Игра престолов, Шекспир и русский север - что общего? | Уральский меридиан

На VIII окружном театральном фестивале “Белое пространство” (30 мая – 4 июня, Сургут) театр актёра и куклы “Петрушка” показал свой “Опыт прочтения пьесы “Король Лир” при дворе царя Гороха”. И хотя премьера спектакля состоялась 22 октября 2016 года и я уже несколько раз видела эту прекрасную постановку (сколько видела – столько мнения и менялись), всё же хочу поделиться своим первым отзывом.

Я знаю, чем закончится “Игра престолов”, вы нет? Неужели?

Хорошо, когда “искусство” адаптируется к языку современного человека. Сюжетов только не много – поумничаю, но напомню вам про такого товарища как Владимир Пропп. В его “Морфологии волшебной сказки” прямо указывается: есть 40 мировых сюжетов, от них и пляшите. Шаг влево, шаг вправо – а все равно одно и то же.

И вот пока Пропп-филолог разбирал тексты про скатерть-самобранку, разбойника и жертву, в другой вселенной орудовали многогранные философы, которые носились друг к другу по коридорам с идеей постмодернизма, кляли на чем свет стоит старика Ницше и провозглашали всенаписанность.

Если вы уже поняли, о чем дальше пойдет речь, то … сами свяжете “Игру престолов” с Шекспиром, а я пока расскажу о спектакле, поставленном в северном Сургуте.

Игра престолов, Шекспир и русский север - что общего?Про политику

…И вот стоит умерший царь Горох над массовым трупным действием и я чувствую, что ком к горлу медленно, но навящево подлезает.
Перед ним пластом лежат две дочери, их мужья, где-то под сценической платформой – утонувшая Жанна ДАрк по имени Млада, а на пике – насквозь проткнутый шут. Еще пара минут и “вдруг посыпался горох” станет не строкой из детской считалочки, а завершением того балаганного трагифарса, который создал режиссер Дмитрий Вихрецкий, взявший за основу материал драматурга Игоря Шишкина.

400 лет назад Англии – все равно, что современная Россия. Все равно, что древний славянский мир. Разницы нет. И там, и там мечта о заповедях “не убий, не укради” лишь существует в головах религиозных фанатиков (простите – верующих).

“Опыт прочтения пьесы “Король Лир” при дворе царя Гороха” – это вечно злободневная история про нас с вами прошлых, настоящих и будущих. Это не про отношения между отцом и его тремя дочерьми – это сугубо про политику.

Единственно праведная младшая дочь – Млада (“и как политик очень молода” говорится о ней в спектакле) – стоит перед народом с массивным гаечным ключом, утирает нос, говорит басом. Мужиковатая, с длинной белокурой косой и огромными глазами (как и требуется для подсознательного восприятия Древней Руси), честная и “Богом творчеством не тронутая”. Ни петь, ни плясать, ни читать стихи она не умеет. Зато умеет обнаруживать ложь близких родственников. Именно она заступается за изгнанного царя, который к концу спектакля и не царь уже вовсе, погибающего от рук вероломных сестер – властной Власты и изощренно мыслящей Забавы.

В сетях да в омут с головой – вот ее конец.
Игра престолов, Шекспир и русский север - что общего?

“Ведь на собственном примере
судьбу я Лира повторил,
Зачем же в школе не учил Шекспира?” 

– говорит уставший мешковатый старик, вот-вот готовый обрести безумие, ещё в начале так радостно и сладко разделивший собственное царство между дочерьми назло шуту, твердящему, что в мире только вечные сюжеты.

Шекспир – тот, с кем пушкинский привычный пир во время чумы, выдернутый из того же английского контекста Джона Вильсона (“Чумной город”), обретает новую реальность. Хотите смерти? Читайте и обрящите. Хотите смерти в красивых костюмах, в осовремененных условиях – смотрите “Игру престолов”. В ней те, к кому вы привязались в прошлую минуту, мрут как мухи и всё – ради тщеславия, псевдодолга и желания обладать.

Не смотря на то, что перед зрителем разыгрывается балаган, единственно смешное – это название сургутского театра, поставивший на свои страх и риск столь смелый спектакль. Это уже второй взрослый спектакль (первый – “451 градус по Фаренгейту” по Рэю Бредбери), разрывающий привычную картину мира югорского города, в котором кедры, белки и коренные малочисленные народы Севера – основные бренды.

О спектакле

Первые 15 минут выбивают из колеи – вижу на сцене мертвецов, передергивающихся руками и ногами словно куклы-марионетки.
Ах да, “весь мир – театр”, к тому же это спектакль театра кукол.

Черные круги под глазами, иссиня-бледные лица, гиперболизированные черты характера… и невольно вспоминаешь всю русскую классику – от Ломоносова, Гоголя до Татьяны Толстой. Помните особенность нашей литертуры XIX века? Если нужен герой-подлец, герой-изменник и герой-убийца, то он непременно оказывается немцем. Так и тут – с немецким акцентом говорит между собой родственника царя.

Но мертвые души находятся на самом деле по обе стороны сцены. Одни играют в игре, другие могут ножичком пырнуть настоящего родственничка. Пять раз. А потом вызвать полицию и дать показания: “случайно шел и наткнулся”.

Вместо героев – раздвоенные личности. Одни – созданные из мешковины с большими глазами, живущие в аллегориях и метафорах (от того у них глаза – словно пуговицы, а нижняя часть их – палка). Другие – актеры, ведущие их и разыгрывающие действие сами. От того на сцене действующих лиц на самом деле в два раза больше и наш мозг воспринимает все происходящее, как события в толпе, со всей масштабностью и перспективой. “Премного жаль, что никого история не учит”, – заключает человек, начинающий и завершающий спектакль.

Игра престолов, Шекспир и русский север - что общего?Царь погибает в колпаке шута. И это нормально. 

“И до скончанья дней
Я буду париться об участи своей”…

Король Лир по-русски уходит в баню. То есть в пространство, где облегчается душа.

Вы знаете, что истинный смысл выражения “идите в баню”? На Руси это означало чуть ли не предоставление почестей. Гостей в перую очередь усаживали есть, а потом сразу вели… куда? Правиль – в баню! Баня – это праздник, это очищение. В ней нет тлена, тщеты и суеты. В ней нет места проклятиям. В ней все сстановятся “братьями и сестрами”. В бане ситуации “чего-то я не понимаю, или у нас в стране опять переворот?” не возможно случиться. Именно поэтому это место Силы.

Знал ли Король Лир об этом? Конечно нет.
Знал ли об этом Шекспир? Отнюдь.

Вероятно, именно поэтому большинство историй английского драматурга заканчивались так не доброжелательно.

Но все это я написала, знаете, к чему?

К тому, что не стоит ждать “Игры престолов” – все и так умрут. Сожрут друг друга, искалечат, отравят, повесят, проткнут…

Не удивлюсь, что Дайенерис Таргариен не переживет и восьмого сезона, а ее драконы окажутся самыми умными существами во всем сериале, потому что умели вовремя сматывать удочки и улетать за тридевять земель в тридевятое царство – то есть во вселенную Marvel (где тоже не вся жизнь мед) или в Средиземье Толкиена.

Читайте книги.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: