Елена Сусой – надежда ненецкого народа | Уральский меридиан

Елена Сусой – надежда ненецкого народа

В середины зимы 1933 г., когда солнце уже начало потихоньку всходить над горизонтом ямальской тундры, в одном из чумов ненцев родилась девочка, родители назвали её – Еля, что в переводе на русский означает – Надежда. Произошло это недалеко от посёлка Мыс Каменный.

Зимнее стойбище оленеводов Ямала

Как и всех детей тудровиков, её с малых лет привлекали к труду. Совсем маленькая Еля с удовольствием собирала ягель для прирученных оленят, сухие ветки и мох для дымокура, вдевала нитки-жилы в ушко уголок плохо видящих бабушек, стремилась во всём им помогать. И сама потихоньку многому училась у них. А вечерами, собравшись в чуме, детвора любила слушать сказки, легенды, разгадывать загадки. Вот с этих младых годов Елена из рода Сусой получила своё первое образование, которое сыграло огромную роль в её жизни… и в истории и будущем всего Ямало-Ненецкого автономного округа.

Елена Григорьевна до самой смерти помнила все народные предания, которые она когда-то слышала. Но она в детстве боялась русских.

Однажды ей очень повезло, она услышала одного из самых знаменитых сказителей ямальской тундры Михаила Вэли (Вэлли), на стойбище, вечером, он рассказывал легенду о непобедимых богатырях. Это были русские люди, видимо поморы, спасшие ненецкий род от врагов, пришедших из Енисейского края. В благодарность, ненцы сложили легенду, с тех пор Еля перестала бояться русских. Так что когда в 1941 г. к ним к ним на стойбище приехали на калданке (маленькая деревянная лодка. – прим. Автора) супруги Алексей Кузьмич и Дарья Алексеевна Ковалёвы, она уже не испугалась. Алексей Кузьмич работал зоотехником, поэтому он сразу уехал дальше в оленьи стада, а его жена осталась. Дарья Алексеевна работала воспитательницей интерната в посёлке Новый Порт, и приехала забирать детей в школу. Елена Сусой вспоминала, что Ковалёва угостила всех жителей стойбища бутербродами из чёрного хлеба, намазанного вареньем из морошки, «и тогда нам стало понятно, что русские тоже ценят дары нашей тундры, как и мы ценим дар русской земли – хлеб. Обычно те сухарики, которыми мы запасались в Новом порту, к осени уже заканчивались. Жили мы одной рыбой, которую ловили на реке Ю-яха, так что хлеб был для нас лакомством».

Еля хотела поехать в незнакомый посёлок, где-то учиться, узнать что-то новое, уже тогда сказывался её характер – Елена Сусой ничего не боялась! Кстати, она была средней в многочисленной семье. Сейчас мало кто знает,  но братья и сёстры её почему-то недолюбливали. Об этом она нехотя как-то обмолвилась, когда я работал в музее-квартире Леонида Лапцуя и пили чай. Почему, она не стала уточнять… жизнь стачивает все углы проблем, но в сердце всё  равно остаётся что-то… Елена Григорьевна в тот вечер говорила не много, но очень по делу… я помню все встречи с ней. Но вернусь к её жизни, которую восстанавливал по крупицам, воспоминаниям людей, документам, времени, пока работал в музее-квартире Лапцуя у меня было много. Ах да, Леонид Васильевич Лапцуй, учился в той же школе, а потом стал её мужем. Но об этой истории расскажу позже.

Когда Еля всё же уехала, выяснилось, её мама не хотела отдавать дочь в интернат, она иногда ворчала на отца «Зачем записал свою среднюю дочь в школу на собрании колхозников? Ведь есть в тундре люди, которые щадят своих детей и не посылают их в неизвестные дали!». Но дальнейшая судьба Елены Григорьевны показала, каким прозорливым и дальновидным оказался её отец. Наверно, родственники чувствовали, какой стальной стержень в её характере, (это всегда отпугивает людей). Исследуя её биографию, казалось, все невзгоды она преодолевала легко… во всяком случае, её слёз и жалоб никто и никогда не слышал… а совсем наоборот! Она шла по жизни смело, без улыбки глядя всем смело в глаза… а этим мало кто может похвастаться… я как-то в одном интервью, посвящённым её 80-летию написал, что «Елена Григорьевна, железная леди Ямала». И честно говоря, до сих пор я считаю, что это так. Но это мои размышления… Но всё же вернусь к её биографии, хотя мне это непросто, потому что Елена Григорьевна, это часть, и очень важная, моей жизни.

Её отец, видимо, чувствовал, что Еля далеко не совсем проста, как может показаться любящим родителям. И он хорошо видел, что его дочери в стойбище не будет спокойной жизни, поэтому отправил учиться в школу-интернат, расположенный в посёлке Мыс Каменный.

После шестого класса, в 1949 г. она поступила в Салехардское педагогическое училище, на подготовительное отделение. В 1954 г. Еля поступила в Ленинградский педагогический институт им. А.С. Герцена. Здесь она познакомилась с учёными-североведами: З.Н. Куприяновой, Н.М. Терещенко, Л.В. Хомич. Кстати, студенты не только учились, но и консультировали своих преподавателей. Елена Григорьевна с законной гордостью пишет, «Наталья Митрофановна Терещенко в предисловиях к словарю ненецко-русского языка и книге «Ненецкий эпос» даже благодарит меня за помощь».

После окончания института она вернулась в Салехард, преподавала в педучилище. Потом работала заместителем редактора газеты «Красный Север», заведующей кабинетом политического просвещения Пуровского райкома КПСС. С 1961 по 1964 г. – аспирантка Ленинградского отделения института языкознания Академии Наук СССР. Работала воспитателем санаторно-лесной школы в Салехарде, преподавала ненецкий язык в национальном педагогическом училище. Позже работала школьным инспектором ОКРОНО ЯНАО. С 1972 г. работала научным сотрудником сектора школ Севера ЯНАО Московского НИИ национальных школ Министерства Просвещения РСФСР. В начале девяностых была методистом ненецкого языка филиала Тюменского института повышения квалификации педагогических кадров.

Вклад Ели, вернее «надежды» ямальского народа, Елены Григорьевны в науку Ямала, образование детей, а значит в будущее народа, неоднократно оценивали: в 1970 г. было присвоено звание «Отличник народного просвещения»; 1980 г. – почётное звание «Заслуженный учитель школы РСФСР»; 1982 г. Сусой защитила диссертацию по теме: «Методика обучению чтению на ненецком языке в начальных классах»; в 1987 г. была награждена Серебряной медалью ВДНХ СССР; в 1995 г. ей присуждена «Орден Дружбы народов»; в 2003 г. присвоено звание «Почётный гражданин Ямала»; 2003 г. за пропаганду культурного наследия народов Севера и фольклора и в связи с юбилеем, посвящённым 105-летию первой библиотеки на Ямале и 130-летию со дня рождения И.С.Шемановского, награждена Почётной грамотой Департамента по культуре и спорту ЯНАО. В 2003 г. решением Совета Института народов Севера, присвоено звание почётного выпускника, за выдающийся вклад в деле сохранения и возрождения языков и культур коренных малочисленных народов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока. В 2004 г. Елена Григорьевна была награждена специальной премией Губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа за успехи в сохранении, развитии и пропаганде культурных ценностей коренных малочисленных народов Севера в номинации «Музыкальное искусство». В этом же году награждена Почётным дипломом «Мудрость года» за победу в конкурсе общественное признание. В 2005 г. награждена медалью в честь 60-летия Победы за работу в тылу.

Елена Сусой подготовила школьные учебники ненецкого языка. Кроме этого ею были написаны книги «Из глубин веков», «Леонид Лапцуй. Страницы жизни и творчества». Также изданы книги по произведениям Леонида Лапцуя «Заповедное слово заветное», «Инудота Хаара». Это своего рода сборники образных выражений  на родном и русском языке, собранных автором. Но и этого мало. Елена Григорьевна всю жизнь собирала ненецкий фольклор. Но одно дело просто записать сказки, былины, а совсем другое спеть их, донести до слушателя, да так, чтоб проняло до самой души. У Елены Григорьевны был потрясающий голос. Когда я слушал её, то всегда удивлялся, как в этой маленькой женщине умещался такой мощный голос.

Главным делом всей её жизни стало создание в 1994 г. музея-квартиры Л.В. Лапцуя филиала МВК им. И.С. Шемановского. Леонид Васильевич был её мужем. С тех пор Елена Григорьевна его бессменный руководитель.

Мне всегда казалось, за годы, что она провела вдали от родной тундры, Еля должна была забыть о кочевой жизни. Но как она сама вспоминала, когда снова вернулась в тундру, «мне было страшно подойти к упряжке летних строптивых оленей, боялась браться за хорей, взять в руки моржовую узду для правления передовым оленем…». Но нет, прошлое не исчезло бесследно, родная тундра напомнила о её детстве и чувство радости охватило её, значит, она по-прежнему дочь этого рода и не имеет права бояться упрямого передового оленя. И вот уже мчали нарту пять оленей за упряжкой проводника по древней дороге предков рода Сусой.

Музей-квартира Леонида Лапцуя

За эти восемьдесят лет, что пролетели над Ямалом, жизнь здесь сильно изменилась, но всё также неукротимые обские волны шумят и поют, как и много лет назад. Но это уже иные песни, они о людях, которые приехали сюда, чтобы «преобразить» тундру. К сожалению, эти люди не знают, какая богатая история хранится рядом с ними. К счастью, дети по-прежнему учатся по её учебникам, читают книги, люди ходят в созданный ею музея, а значит, жизнь, которую прожила Елена Григорьевна, прошла не зря.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ЧИТАТЕЛЯМ:

Читайте самое интересное в нашем ТГ-канале

Присоединяйтесь к нам в других соцсетях

Стали очевидцем события или есть красивые фото и видео...

Присылайте нам в редакцию, где вам удобно!

Написать в редакцию admin@ural-meridian.ru: Сообщить новость

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Прокрутить вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: