Я Грузию узнаю по работам... Арзамасова | Уральский меридиан

— Ты где Грузию видишь?

— Да вот здесь же! И здесь! И здесь!

— Ты просто в отпуск хочешь, Катя…

Уж на сколько у меня муж не впечатлителен до всякого искусства (семь лет проработал в художественном музее — чего не насмотрелся!), но он тут так же, как и я, замер.

Владимира Ильича Арзамасова не стало 23 ноября прошлого года. Потеря как для живописи, так и для архитектуры невосполнимая. Это именно тот случай, когда можешь простоять перед картинами весь день и тебе будет казаться, что времени не хватило. Заворожённый, поражённый, ошеломлённый — ты пытаешься разгадать философию его творчества, достаёшь из своей памяти известные тебе мотивы, коды международной культуры и всё равно чувствуешь своё бессилие.

Дух Грузии веет на меня из каждой рамы — я не могу отделаться от ощущения, что я всё это видела когда-то давно, год назад, когда была в Москве. Тогда, в холодном январе, куда бы я не зашла — всюду была выставка грузинских художников и скульпторов. Я ещё подумала, что это какой-то вселенский заговор и отметила, как же слаженно и на одну цель работают кураторы выставочных пространств.

Неявное ощущение этого зарубежного мира подтвердилось, когда глаз остановился на висящем листе с биографией — Владимир Ильич родился в Тбилиси, окончил архитектурный факультет Политехнического института в Баку. И, хотя, он с 1974 года постоянно жил в Сургуте, я не могу назвать его югорским художником.

В середине 80-х он на протяжении трёх лет являлся главным архитектором нашего города, а в начале 2000-ых начал преподавать в Детской художественной школе декоративно-прикладного искусства. За чуть более чем 10 лет он успел вырастить своих учеников и их работы так же были представлены на выставке в галерее современного искусства «Стерх«.

Что можно встретить на его полотнах? Философов, замерших в позе осмысления бытия. Причудливые фигуры — словно выпрыгнувшие из твоей головы фантазии. Сюрреалистические образы, знакомые благодаря Сальвадору Дали и Антонио Гауди. Кстати, последнего Арзамасов чуть ли не боготворил.

Внимательный зритель найдёт в работах и реальный поединок, и ёмкую метафору, и постоянно повторяющийся художественный образ.

Можно ли назвать ключевые темы, которые преследовали Владимира Ильича? Пожалуй, нет. По крайней мере, я не смогла отыскать их в тех работах, которые были представлены зрителю. Он с помощью авторских техник изучал пространство — его размеры и глубину, смысл и предназначение. У него довольно часто можно встретить недомолвки — словно смысл вещей бережёт хранитель тайн, прячущийся в изгибах оставленных следов шариковой ручкой и карандаша.

Его офорты и графика хранятся в частных собраниях Бельгии, Франции, Израиля, США и, что очень почётно — в коллекции ГСИ «Стерх». Работ в Сургуте шесть, но и это — сокровище.

Арзамасов был одним из основателей ГСИ «Стерх». Он открыто поддерживал позицию «дать право на узнавание современного искусства» людям, живущим на севере, и активно её и продвигал, демонстрируя своё творчество. Однажды, объединившись с двумя другими талантливыми и чувствующими время художниками — С.Лозовым и Е. Суховой, появился творческий проект «Лестница». Символ был выбран не случайно, так как его разгадка крылась в истории вечного возрождения, духовного роста и художественного осмысления.

Люблю ли я Грузию? Люблю, хотя никогда не была в этой стране. Её удалось полюбить благодаря таким людям как Владимир Ильич — транслирующим через свои работы ценности удивительного и гостеприимного народа.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: