Эпоха викингов в Югре – сложно, но интересно! | Уральский меридиан

Эпоха викингов в Югре – сложно, но интересно!

[vc_row][vc_column][vc_column_text]

Клуб исторической реконструкции «Рарог», действующий на базе городского центра дополнительного образования «Патриот», – коллектив в Ханты-Мансийске известный. Да и не только в Ханты-Мансийске, но и практически на всех тусовках историков-ролевиков, что проходят в России. К примеру, участие в международном фестивале «Абалакское поле» под Тобольском, куда любители приезжают воссоздавать атмосферу эпохи викингов, – для ребят практически обязательная часть лета. Почти из каждой поездки возвращаются с наградами. К примеру, на последнем, девятом «Абалакском поле» взяли второе место на состязании лучников.

Это хобби – историческая реконструкция – чаще всего ассоциируется у людей с древними воинскими искусствами, инсценировками боев, то есть с традиционно мужской тематикой. Но в ханты-мансийском клубе «Рарог» слабый пол достаточно силен, да простит мне читатель этот каламбурчик. Даже руководит клубом девушка – Наталья Подчувалова. В рабочее время она врач-бактериолог, сотрудник Окружной клинической больницы. В остальное же время – реконструктор, краевед, лидер, наставник, а также артистка, воительница, рукодельница, хозяйка древнего подворья и так далее – словом, все, чего от нее требует это удивительное увлечение. А еще интересная рассказчица!

– Клуб существует с 2010 года. Примерно в то время я и начала его посещать, хотя и не с основания, – говорит Наталья. – Знаю, что возник он «по инициативе снизу»: интересующиеся ребята предложили эту идею руководителю центра «Патриот» Виктору Ивановичу Кроту, а тот дал добро. Когда в клуб пришла я, объединение уже имело название «Рарог» (это в славянской мифологии имя духа упорядоченного, домашнего огня, изображается в образе огненной птицы). Впоследствии выяснилось, что название не уникально и «Рарогов» по стране – не меньше пяти, например, в Курске и Владимире. Были попытки придумать что-то более индивидуальное, я, например, предлагала «Три топора», но он показался несерьезным. Оказалось, не всех это смущает: представьте, на одном из недавних фестивалей серьезную награду выиграл клуб под названием «Бобровый гон»!

– Как вы попали в реконструкторы?

– Как многие другие, из интереса. Еще во время учебы на пятом курсе Медакадемии мы с друзьями проходили мимо центра «Патриот», и увидели, что там ходят люди с мечами. Сразу мысль – о, надо зайти! Зашли и остались, начали заниматься. Сначала интересовало именно историческое фехтование – практически у всех это дело начинается с мечей, в том числе и у девочек. Все идут сражаться, все валькирии – ну, и присутствие мальчиков тоже играет роль! Я зачитывалась романом Марии Семеновой «Волкодав» и также хотела ощутить себя в роли воительницы. А вот уже в процессе занятий осознаешь, что сражаться на мечах – это не только весело, но еще и больно. И находишь для себя другие интересные занятия – ткачество, вязание.

В начале истории клуба мы занимались преимущественно ролевыми играми. Еще не очень понимали, какое направление хотим выбрать. Да и в интернете было очень мало информации – не то, что сейчас, когда доступны практически любые сведения из музеев, архивов, исследований.

Сначала было даже две компании в рамках клуба – одни фехтовали, не заморачиваясь костюмами, а другие занимались именно одеждой, обувью, созданием образов. Костюмы приходилось делать самостоятельно – от и до. Ввиду нехватки информации делали, как умели и как могли. Пытались добиваться некой идентичности, исторической достоверности, но все равно встречалась у нас машинная вышивка, например, или фабричные ткани. Постепенно определились со своей «специализацией» – раннее средневековье, у которой наиболее «распиаренные» представители – это викинги.

– Насколько я знаю, сейчас что-то можно купить готовое – в интернете, на ярмарках, по заказу.

Да, сегодня реконструкторская индустрия очень развита – материалы можно приобрести, есть «специалисты» по окраске тканей натуральными красителями, есть «обувщики», оружейники. Поэтому имеются все возможности, чтобы воспроизводить образы людей из древности достаточно достоверно. Невольно хочется воспылать гордостью за наше Отечество, потому что наши фестивали по раннему средневековью считаются самыми достоверными. К примеру, ездят знакомые на европейские фестивали – и случалется замечать на ком-нибудь при средневековом костюме кроссовки. Там люди как-то спокойнее относятся к исторической достоверности.

Перфекционисты от реконструкции называются паспортистами, потому что для того, чтобы поехать на исторический фестиваль, ты должен свою красоту запечатлеть и выслать паспортной комиссии. Такие люди выбираются общественными мнением, либо они самовыдвиженцы. Обычно не претендуют на компетентность во всех вопросах, специализируются по славянскому костюму, или скандинавскому, финскому. Участникам могут сделать замечание, дать подсказки, рекомендации по совершенствованию костюма, например, «У вас обувь сильно не соответствует вашему региону, возьмите обувь в регионе поближе».

– Осталось только рассказать про их существование создателям фильма «Викинг»…

– Ох, это очень больной вопрос!

– А на съемки сериала «Тобол» не ездили? Там приглашали желающих.

– Нет. Во-первых, у них есть поближе реконструкторы. В Тобольске есть свой клуб, да и дорогу нам до Тобольска не оплатили бы. Ведь как это бывает: либо ты едешь участвовать в подобном для собственного интереса, либо это приглашение на конкретное коммерческое мероприятие, и тогда дорога оплачивается. Подобные организует агентство развлечений «Ратоборцы». Это получается не фестиваль, а некий карнавал. Помимо того, что туда едут реконструкторы из разных клубов, есть ещё определённое число нанятых статистов, которым предоставляют одежду и вооружение и которым, по сути, все равно, кого играть. Да там и не нужно кого-то особенного отыгрыша, в большинстве своем этот ремесленники: приезжают, дают мастер-классы в антураже. Я могла бы тоже их давать, так как умею ткать, плести, вязать. Но такое многие в нашей среде умеют, этим никого не удивишь. Кстати, после того же фильма «Викинг» наверняка осталась целая деревня декораций, в которую можно запускать людей в туристический сезон и поднимать на этом деньги. Полагаю, так и делают.  

– Верно ли, что эпохи раннего средневековья и Великой Отечественной сегодня – самые «благодатные», популярные?
– В Ханты-Мансийске поддерживаются и развиваются именно эти направления.  Директор нашего центра Виктор Крот занимается реконструкцией Великой Отечественной, это востребовано на праздниках и всегда хорошо «заходит». А вообще большое число людей в России занимается временем Наполеона – балы, война, гусары, шампанское. Называется «наполеоника». Также сейчас хорошо набирает обороты при креативной поддержке тех же «Ратоборцев» древнеримская эпоха: костюмы, вооружение, гладиаторские бои… Входит в моду эпоха рыцарства: турниры, балы. На самом деле направлений много.

– Но вы выбрали раннее средневековье. Причем не очень воинственное.

– Сейчас клубом руковожу я. «Князя», то есть руководителя мужского пола, нет. Поэтому мы за годы существования обросли добром, ложками-поварешками, ткацкими станками. Мальчики, конечно, воют, а девочкам показываю что-то из рукоделия. Сегодня девочки уже не так хотят воевать, как несколько лет назад. Вообще трудно понять, зачем сейчас люди идут в реконструкторы, они и сами часто не понимают. Ведь здорово похвастаться: я занимаюсь исторической реконструкцией! И при этом выезжать на фестиваль раз в год. «Глубины» в подходах не наблюдается. Те, кто приходит сейчас – они предпочитают смотреть. Нынешним первокурсникам или из ребятам из училищ бессмысленно описывать, надо показывать картинки. Желания воспринимать большое количество информации – нет. Но произошло и довольно редкое событие: пришел в клуб взрослый мужчина, захотел собрать себе средневековый костюм, в качестве примеров приносил картинки из популярного сериала «Викинги», хотя там тоже много деталей одежды, достоверность которых не доказана, например, кожаные рубашки с короткими рукавами.

Когда я начинала заниматься реконструкцией, информации было гораздо меньше, приходилось работать с источниками, нередко на иностранных языках. Но сегодня в Сети можно найти сделанные любителями легко воспринимаемые материалы, инфографические картинки, переводные материалы, одно время даже выпускали замечательный журнал. Индустрия сегодня более приспособлена к таким запросам.

Производство сегодня тоже очень развито: кузнецов по стране раньше было единицы, сегодня практически все необходимое для костюма, снаряжения можно купить. На заказы и на продажу работают оружейники, ткачи, гончары.

– У клуба есть источники финансирования?

– Центр «Патриот» оплачивает нам дорогу на фестивали, а мы приносим в его «копилку» победы и дипломы. Хотя собрать команду для поездки, особенно в отпускной и каникулярный сезон довольно трудно.

– Есть ли планы стать НКО, получить грант, помещение?

– Если честно, то нет. Для такого пути развития нужна группа инициативных людей. А без нее взять помещение – как это будет, «человек-клуб»? Пока не вижу смысла уходить из центра «Патриот», где нас так поддерживают, есть зал для тренировок. Регулярное участие вместе с центром в общегородских мероприятиях – оно очень тонизирует.

– Вообще сколько в Югре клубов и фестивалей вашего профиля?

– В конце августа в Лангепасе проводится фестиваль «Таёжная застава», в июне в Сургуте – «Мангазейский ход», но это не столько фестиваль реконструкции, сколько ярмарка с мастер-классами. Раньше и мы проводили у себя фестиваль – зимний. Но, во-первых, в нашем регионе зимой такое – только в помещении, а это не так интересно. Вообще формат исторического фестиваля – он уже изживает себя, потому что сегодня все должно окупаться. А такое, как раньше мы бегали по лесам, уже сложно проводить, хотя потребность остается. Складывается тенденция разделения мероприятий на внутренние, для реконструкторов, и конкретно для туристов. Организовывать поселения, экскурсии в них, чтобы люди погружались в эпоху. Лангепасские реконструкторы построили крепостную стену – ворота, как положено, окольные пути в этом году сделано крытое ристалище, из деревни привезена настоящая изба. Можно устраивать баталии, штурмы, развивать много направлений. Они там в этом году сделали крытое ристалище, так как они развивают много направлений.

Что касается клубов, то кроме Ханты-Мансийска, есть клуб «Вольга» в Лангепасе, есть клуб в Нефтеюганске, а в Сургуте, насколько мне известно, даже не один. Но в нашем регионе это не так популярно, любителей и клубов мало.

– Может, людей смущает, что это отбирает много времени и сил? Сегодня даже крестиком вышивать недешево.

– Да, сейчас нет ничего дешёвого. Но если тратить примерно по три тысячи рублей в месяц на реконструкцию, можно за год собрать комплекс, в котором можно ехать на фестиваль. Особенно если руки из плеч растут. Но с этим часто бывает проблема: новое поколение зачастую не может даже пришить пуговицу.  Меня пугает эта тенденция. По моим наблюдениям, мое поколение не было профессионалами, но понимали, что и как надо сделать, берясь за какую-то вещь из одежды. Следующее поколение такого понимания по большей части не имело, но готово было учиться. А сегодня хотят готовенькое – то ли боятся, что не справятся, то ли не видят в этом смысла, раз можно купить.

В то же время есть примеры, когда в наши дни видишь прекрасные клубы. Например, липецкий клуб «Копьё», у него очень харизматичный лидер Павел Семёнов: все делает руками, строит суда, ходит на них от Липецка до Азова. Проводит уже много лет один из самых популярных фестивалей, причём некоммерческих. Мы в этих фестивалях участвовали раз пять, и это, конечно, восторг и упоение – наблюдать за тем, что может сделать  инициативный мужчина. Он активно учувствует в жизни города и региона, его знают, вокруг него – команда единомышленников. И это замечательно, понимаешь, что есть мужики у России, мы не пропадём!

– Вы говорите, что хотите прихода новых участников. Ради чего, какие цели у вас, которые ещё не достигнуты?

– Я хочу быть членом красивого клуба исторической реконструкции, в котором будет один за всех и все за одного. Снова взяться за проведение фестиваля – это сложно, потому что к нам далеко ехать. Ведь просто доехать мало, багаж обычно больше 23 килограмм на человека. Помимо фестивалей существуют и другие формы активности, к примеру, манёвры: пройти из пункта «а» в пункт «б», километров 20-30. Если будут инициативные товарищи, можно мастерские какие-нибудь открыть – для этого, конечно, требуются место и оборудование. Обычно чем больше народу в коллективе, тем больше специализаций и разделения труда. Еще хочу развивать реконструкцию в глубину вместе с соратниками: заняться производством на продажу, чтобы вкладывать заработанные деньги в развитие клуба.

 

Фото из vk-группы клуба «Рарог» https://vk.com/clubrarog

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][vc_gallery interval=»3″ images=»44525,44527,44530,44533″ img_size=»full»][/vc_column][/vc_row]

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ЧИТАТЕЛЯМ:

Читайте самое интересное в нашем ТГ-канале

Присоединяйтесь к нам в других соцсетях

Стали очевидцем события или есть красивые фото и видео...

Присылайте нам в редакцию, где вам удобно!

Написать в редакцию admin@ural-meridian.ru: Сообщить новость

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Прокрутить вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: