Как ненавистное занятие стало делом всей жизни | Уральский меридиан

Как ненавистное занятие стало делом всей жизни

Главный минус маленького города – все друг друга знают. Но в этом же и главный его плюс – ежедневно можно встречать в самых разных местах десятки знакомых, старых приятелей и забытых друзей. Что-то слышать, где-то видеть, о ком-то случайно узнать, просто уловив знакомые голос или имя в толпе. Когда в первый раз я увидела героиню моего сегодняшнего рассказа на сцене Центра культуры и досуга на одном из университетских мероприятий, я не придала этому значения – вроде голос похож, а лица из зала видно не было, тем более в КГУ она никогда не училась. Но вторая встреча была уже лицом к лицу – сомнений нет, это Аленка Попова, моя бывшая одноклассница, связь с которой была потеряна еще после далекого девятого класса. Ее голос, созданный для народных песен и всё тут, теперь звучал четко и ясно. Странно, столько лет прошло, а человек почти не изменился – милые щечки, слегка задранный кверху носик и тяжелого цвета волосы. Разве что очки, за которые все дразнили в школе, сняла и распустила косы. Да, Аленка определенно повзрослела, но нисколько не изменилась.

Всегда ее имя у меня ассоциировалось с музыкой. Ей она увлечена с пяти лет и вот уже как 16 не может с ней расстаться. В музыкальную школу девочку привели за руку, поставили спиной к фортепиано и спросили – где поют птички, где зайки, а где мишки?, играя на разных октавах, проверяя наличие слуха. На уши ей никто не наступал, поэтому ребенка приняли в музыкальную школу, хотя осознания этого совершенно не было. Несколько лет Алена беззаботно пела и училась играть на фортепиано, а с восьми лет стало уже очевидно – у ребенка талант и ее пора показывать на конкурсах. Тюмень, Екатеринбург, Тобольск, Санкт-Петербург, Кыштым – постоянные поездки, новые достижения, взятые вершины. Ребенка привлекала красочность жизни. До 13 лет – именно в этом возрасте в ней начала расти не просто неприязнь, а настоящая ненависть к музыке. На фоне переходного возраста появились новые увлечения, было куда интереснее залипать с подругой и соседкой по лестничной клетке, чем посещать надоевшие уроки и тянуть ноты. Отчетливо помню, как она ревела мне в плечо, когда мы сидели у меня в гостях, играя в барби и вырезая из картона элементы интерьера для кукольного дома, ревела и жаловалась, что хочет все бросить. Надоело, устала. Но перед ней всегда стояла бабушка – та самая, которая за руку привела в музыкальную школу и руку эту не отпускала в такие переломные моменты. Она буквально заставляла Аленку идти на занятия, контролировала каждый день и за это внучка благодарна ей до сих пор. Музыкальная школа была закончена на четверки и пятерки.

– А дальше?

– А дальше я думала, что больше никогда не буду заниматься музыкой. Закончив девятый класс общеобразовательной школы, мне было совершенно всё равно, чем заниматься – я подала документы в 10 класс и всё лето страдала ерундой, увлеклась танцами. Когда начались первые учебные дни в сентябре, мне в голову ударила какая-то неведомая сила – захотела вернуться к музыке! Мы собрались с бабушкой и понесли документы в Колледж культуры на народный вокал, но мест не оказалось. Вторая попытка была удачной – меня приняли в Музыкальный колледж им. Д. Д. Шостаковича на дирижера-хоровика. Совершенно не то, что я хотела – с таким результатом сданных внутренних экзаменов о вокальном отделении речи и не шло. Обещали перевести туда весной, если буду хорошо учиться.

А желания учиться у Аленки особо-то и не было. Поначалу она предпочитала парам в колледже посиделки с ноутбуком в Пушке. В группе даже спрашивали – а кто это такая вообще, Алена Попова? Образумилась только после первого семестра – начала ходить на занятия, но сессии давались тяжело. И такое отношение было вплоть до третьего курса, пока, как в сказке, не появился принц – умный и успешный, который своим примером и заразил героиню рассказа. Аленке попросту стало стыдно иметь такое отношение к учебе и она основательно взялась за ум. А на вокальное так и не перевели – сама не захотела, проникшись дирижерством.

Остальные учебные годы она основательно получала образование, участвовала в городских и федеральных конкурсах, брала индивидуальные уроки эстрадного вокала, словом, развивалась и отдавалась этому полностью. Хотя мысли, что больше никогда не будет заниматься музыкой, не покидали. Потом последняя сессия, ГОСы, отчетные выступления и долгожданный диплом в руках. Выучилась. Свободна!

– А потом?

– А потом я сказала – к черту музыку, и пошла работать продавцом. В «Метрополис» – на салаты и колбасу, дирижировала там. Конечно, спустя полтора месяца я поняла, насколько ошибочным был мой выбор. Надо было что-то менять – я собрала вещи и уехала в Крым в роли вожатого, воспитателя, кружковода, кого угодно. Надоело это мне спустя полгода – вернулась в Курган и снова примкнула к музыке. На этот раз меня занесло в детский сад музыкальным руководителем – ребятки, утренники, новогодние песенки. В общем, снова хватило ненадолго – дальше была работа официанткой. Совсем на чуть-чуть, уже сами понимаете.

Сегодня Аленка, точнее Алена Викторовна, руководитель собственной вокальной студии при ДК им. Горького «Evolution Voice». Набраны группы, работа идет. При этом, успевает совмещать с преподавательскими ставками в 9 и 44 школах и давать частные уроки на дому. На этом жизненном этапе она полностью отдана музыке – это и ее работа, и любимое, иногда выстраданное, дело. Как и любой творческий человек, она равняется на свою преподавательницу, ту, которая нашла и раскрыла талант. Аленка еще не совсем понимает, что именно сейчас для маленьких ребятишек, которым она преподает, она сама становится тем музыкальным сенсеем, на плечах которого лежит ответственность раскрыть их и научить. В планах – покорении курганской эстрады, воспитание деток-учеников  и развитие собственной студии.

– А затем? Не боишься, что музыка снова надоест и ты бросишь всё?

– Нет. Если чего-то боишься, то это обязательно случится. Не стоит думать об этом, нужно просто брать и идти к цели. Я уже взрослая и привыкла пробиваться везде сама.

Пробиваться, видимо, не только «в свет», но еще и через жизненные передряги. Не знаю как других, но меня восхищают люди, настолько преданные своему делу, что в отношении к нему есть только две крайности – либо ты любишь и отдаешься полностью, либо обрубаешь концы и всё. Не подпеваешь, не подучиваешься – либо с головой в музыку, либо вообще ни как. И факт некоторой неопределенности Аленки вовсе не показатель ее некомпетентности и нерешительности, а главный сигнал того, что она и ее дело живы, что в человеке происходит борьба на почве неравнодушия и он ищет себя. А не в этом ли смысл творчества?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ЧИТАТЕЛЯМ:

Читайте самое интересное в нашем ТГ-канале

Присоединяйтесь к нам в других соцсетях

Стали очевидцем события или есть красивые фото и видео...

Присылайте нам в редакцию, где вам удобно!

Написать в редакцию admin@ural-meridian.ru: Сообщить новость

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Прокрутить вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: