В Екатеринбурге строят «сетку» для принуждения инвесторов через произвол

Екатеринбург сквер храм Святой Екатерины

Член Экспертной группы «Условия ведения бизнеса» Координационного совета по ОРВ Свердловской области Александр Трахтенберг для ИА «Уральский меридиан» дал оценку происходящему в Екатеринбурге противостоянию «гражданских активистов» и публичной власти по поводу строительства Храма Святой Екатерины на земельном участке около здания Правительства Свердловской области и Свердловского академического театра драмы:

Есть такая партия – партия погромщиков. «Если не знаешь, как поступить – поступай по закону»

Этой ночью случилось то, что должно было случиться – рано или поздно. Откровенно незаконные действия так называемых защитников так называемого сквера на Октябрьской площади перешли в бунт, если говорить откровенно. Средства подавления бунтов хорошо известны, во всем мире известны, вне зависимости от политического режима. Только государство имеет монополию на насилие.

Очень многие из числа «защитников» «сквера» не имеют понятия, что такое закон, верховенство права, нормы права, соблюдение прав других. Налицо типичный правовой нигилизм. Даже решение «швейцарского суда» для таких пустой звук – «ваш кровавый суд», почти дословно.

Ларчик просто открывается…

В основе всего лежит решение Екатеринбургской городской думы об изменении «назначения земель» в ПЗЗ в отношении земельного участка, который условно определен под строительство объекта недвижимости – здания религиозного назначения. Чуть из теории. Норма права не может в одном случае действовать, во втором действовать, а в двух десятках случаях не действовать. Право универсально и действует само по себе, там не должно быть никаких «помощников» в лице погромщиков. Кроме того, оспаривание какого-либо решения органа власти, что исполнительного, что законодательного (представительного – для МО) может быть только и исключительно теми, чьи права нарушены. Это юридическая аксиома. В противном случае мы имели бы современное «гуляй поле» и батьку Махно.

Выше упомянуто — «объект недвижимости»; первично – любое здание, любое сооружение капитального характера, прежде всего, является объектом недвижимости и подпадает под ограничения и условия, которые определены в нормах регулирования. В нашем случае это нормы градостроения. Ключевое – если проект строительства не противоречит определенным ограничениям, соблюдены все правила и условия, никто не имеет право препятствовать строительству объекта недвижимости. Никто. Вне зависимости от назначения этого объекта. Более того, если такое случается, по факту, мы имеем препятствование законной деятельности. Аналогично — препятствование деятельности СМИ; на минуточку, уголовное деяние.

Инициаторы строительства от первого дня до сегодняшнего находились и находятся в правовом поле, увы, к сожалению, такого нельзя сказать о «защитниках сквера». При этом большого желания попасть в правовое поле там нет никакого. Есть ощущение, что они и не умеют оперировать в правовом поле. И не очень понятно, чего не хватает – желания или умения.

Несмотря на последние события – бунт, бунтовщики и прочее, еще можно все вернуть в правовое поле. Суд – это единственное, что гарантирует нахождение в правовом поле. Такой суд состоялся. Даже вокруг суда определенная публика устроила шапито – размахивала какими-то бумажками, выдавая их за надлежащие экспертные заключения надлежащих экспертов, причем, которые никак не относятся к предмету иска. Предмет иска – оспаривание решения Екатеринбургской городской думы об изменении назначения земель в ПЗЗ по участку под строительство здания Храма Екатерины. Вероятность выигрыша по такому предмету иска высока, учитывая судебную практику – изменения в ПЗЗ не должны противоречить Генплану. Хотя, тут есть над чем поразмышлять… Что мы имеем – «ненадлежащий истец». Эта публика даже не удосужилась серьезно подготовиться к суду. Что это? Русское «авось»? Деятельность на ниве «защита прав» предполагает умение использования законов, постановлений и прочего, наконец, знание и умение использовать судебную практику. Ничего этого, как видно, нет – отсутствие присутствия. Вызывает умиление требования т.н. истцов объяснить, кто может подавать подобные иски — дно. История с обращением в суд сильно напоминает предыдущую историю – вокруг формулирования вопросов для муниципального референдума. Грамотный юрист не может не знать, что на муниципальном референдуме не могут быть вынесены вопросы за пределами полномочий муниципальных образований. Так не делается.

Теперь коротко о самом бунте

Что мы имеем на сейчас. Инвесторы определились с застройщиком. Разрешение на строительство здания, выданное уполномоченным органом в установленном порядке этому застройщику. Застройщик приступил к реализации своих прав – строительство в интересах инвесторов здания Храма Екатерины. Совершены конкретные действия – сформирован забор вокруг земельного участка, на который выдано разрешение. Застройщик обязан совершить такое действие – время совершения никак не регламентировано. Застройщик выставил охрану – количество охранников ничем не регламентируется. Это все абсолютно законные действия.

Действия бунтовщиков

Причинение, повторное, ущерба частной собственности. Раз. Активное и целенаправленное длящееся во времени препятствование законной деятельности «правообладателей». Два. Проведение массовых акций без получения соответствующих разрешений уполномоченных органов. Три. Неподчинение законным требованиям работников правоохранительных органов. Четыре. Нарушение законных прав жителей Екатеринбурга на спокойную, тихую жизнь в районе Октябрьской площади. Пять. Возможно, можно еще что-то перечислять…. Все это против абсолютного бездействия государства.

Так называемые «переговоры»

О возможности проведения переговоров уже ранее упоминалось… Сейчас это случилось по факту. Сразу возникают вопросы: первый – предмет переговоров, второй – участники переговоров, третий – полномочия каждой из сторон переговоров и полномочия представителей каждой из сторон, четвертый – статус и «полномочность», возможно, принимаемых решений.

По первому вопросу – отмена решения уполномоченного органа в рамках установленных государством процедур не может быть реализована, это будет нарушение закона – нормы регулирования не предполагают такого варианта.

По второму вопросу – законными участниками переговоров могут быть инвесторы, застройщик и, условные, противники строительства. Что там делают представители РПЦ и православные общественники? Что там делает главред одного из СМИ?… Как определить «законность» представителей, условных, противников строительства.

По третьему вопросу – кто и каким образом будет подтверждать полномочия представителей сторон. Сторона «за» — понятно, сторона «против» — в принципе непонятно.

По четвертому вопросу — кто и как будет гарантировать реализацию решений; вероятность оспаривания принятых решений; каким образом стороны переговоров могут принудить уполномоченный орган изменить свое законное решение.

Из опубликованных ранее материалов в СМИ следует одна из целей всей этой истории – построение сетки для реализации задач «принуждение» инвесторов через произвол. Помнится один такой деятель уже отсидел свои четыре года в точности за это. Недопустимо участие в принятии решения какого-либо населения по конкретному инвестиционному проекту.

Если бунтовщики в итоге победят в противостоянии с крупнейшими инвесторами Урала, что ожидает малый и средний бизнес…

Фото превью: e1.ru

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...
Уральский меридиан

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: