты-Мансийск и забрать обратно именно спортсменов. Не обмолвившись, что это дети. Сумма в одну сторону составляла около 350 рублей с человека и являлась лишь оплатой расходов автотранспортного предприятия. Дескать, больше денег предложить нет никакой возможности, т.к. скудное финансирование нефтеюганского спорта не позволяет взять билеты по обычной цене.

О том, что на деле спортсмены – дети, Сидорук узнал уже со слов водителя Марата Зайнуллина. Зайнуллин заявил, что требуется положенное оповещение ГИБДД. На что Каленский ответил Сидоруку, что обо всем позаботится самостоятельно.

Это подтверждается и показаниями Марата Зайнуллина. Также, Зайнуллин показал, что во время рейса из Ханты-Мансийска в Нефтеюганск, на трассе он увидел четыре блока фар, идущих близко к центру. Зайнуллин прижал автобус к снежной кромке обочины справа до момента, пока не почувствовал характерную вибрацию правых колес, что означало нахождение оных практически на снежном покрове. Из-за поднятого колесами грузовика снежного тумана, Зайнуллин не смог увидеть торчащий за пределами габаритов большегруза «Вольво» МТ-ЛБу.
После Зайнуллин услышал как «Вольво» и автобус столкнулись боковыми зеркалами. Увидел выступающий за платформу груз, в результате столкновения с которым автобус начало разворачивать и выбросило на встречную полосу. Следом Зайнуллин почувствовал удар в правый бок автобуса и потерял сознание. Очнувшись, помог лежащей рядом женщине-тренеру, а после увидел, что автобус от удара был разорван пополам.

Следующим по очереди выступал защитник водителя большегруза «Вольво» Раиля Саитханова – Рустем Мухамедзянов, который вызвал на допрос трёх следователей, участвовавших в осмотре места происшествия 4 и 5 декабря 2016 года. О допросе следователей и экспертов, осматривавших место ДТП 5 декабря, т.е. через сутки после трагедии, я расскажу в другой раз. Подробно остановлюсь на допросе следователя СУ СК РФ по ХМАО-Югре старшего лейтенанта Олега Тундыкова. Тут много чего интересного.

Тундыков рассказал, что был назначен старшим в следственно-оперативной группе, первично осматривавшей место ДТП. Всего в группе вместе с Тундыковом участвовало 10 специалистов разного уровня: от следователей до экспертов. После распределения обязанностей, группа приступила к осмотру в 17:30 (ДТП произошло около 15:15-15:30).

Обвиняемый в ДТП 4.12.16 Раиль Саитханов, водитель грузовика «Вольво»

Исходя из вопросов, которые задавал адвокат Саитханова у меня появились серьезные сомнения в грамотной работе группы осмотра места ДТП. Для начала, Тундыков в протоколе осмотра не отразил реальную ширину проезжей части. Некие цифры, измеренные лазерным длинномером, варьируются от 7,4 м до 11,7 метров. При реальной ширине проезжей части в 7 метров.

Тундыков не смог ответить на вопрос, почему оперативно-следственная группа не смогла найти и описать следы шин автобуса и грузовика «Вольво». В протоколе обозначены только следы «Приоры», двигавшейся попутно с автобусом, и уходившей от столкновения во время ДТП в кювет справа. Также Тундыков не смог пояснить, почему не найдены и не обозначены на местности обломки автобуса и «Вольво». Те самые первичные обломки, которые не разлетаются, а осыпаются прямо на месте. Их нет в протоколе.

Место второго столкновения автобус с грузовиком «Скания»

Как нет в протоколе и фото-видео фиксации обнаруженной после расчистки разметки трассы. Нет и понятых, которых можно было привлечь для этого. Благо людей в момент работы группы на месте было достаточно. Отсутствует в протоколе замеров снежного покрова на дороге и обочинах. Не ясно, каким образом и с помощью чего происходили замеры сдвинувшегося с платформы «Вольво» вездехода МТ-ЛБу.

В общем, следователь Тундыков, как выражаются адвокаты «поплыл». Защита Саитханова, можно сказать, в пух и прах разбила протокол первичного осмотра ДТП. Думаю, адвокат Мухамедзянов в прениях однозначно сделает выводы, что из-за отсутствия данных доказательств не возможно определить место первичного столкновения «Вольво» и автобуса. А это значит, что не ясно, какое транспортное средство и где находилось на тот момент.

Грузовик «Вольво» с вездеходом МТ-ЛБу, по версии следствия, таранившим автобус с детьми на встречной полосе

Что, безусловно, «валит» экспертизу, на основании которой обвинение Саитханову вообще предъявлено. Кстати, эксперта, составлявшего заключение, адвокат Мухаедзянов тоже «разбил». Со слов участников процесса, эксперт не смог внятно отстоят свои выводы и под конец даже указал, как я считаю, вопреки законам физики, что у Зайнуллина, якобы, имелась возможность избежать столкновения. Куда он там должен был избежать – не ясно.

Защита Саитханова заняла, по моему мнению, очень грамотную позицию – развалить дело по формальным признакам. А признаков таких, как мы видим, не мало. Самый важный, это отсутствие качественного осмотра места происшествия, с должной фиксацией всех элементов, определением места первого столкновения грузовика и автобуса, анализ следов шин и много другого. В связи с этим и схема ДТП тоже может вызвать тысячу вопросов.

Понятно, что при той ситуации, когда нужно было обеспечить спасение детей на оживленной трассе, да еще и в темное время суток, сложно ожидать от следователей обнаружения всех деталей и доказательств, имеющих важнейшее отношение к ДТП. Но лобовые ляпы, как отсутствие фиксации протектора шин автобуса на снежной кромке справа, деталей фонарей, зеркал, следов краски, ширины проезжей части – обнаружить можно было. Даже, если бы пришлось на час перекрыть движение по трассе в принципе.

Вместо этого, по полосе столкновения автобуса и грузовика было организовано реверсивное движение. Или пропуск к месту столкновения «Камаза» оперативно-следственной группы, который точно оставил свои следы. Зачем? А сегодня будет крайне затруднительно детально восстановить всю картину места столкновения и, тем более, провести новую качественную комплексную экспертизу. Тем более, что через несколько часов после ДТП, со слов очевидцев, место было тщательно очищено дорожными службами. Еще бы хлоркой посыпали, в самом деле!

Обвинение столкнулось с серьезным «противником» в лице защитника Мухамедзянова, подошедшего к защите Саитханова очень серьезно и грамотно. И, несмотря на наличие свидетелей, указавших, что «Вольво» двигался по встречной полосе и таранил автобус, будет очень не легко обосновать, что Саитханов был там, где был. Защита Саитханова явно готовится, если не к победе в первой инстанции, то к борьбе в апелляции, кассации и выше. Сейчас адвокатом ставятся серьезные «закладки» в деле, которые потом, как говорят «выстрелят», и на основе которых позже будут строиться доводы защиты. Серьезные доводы.

Что это было? Халатность со стороны следственно-оперативной группы, проводившей первичный осмотр места происшествия? Тогда нужно провести проверку на то, как отработала группа 4 декабря. Дать оценку. Или эксперт, который особо-то ни за что не отвечает, резко меняющий свои выводы под давлением адвоката? С «пьяным мальчиком» другой эксперт, как выясняется, тоже намешал спирт в пробу крови ребенка. А тут против всех законов физики, как я считаю. Может стоит обратить внимание?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ЧИТАТЕЛЯМ:

Читайте самое интересное в нашем ТГ-канале

Присоединяйтесь к нам в других соцсетях

Стали очевидцем события или есть красивые фото и видео...

Присылайте нам в редакцию, где вам удобно!

Написать в редакцию admin@ural-meridian.ru: Сообщить новость

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Прокрутить вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: