Олег Чегодаев: «Если встречу медведя – буду его фотографировать» | Уральский меридиан
CHegodaev7

Амбассадор Уральских гор, путешественник и спортсмен Олег Чегодаев, который отправился 1 мая в уникальную экспедицию по Уральским горам, рассказал о трудностях маршрута и истории трансуральских переходов. Встреча состоялась в природном парке «Оленьи Ручьи», ее организатором стал турклуб Ural Travellers (Уральские покатушки).

О том, что перевал Дятлова – ничем не примечательный, но раскрученный бренд, что человек – куда опасней клеща и медведя, – об этом и многом другом Олег Чегодаев рассказал корреспонденту «Уральского меридиана».

– Я сам себя называю амбассадором Уральских гор. Но эта история не только про меня. Считаю, что все те, кто занимается продвижением Урала – они тоже амбассадоры. Уральские горы – самые протяженные в России, самые доступные для пешего их прохождения без использования альпинистского снаряжения. Уральские горы – самые неизвестные. Когда я общался с жителями Салехарда, многие не имели представления, что вообще делается на Южном Урале и как он выглядит. Эти залесенные широкие долины, этот запах цветущей липы… Жители Южного Урала, в свою очередь, не представляют красот Северного и Полярного Урала – эти кары, ледники, оленеводы, кочующие на своих деревянных нартах по бескрайним тундрам… Урал логистически разделен, юг никак не связан с севером.

Трансуральский маршрут – не первый крупный проект Чегодаева. Двадцать лет он ходил по горам и покорил все тысячники (вершины гор высотой более 1000 метров) Южного Урала, а их более пятидесяти. Еще один проект, который он придумал – «Корона Урала». Это пять красивейших вершин: Большой Иремель на Южном Урале, Большая Ослянка на Среднем, Тельпосиз на Северном, Пайер на Приполярном и высочайшая точка Урала гора Народная на Полярном Урале.

– Трансуральский маршрут – это путешествие по пяти основным «уралам» – Южному, Среднему, Северному, Приполярному и Полярному. Многие мне говорят, что есть еще Мугоджары в Казахстане и Пай-Хой в заполярье. Безусловно, это геологическое продолжение Уральских гор, как и Новая Земля, но исторически сложилось так, что это другие горные системы.

Олег Чегодаев: «Если встречу медведя – буду его фотографировать»
Фото Олега Чегодаева

– Вы не первый, кто пытается пройти весь Уральский хребет. Расскажите, кто до вас покорял?

– Мои предшественники – великие первопроходцы Уральских гор, их опытом я пользуюсь. Первый человек, который совершил трансуральский переход, это венгерский ученый Антал Регули. В XIX веке он искал финно-угоских предков на Урале, совершил большой переход от Екатеринбурга до пролива Югорский Шар, собрал много краеведческой информации. К сожалению, его исследования до сих пор не переведены на русский язык.

Эрнст Гофман – это человек, который сделал много для Урала. Первая экспедиция Русского географического общества в 1847 году была отправлена на Северный Урал «для исследования границ между Европой и Азией на всем протяжении их». Экспедиция ставила главной задачей «собирание материалов к составлению по возможности верной карты и подробного описания в физическом и естественно-испытательном отношениях Урала и обоих его склонов от 60 градусов северной широты на юге и до берега Ледовитого моря на севере».

Эрнст Гофман – профессор минералогии Санкт-Петербургского университета. За свою жизнь ему пришлось преодолеть немало верст на оленьих и собачьих упряжках, сплавляться по опасным горным рекам, проваливаться в полыньи, много часов не вылезать из седла, подниматься в горы, изнывать от летней жары и гнуса, мерзнуть в 50-градусные морозы. Он прошел 5/6 всего Урала.

Еще один трансуралец – Владислав Карелин, один из старейших туристов региона, мастер спорта, заслуженный путешественник России. Он прошел от Мугоджар до острова Вайгач в нескольких маршрутах. Разработал проект стадийного прохождения Урала. Всего в рамках прохождения всего Урала было совершено 33 маршрута. В честь него еще при жизни названа одна из вершин.

– Формально маршрут Карелена не был единым маршрутом и состоял из нескольких десятков отдельных походов. Но вклад Владислава Георгиевича в развитие идеи прохождения Урала, а также осуществленное им первое прохождение всего Урала от Пай-Хоя до Мугоджар, не позволяют оставить его маршрут без внимания.

Конечно, без экспедиции Николая Рундквиста я не представляю трансуральский маршрут. Эпохальное событие, в 1991 году он с экспедицией прошел почти весь Урал. Написал книгу «100 дней на Урале», которая до сих пор не потеряла своей значимости. В течение 100 дней основная группа, состоящая из восьми человек, при поддержке многочисленных вспомогательных групп прошла комбинированный вело-пеше-водный маршрут по Уралу. Не пройденными остались южная половина Южного Урала, участок Северного Урала от Конжаковского Камня до перевала Дятлова.

Сергей Каржаев, парень из Красноярска, в 2010 году прошел весь Южный Урал, в 2011 году прошел от Златоуста до Полярного Урала. Его маршрут – наиболее эталонный, он практически не сходил с гор.

И последний в 2019 году – Кирилл Фронюк, за 71 день не прошел, а пробежал от Оренбурга до Карского моря, очень крутое достижение. В рамках его маршрута было пройдено 2/3 Уральского хребта, совершены восхождения на знаковые и высочайшие вершины всех частей Урала. Не пройденными остались южная часть Южного Урала, участок Северного Урала от Конжаковского Камня до перевала Дятлова, часть Приполярного Урала севернее горы Народная и весь Полярный Урал (кроме Константинова Камня и горы Пайер).

Олег Чегодаев: «Если встречу медведя – буду его фотографировать»
Фото Олега Чегодаева

– Рундквист с командой шли сто дней по Уралу, а вы за 4-5 месяцев хотите пройти. Получается, они круче вас?

– Они, безусловно, круче меня! Ведь они шли в 1991 году, когда не было еды, навигаторов, нормальной одежды, обуви… Рундквист – реально очень крутой дядька! С другой стороны, они иногда шли, иногда ехали на велосипедах, иногда плыли на байдарках. Это другой маршрут, и он короче на 500 километров.

– Среди ваших партнеров – несколько заповедников, и вы планируете проходить через них. Поскольку эти территории с особым статусом, праздное их посещение запрещено, у вас какие-то особые условия или вы будете платить штрафы?

– Я подошел к этому ответственно. У меня волонтерские договоры с особо охраняемыми природными территориями. Есть большой перечень работ, который я должен для них выполнить.

– И в заповеднике «Денежкин Камень» тоже?

– В этот раз я не планирую заходить в «Денежкин Камень», а пройду вдоль его границы. С некоторых пор я дружу с этими заповедными людьми, на них оказывается большое давление из-за ситуации с месторождением меди. Я считаю, что их как минимум нужно поддерживать.

– Ваш фильм «Катастрофа Шемура» набрал почти два миллиона просмотров. Вы там были в прошлом году, снимали эти мертвые реки и мертвые леса. В рамках трансуральского маршрута вы планируете вновь пройти эти места и посмотреть, что там изменилось? И вообще, турист должен быть экологом?

– Турист обязательно должен быть экологом. Прошли те времена, когда турист не должен был оставлять после себя следов. Сегодня и этого уже мало. Путешественник должен делать территорию, по которой идет, чище. Что касается шемурских карьеров, проблема в том, что это где-то там, далеко в горах, никто не видит, но внимание к этой беде нужно привлекать обязательно. В этот раз я там проходить не буду, у меня другие цели и задачи. Я не готов вступать в конфликтные ситуации на этом маршруте. Но в основном я стараюсь не обходить стороной экологические проблемы.

– Проблему с мусором на маршруте вы как решаете?

– Сжигаю. То, что не сгорает, уношу с собой до ближайшего контейнера. Я планирую проект по сбору мусора в горах. Кто больше соберет и вывезет мусора – получит от меня сертификат на товары в моем «Посольстве Уральских гор».

– Какие трудности при планировании такого маршрута? Как с безопасностью?

– Во-первых, расстояние более трех тысяч километров, во-вторых – ограничение во времени, есть только пять месяцев, чтобы пройти хребет с юга на север. Это не Ликийская тропа в Турции, не нацпарки Северной Америки, у нас климат суровее.

По всему маршруту у меня отправлено 17 посылок с провизией. Но есть такие отрезки, где населенных пунктов нет совсем. Первая половина из трех тысяч километров – это, по сути, репетиция. От Кытлыма начнется самое интересное и тяжелое испытание.

На маршруте стараюсь не думать дальше, чем на ближайшие сто километров. Представьте, если б я все время представлял три тысячи километров страданий, боли и одиночества? Итак постоянно болят ноги, спина, то жарко, то холодно, то есть хочется, то пить, о семье скучаю… Компенсируют фантастические рассветы, закаты, встречи с интересными людьми, осознание великого дела. У меня есть мотивация, может, глупая, конечно: хочу попасть в энциклопедию и оставить свой след в истории Урала. Для меня это важно.

Олег Чегодаев: «Если встречу медведя – буду его фотографировать»
Фото Олега Чегодаева

– Зарядки гаджетов хватит на пять месяцев?

– Сразу скажу: я не планирую пользоваться солнечными батареями. В горах неделю может не быть солнца, к тому же это очень хрупкое устройство, можно легко сломать. У меня с собой несколько устройств, которым нужна энергия. В навигаторе я использую литиевые батарейки, они легкие и даже для автономок, где не будет цивилизации, их количества мне должно хватить. Для фотоаппарата у меня пять аккумуляторов, постараюсь, чтобы хватило до конца путешествия. Для телефона есть внешние аккумуляторы, периодически подзаряжаю в магазинах и на базах отдыха.

Что касается безопасности, у меня с собой спутниковый трекер. Я считаю, что это стандарт безопасности в 21 веке для всех путешественников. Вообще, если волков бояться – в лес не ходить. Я оцениваю все риски и стараюсь адекватно к ним относиться. Самое страшное для меня в этом путешествии – возможные травмы, падения на курумах, непогода, дикие животные, люди… Главное здесь – иметь голову на плечах.

– А если медведь выйдет на дорогу? Туристы часто используют громкие звуки, свистки – так они предупреждают медведей о своем присутствии. А вы что будете делать, когда увидите медведя?

– Буду его фотографировать. Если серьезно, никаких гарантий нет, с медведем все очень сложно. Хотя, я не знаю случаев на Урале, когда медведь убил туриста. Зато много случаев, когда люди убивали туристов… Единственная безопасная встреча с медведем – это та, которая не состоялась. Но я стараюсь обозначать свое присутствие – постукиваю палками, иногда покрикиваю. Пока видел только следы, но за свою жизнь уже раз 15 встречался с косолапыми.

– Говорят, что в этом году особенно много клещей. Сколько вы ежедневно с себя снимаете?

– Я бы не сказал, что много, но по 5-10 клещей ежедневно с себя смахиваю. Я обрабатываю себя обильно специальными средствами. Вижу, он ползет… нанюхался – и сам отваливается, репелленты парализуют клещей. Нужно соблюдать простые правила: заправлять штаны в носки, пользоваться репеллентами, уметь слушать свое тело. Самый страшный кошмар – это когда клещ попьется в попу, очень сложно его там обнаружить.

– Каков бюджет экспедиции?

– Примерно полмиллиона рублей. Я стараюсь не отказывать себе ни в чем. У меня есть хорошие спонсоры, но эта сумма плюсом к спонсорской помощи. Еда, снаряжение… Хотя, можно сделать в два раза дешевле, если не брать дорогие американские сублимированные продукты, например. Если есть возможность вкусно поесть, то я не буду обходиться гречкой. Моя цель – не похудеть и не страдать от стандартной раскладки.

– Сколько вы с собой воды несете?

– Вода – очень важный фактор. Например, на Южном Урале в горах воды не так много, она есть примерно в полутора километрах ниже от вершин. Поскольку я ночую наверху, стараюсь заранее запастись тремя литрами воды – это хватает на ужин и завтрак. На Среднем Урале с водой туго, все бобры «забобрили», найти чистую воду проблематично, в ручьях какая-то жижа грязная. Поэтому иду от деревни к деревне и там пополняю запасы. На Северном Урале и дальше уже будут снежники, с водой проблем быть не должно.

– Как вы собираетесь возвращаться обратно, покорив последнюю вершину Урала Костантинов Камень в Коми?

– Это очень удобная и интересная история. Мне очень повезло, что у подножия Константинова Камня проходит ведомственная газпромовская дорога. Когда я спущусь вниз, выйду на дорогу, меня заметят, приедет служба охраны и… отвезет меня в Воркуту. Туда попасть сложно, а выбраться оттуда легко!

– Что вы думаете об истории с перевалом Дятлова?

– Я крайне негативно отношусь к этой истории. Это одно из самых популярных и известных мест Урала во всем мире. Место незаслуженно распиаренное, место, на котором люди делают большие деньги, плодят теории, чтобы больше интереса вызывать, снимают фильмы, водят толпами туристов… Нет там ничего интересного, вполне себе обычный участок Северного Урала. Обидно, что самое популярное место основано на трагедии и крови. Что там случилось – я не знаю, и спекулировать на этой истории не хочу. Самое интересное, что люди туда «ходят» чуть ли не с полиэтиленовыми пакетами, из разных стран мира. Часто гибнут, не потому, что мистика, а потому, что приезжают неподготовленными.

Олег Чегодаев: «Если встречу медведя – буду его фотографировать»
Фото Олега Чегодаева

– Пишут, что вы уже зарыли на Южном Урале серебряную монету. Что это за идея?

– Мы сделали пять уникальных серебряных монет, на которых изображены пять частей Урала. Если я пройду весь маршрут, напишу книгу, в которой будет рассказано, где спрятаны эти монеты. Любой желающий может найти этот клад! Теперь остается надеяться, что пройду маршрут до конца…

Экспедицию Олега Чегодаева можно наблюдать в реальном времени на странице проекта.

Следите за новостями ИА «Уральский меридиан» на нашем ТГ-канале.

Фото превью: Олега Чегодаева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: