"Золотая лихорадка" докатилась до Кургана: все на прииски! | Уральский меридиан

Поиски золота всегда привлекали  людей, сколько жизней и здоровья теряли они в поисках этого драгоценного металла. В XIX веке не где – нибудь на Аляске, или Диком Западе, а в России, в Западной и Восточной Сибири, на Среднем Урале начинается «Золотая лихорадка».

В 1826 году Правительством России были даны первые разрешения на поиски золота в Сибири. Министр финансов, граф Егор Францевич Канкрин добился Высочайшего разрешения для заинтересованных купцов «отыскивать золотоносные руды и пески по Вятской, Тобольской и Томской губерниям, в казенных дачах, не принадлежащих горным заводам».

В 1838 году вышло Правительственное Распоряжение относительно частной золотопромышленности в Сибири, которым разрешалось потомственным и личным дворянам, Почетным гражданам и купцам 1-ой гильдии производство золотого промысла в Западной и Восточной Сибири, за исключением Забайкальского края и Алтайского горного округа. В мае 1870 года последовало издание нового Устава о частной золотопромышленности, который определил общие для всей Российской империи правила производства, поисков и разработки золота из россыпей и отменил многие формальности по разведке, заявке и разработке приисков. Правительство охотно выдавало разрешения на добычу золота, однако не все имели большие средства, чтобы вкладывать их в разведку, обеспечение партий рабочих продовольствием, одеждой, оружием, лошадьми и инструментом.

"Золотая лихорадка" докатилась до Кургана: все на прииски!
На золотых приисках в Сибири. н. ХХ в.

Газета «Тобольские губернские ведомости» сообщала: «Как известно, естественные богатства Сибири с давних времен завоевали себе внимание и правительственных и общественных сфер, и, представляя, как для одних, так и для других заветное «Золотое дно», служили в то же время немалой притягательной силой для целой армии частных предпринимателей – капиталистов, крупных и мелких. Среди всей груды правительственных актов, направленных к подъему и наибольшему развитию тех, или иных отраслей экономической жизни нашего края, несомненно, одно из главных мест, если не первое приходится отвести вопросу о положении Золотопромышленного дела в Сибири«.

Разведкой золота занялись и курганские купцы, некоторые из которых, посвятили этому делу всю жизнь, но, в большинстве случаев, эти поиски заканчивались безрезультатно.

Курганский купец первой гильдии Федор Васильевич Шишкин, первый городской голова, еще в 1836 году начал искать золото в Восточной Сибири, в 1850-1860-е годы он снаряжал экспедиции в Березовский край, тратя на это немалые суммы.

В 1872 году Шишкин представил в Тобольский губернский статистический комитет, составленную им карту северной части Уральского хребта с показанием золотоносных россыпей, обнаруженных им во время путешествий 1851–1852 и 1861–1863 годов. К карте было приложено объяснение.

Приведу некоторые строки из его записей: «В лето 1876 года мною совершено в разных местах Уральского хребта, прилегающих к границам Тобольской губернии Березовского округа, седьмое обследование поисков золота. В течение предыдущих шести лет я исследовал места по реке Северной Сосве. Означенная местность пространством, по меньшей мере, в 500 квадратных верст и залегает к стороне Уральского хребта углом, уклонившимся на юго-западе. На этом — то пространстве я и провел шесть лет самых усиленных поисков золота. Мне случалось бить шурфы в то самое время, когда лишь стаивал снег, и я находил от поверхности до глубины многих аршин, а в некоторых местностях даже до самой твердой каменной почвы – талую землю. Во многих речках и логах этой местности я встречал присутствие золота, а в некоторых получались только знаки. В 1863 году я успел пройти в сравнении с прочими годами, далее к вершинам Ляпины, встречая постоянно признаки золота, но и в этот раз, вследствие больших горных дождей – спутников осеннего времени, достигнуть начальных истоков Ляпины не было никакой возможности. От постоянного дождя на горах, вечно покрытых снегом, весьма скоро образовались не только из речек, но даже из сухих логов, такие потоки вод, что окончательно не было возможности переправляться. По обследованию, пройденной местности, на протяжении до 300 верст, в отношении нахождения золота ничего не встретил я интересного. Если и доводилось выбить несколько шурфов в горах Урала, которые образовались из зеленого камня, то золота в них не было. В некоторых горах я находил небольшие шурфы каменного угля, но, вследствие другой задачи, на эти минералы не было времени обратить внимание».

Но не только непогода преследовала искателей золота, но и разного рода болезни, которые губили людей и животных.

«Исследовав в 1863 году местность, находящуюся в 100 верстах от Ляпины, где ранее я находил признаки золота, я направил туда передовую партию рабочих. Но, лишь началось движение, как пять из шести лошадей заболели опухолью на груди и в продолжение трех дней пали. Оставшись с одной лошадью, и ввиду полученных сведений, что по всей местности свирепствует заразительная болезнь на оленей, так, что даже медведи падали, далее следовать было более чем рискованно».

За все годы трудов, Федор Васильевич так и не нашел больших залежей золота, и в конце своих путешествий писал: «И так, делая обзор моим обследованиям в настоящем и в предшествовавших годах, я обязан сказать, что хотя мне, быть может и не доведется, по случаю преклонных лет, более пускаться за поисками золота, но и в сию минуту я остаюсь при твердом убеждении, что правый берег Ляпины со временем будет с пользою исследован».

"Золотая лихорадка" докатилась до Кургана: все на прииски!
Золотые прииски. н. ХХ в.

Курганский купец Иван Александрович Бронников также занялся золотоискательством, в 1881 году он оформил доверенность крестьянину села Иковского Кузьме Николаевичу Козлову:

«Милостивый Государь, Кузьма Николаевич, доверяю Вам производить от моего имени деятельность по поиску золотых россыпей, а также руд, минералов и дорогих камней, на каковой предмет уполномочиваю Вас:

  1. Составлять поисковые и разведочные партии в размерах, каковые будут необходимы, нанимать для этого рабочих людей с письменными видами, заключать с ними договоры, рассчитывать по мере надобности и доставлять им содержание и удовлетворять им платой, согласно договору, заготовлять предметы продовольствия для партии, инструменты и материалы для работ. По открытии золотых россыпей, руд, минералов и дорогих камней, и, убедившись в благонадежности каждого работника, заявлять на мое имя, на имя полицейских управлений, или других мест, копии с заявок получать и предоставлять надлежащим властям в сроки о частной золотопромышленности определенные.
  2. При поисках золотосодержащих россыпей, записывать все в установленные книги, которые представлять по принадлежности на ревизию в указанные законом сроки. Во всех случаях, могущих встретиться по поручаемому Вам делу, доверяю Вам поступать по своему усмотрению.

Однако, эта деятельность также не принесла Бронникову никакой особой прибыли.

Всего несколько месяцев на золотых приисках пробыл курганский купец Василий Иванович Гарышев. 27 мая 1848 года в Курганское хозяйственное Управление пришло донесение от горного исправника Ачинского и Минусинского округов, в котором сообщалось, что: «3-ей гильдии купеческий сын Василий Гарышев после одержимой болезни на прииске Никольском Волею Божией помер от горячки». Таким образом, он не только ничего не нашел на золотых приисках, но и умер там.

В те годы золотодобывающая промышленность обеспечивала работой тысячи человек.

Крестьяне окрестных волостей также отправлялись на золотые прииски на Урал и в Сибирь, кто-то нанимался на работу к промышленникам, а кто-то занимался хищническим промыслом, воровством.

Продолжение следует…

Фото превью: кадр из документального фильма «Среда обитания. Золотая лихорадка»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: