«Абалакское поле»: провал или не понятый мной формат?

После того, как развернулись те самые страшные дебаты в моём профиле «ВКонтакте» по поводу личных мыслей об «Абалакском поле», я уже думала, может, не надо ничего писать? Прошло и прошло, фиг с ним.  Тем более что очень видный человек меня скромно попросил удалить этот пост, намекнув, что тобольская администрация после таких слов и вовсе может урезать бюджет фестиваля.

Но тут встретила сургутских друзей, которые понимающе кивнули после слов «знаем, читали, думаем так же» и я поняла – дело-то вовсе не во мне, а на самом деле в формате, которого нет.

Давайте разберёмся.

Когда вы едите на фестиваль, какую цель преследуете? Многие из вас ответят, что отдохнуть и сменить обстановку и, признаюсь, этот ответ на самом деле наиболее частый. В этом нет ничего зазорного, так обычно отвечают люди, чья жизнь состоит из двух, максимум, трёх отпусков в год по две недели. Они пытаются впихнуть в них какие-то яркие впечатления, релакс и гастрономические удовольствия. Редкие экземпляры – закрываются дома, никуда не ездят и ни с кем не встречаются, а просто спят и в этом их счастье.

А теперь представьте, как могу ответить я, у которой последнее десятилетие жизни проходит в постоянных разъездах по городам? Безусловно, понятие отдыха для меня нечто иное, чем просто присутствие на мероприятии.

За последние годы к понятию «отличного действия» стали предъявляться даже некие требования, некоторые из них:

  • понятность расположения элементов мероприятия и их доступность,
  • комфортная среда (туалеты, раковины, вода, близость к торговым точкам и т.д.),
  • моя личная безопасность и безопасность тех, с кем я нахожусь рядом,
  • тактичность и деликатность в общении организаторов,
  • хорошие звук и сцены,
  • яркие и счастливые впечатления,
  • возможность научения чему-то новому,
  • преполезный (а в последнее время больше деловой) нетворкинг,
  • чувство социальной ответственности, витаемое в воздухе,
  • статусность и масштабность. Хотя это как раз-таки вовсе не главное, просто они налагают на организаторов особые обязательства.

Вспоминая «Тавриду» 2015 года, мне кажется, что больше удивить меня, чем сделал это Сергей Першин невозможно. В один из внезапно тёпло-влажный вечеров на побережье Чёрного моря вдруг откуда-то повылазили дикие комары. Штаб за пару часов как-то соориентировался и к вечернему мероприятию завезли антикомариные спреи. Директор крупнейшего и новейшего в России молодёжного форума лично спускался со сцены к участникам и, чуть ли не танцуя под гимн «Тавриды», раздавал эти баллончики. Даже концерт Мадонны и Леди Гаги – фейерверкные пустышки, за которыми стоят колоссальные деньги. А попробуйте вы удивить заведующего учреждением молполитики дихлофосом за сто рублей!?

Так вот, никаких из перечисленных внутренних требований я так не встретила на «Абалакском поле», по этой причине мы и уехали, не дождавшись закрытия. Смутное впечатление раздражало, но потом мне прислали статью о фестивальщине, которая в последнее время начала селиться в регионах, и всё встало на место. Это была она.

Организаторы укоряли меня, что я не поняла формата и раньше было хуже. Но нужно понимать, что с каждым годом на фестиваль будут (если будут) приезжать новые люди и они тоже не в курсе того, как было плохо до них. Они могут знать, как хорошо устроены европейские фестивали и что за наличие холодной воды и необходимого количества туалетов сейчас никто не благодарит. Это данность, это нужно организовывать.

Первый вопрос, с которым ты сталкиваешься по приезду в Абалак – куда ставить машину? Мы кружили вокруг монастыря и туристического комплекса в надежде найти хоть один указатель или въезд на платную парковку. Мы были в этих местах впервые. На страх и риск начали спускаться по какому-то серпантину и через минуту выехали на поле, где раскидывался «Дикий лагерь». О том, что мы жили два дня в «Диком лагере» и что там жить не следовало, я узнала у себя же во «ВКонтакте». Позже выяснилось ещё и то, что по «нашей вине» мы не захватили из Сургута биотуалета и поэтому нам приходилось ходить в лес, стыдясь и покармливая комаров. Так мне, по крайней мере, было сказано. Признавать свои просчёты всегда сложно, и я понимаю, что обвинить кого-то в чём-то гораздо проще, чем сделать указатели.

Товарищи туристы! Прежде чем ехать на международный фестиваль, обязательно берите с собой биотуалеты!

Подниматься из «Дикого лагеря» до самого места проведения фестиваля нужно было по адской лестнице. К вечеру первого дня на ней прилично не доставало ступеней. Я не нуждаюсь в лифте и мне нравилось спускаться-подниматься по миллиону ступенек – я тренированная черногорскими территориями, но о том, что был какой-то второй более лёгкий путь, тоже узнала из «ВКонтакте», когда мы уже уехали.

Чувства безопасности не было совсем и дело не в том, что продавалась медовуха, а в том, что на фестиваль пропускались изрядно не медовухой пьяные люди. Мне ответили, что в стране не запрещено передвигаться «в состоянии», хотя моё знание закона говорит несколько о другом. При этом на фестивале была полиция и она же стояла при двух входах.

При таком стечении обстоятельств я бы предложила для тех, кто не смог по причине подпития пройти на фестиваль, устроить в воротах лекции про здоровый образ жизни и важность соблюдения правил общественного порядка. И пускай они подбирают тот мусор от наклеенных браслетов, который лежал нетронутый никем два дня.

Кстати, о мастер-классах. Поездки по Золотому кольцу очень балуют, а посещение столичных музеев – вдвойне. Что делать с такими отвратительными посетителями, как я, ума не приложу, но удивляться очень хотелось, а было почти нечему. Имела неосторожность на своих аккаунтах сравнить «Абалакское поле» с июньским «Небо и Земля», от которого осталась в полнейшем восторге, и тут же прослыла чуть ли не вражеским рекламщиком, который на одном фестивале делает рекламу другого.

Позвольте, под Тюменью мы были большой компанией почти в 30 человек и со мной была десятилетняя племяшка. Да, было холодно, но то, что мы перебегали с одного мастер-класса на другой, желая раздвоиться или растроиться, чтобы успеть на всё, – показатель организованности и интересности действия! Нашей девочке, которая поступила этим летом на ДПИ, потому что старательно рисует и думает, было там занимательно и она мечтает следующим летом повторить вояж. Тут же я понимаю, что «Абалакское поле», – это не для рукодельных детей, а только для тех, которые любят выигрывать подарки в викторинах от спонсоров или танцевать под детские танцы. Научения не планировалось.

Я сама бы с удовольствием послушала лекцию про устройство женского платья IX века или про быт и семейные отношения того времени – реконструкция так реконструкция, это же не только про копья и щиты? И пока такие как я сидели бы да конспектировали, пускай мальчики развлекаются на ристалище, а дети мастерят. Но, конечно же, и для других площадки ещё разные нужны, не только по моему плану играть свадьбу.

Как и с едой – запомнился сыр (вкусный) и много-много шашлыков. Словно для поддержания тобольского шашлычного бизнеса был весь этот уик-енд. И для магазина, в котором продавали разливное пиво и алкогольные напитки, расположенном рядом с монастырём. Планировали тратить деньги на аутентичную еду – не случилось, повезли обратно в Сургут.

Было временами скучно – приходилось обходить в очередной раз торговые палатки, хорошо, что с некоторыми их владельцами знакомы давно и темы для разговора всегда с ним есть…

Отмечу, что ехали мы знакомиться к кузнецам, а нашли сварщика, орудующего болгаркой, и кузнечный аттракцион. Хорошо, что потом уже мне сказали, что кузнец сломал машину и не смог приехать, а то я бы подумала про подмену ремесла современной ширпотребщиной. Всё же, когда мы ехали на фестиваль, рассчитывали встретить сохранение или хотя бы воссоздание истории.  Ещё одним удивлением был на фестивале реконструкции транслируемый на открытом воздухе футбол. Единственная причина, по которой мы в ту ночь выспались, – проигрыш сборной России. Даже «Цвет настроенья синий» и вечный Михаил Круг играли из машинных динамиков трагически не громко.

Так был ли формат у «Абалакского поля», о котором мне твердил организатор? Тот, который я не поняла? Можно ли его разглядеть в том сумбуре, который творился и который назван на афишах «международным»?

Я, честно, не поняла, в чём была его международность, но если это про контекст, а не про уровень, тогда ещё нечего, но если это про размах и готовность принять европейцев или, упаси Господи, американцев и австралийцев… то тут, батеньки, конфуз. За переломанную лестницу без освещения, пьяный контингент и нарушение тишины ночью тут если не под трибунал, то точно по шапке!

Хотя… ведущий старался как мог. Я его обожаю за неспешность, вежливость, знание истории. Но мне, скорее всего, скажут, что я пиарю «Небо и Земля», потому что познакомилась с ним именно там.

Екатерина Тайлакова/ автор статьи

Блогер, общественный деятель, путешественник. Родилась в Калининградской области, жила в Хабаровске, училась в Украине, закончила вуз в Ханты-Мансийске, ныне живу в Сургуте. Посетила более 20 стран, около 1000 выставок и не собираюсь останавливаться. Победитель Всероссийских и региональных конкурсов молодёжных проектов, автор программ "SMM: философия служения людям", "Умелый копирайтинг", "Школа блогеров". Пишу на темы: культура и искусство, социальная и молодёжная политика, туризм, приветствую блог- и пресс-туры на промышленные объекты и знакомлюсь с "мужскими" ремёслами.

Загрузка ...
Уральский меридиан

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: