Курганский исполнитель «Невидимка»: «Я всю жизнь был готов к этому»

Немного опоздав в кафе заходит молодой парень в модных кедах и  кепке с надписью «андеграунд«. Он заказывает кофе и присаживается за столик. За этим артистом пришлось погоняться ни одну неделю. Кто он? Начинающий продюсер, состоявшийся музыкант, городской кутила или простой семьянин? От курганских подвалов — до московской сцены: о весёлой жизни исполнителя молодёжной группы «Невидимка» Дмитрия Конова  — в эксклюзивном интервью ИА «Уральский Меридиан».

— Дим, расскажи о себе.

— В этом году мне исполняется 30 лет. Взрослый дядька, жена и дочь семи лет. Образования у меня нет — только девять классов школы. Аттестат и вовсе где-то потерял. Вырос я в Заозёрном. Детство было весёлым: гаражи, районы, стрелки. В общем, все прелести 90-х и начала 00-х. Еще с ранних лет увлекался музыкой, учился в музыкальной школе. В 11 лет я попал на концерт группы «Король и Шут», там увидел настоящих панков, стало страшно интересно. После «Киша» я понял, что хочу стать музыкантом и играть в группе.

Дмитрий со своей семьей

— На каких песнях ты вырос и какую музыку предпочитаешь сейчас?

— Первые кто повлиял на меня были «Сектор газа», «Rammstein», «Король и Шут» и «Гражданская Оборона». Сейчас слушаю современных, самобытных музыкантов, «новую русскую волну» и немного «рейва»¹.

— Как происходит процесс творчества?

— Ты ловишь некую гармонию, затем пишешь музыку и только в последнюю очередь придумываешь слова, хотя бывает иначе. У меня есть хороший напарник и большой друг — Илья Кандалов, с которым мы вместе творим и работаем. Мы знакомы уже лет двадцать, наверное. С ним мы многое прошли, поэтому сейчас нам легко заниматься творчеством вместе.

— Расскажи про концерты в Москве и Питере?

 — Что сказать, круто! Я как будто всю жизнь был готов к этому. Несколько раз мы выступали при многотысячной аудитории. Никакого волнения не было тогда. А сейчас немного волнуюсь — надо держать планку. Это волшебные минуты или даже магия…

— Чем занимается компания Bromedia?

— Медиа продакшн. Снимаем клипы и свадьбы, записываем песни. Наша команда состоит из 15 человек. В общем, можем всё. Записать трек у нас стоит 5 000 рублей. Это дешево для России, но в Кургане звучит дико. Клип можно снять и за 10, и за 50, и за 100 тысяч рублей. Клиентов достаточно, но не в Кургане. Мы ориентируемся на большую сцену.  Сейчас у нас две студии в городе. Первая — это продакшн полного цикла, во второй мы репетируем и устраиваем джем сейшены (посиделки с ребятами).

«Jam session»

— Чем ты вдохновлялся при создании клипа «Мое гетто под окном»? Бюджет, гонорар и прочие нюансы.

— Я позвонил товарищу и попросил деньги на клип. Все финансы ушли на актёров и еду. Никто ничего не заработал. У самих актёров вопросов по поводу клипа вообще не возникло. Дали денег — работаем. У нас было две рельсы для съемок, 50 человек в распоряжении, четыре продюсера, гримёры и блины². Это уже не творчество, а акт искусства. Кто-то видит дружбу и плач, кто-то думает, что это чернуха, третьи просто в восторге. Больше всего мне нравится сам процесс. Фидбэк³ огромный.

— Как ты общаешься с фанатами?

— Не могу пройти мимо. Всегда со всеми общаюсь и фотографируюсь. Хочу быть народным героем. Если взять в пример столичных исполнителей, то часть из них с фанатами не общается — сохраняют образ. Хочется быть самим собой. Как поёт Макс Корж: «Я просто делаю своё музло». Классные строки.

Дмитрий Конов и Илья Кандалов

— А что по поводу монетизации вашего проекта? Насколько это прибыльно?

— Есть iTunes, есть концерты — на этом зарабатывают современные артисты. Все деньги находятся в обороте. Инвестируем, получаем, снова инвестируем, набирая обороты. Наши менеджеры очень выручают. Это крайне нестабильная стезя. Есть хороший стимул — жена и дочка. Крыша над головой и еда есть, не голодаем.

— Представь, что к тебе подходит человек и задаёт вопрос: «Что такое рэйв?». Как ты ответишь?

— Это танцы, тусовка, что-то необузданное и молодое, дискотека. Очень трудный вопрос. Для меня это работа. Я слежу, чтобы не приехала полиция, чтобы никого не убили (бывали и такие случаи), но, слава богу, мы всё предотвратили. Это сходка всего городского сброда: габберы⁴, ботаны и мажоры. Все общаются, все становятся единым целым. На рейвах я никогда не зарабатывал. Собрать тусовку не так уж сложно. Нужно сделать рекламную компанию и найти помещение. Второе гораздо сложнее. Представь, ты приходишь снимать помещение, говоришь: «У нас тут будет культурно-массовое мероприятие». Не скажешь же, что тут будет дикий угар. Посмотри на названия рейвов, например «Грех X». Это натуральная пощечина обществу. Кстати о полиции. Полиция приезжает всегда!

— Что не хватает нашему городу?

— Мощного предводителя и культурного пласта. Москва, Питер и Казань — это не Россия. Всё остальное — Курган. Меня что-то держит здесь. Я люблю свой город. У нас очень открытые и душевные люди. Мы милая деревня и не видели всяких перформансов и акционизмов.

— Чего бы ты хотел пожелать читателям?

— Оставайтесь людьми и творите, не слушая никого, мир!

Название группы

Рейв — массовая дискотека с выступлением диджеев и исполнителей электронной музыки.

Отсылка к фильму «Страх и ненависть в Лас-Вегасе».

Фидбэк — отклик, обратная связь.

Габбер — это люди, которые слушают музыку в стиле хардкор. Один из жанров электронной музыки и поджанр хардкор-техно. (прим. редакции)

Илья Кандалов, участник группы «Невидимка»

фото превью — Дмитрий Конов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...
Уральский меридиан

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: