Как помочь женщине, которая устала быть матерью? Рассказала психолог | Уральский меридиан

«Мне 26 лет, я в отпуске по уходу за ребенком! Отпуском это никак не назовешь, а еще меня бесит моя 9-месячная дочь», — с таким категоричным заявлением Оксана (имя изменено — от автора) пришла на прием к психологу. Что же с ней произошло?

Оксана до родов занималась публичной деятельностью, была маркетологом в крупной компании, у нее был очень широкий круг общения. Выступления на публике, интересные командировки, путешествия, подруги. Ее ждали новые проекты, награды, перспективы, однако мечта стать мамой ее, как и многих женщин, не отпускала. Новость о том, что она ждет ребенка, сделала успешную бизнесвумен еще счастливее. Оксана хорошо зарабатывала, супруг тоже был «на коне». Вместе они готовились к встрече с дочкой, постепенно будущая мама отошла от дел и начала готовиться к появлению малышки с большим предвкушением. В спальне уже все было готово: кроватка, костюмчики, специальные подушки для кормления, был сделан даже ремонт — хайтек сменили на более мягкие ванильные тона. И чудо пришло — девочка родилась здоровой, с голубыми глазами и белыми кудрями.

Первый месяц к Оксане было много внимания, с Дашулькой стремились поиграть и понянчить все родственники и подруги. Дочка росла спокойной девочкой в первые месяцы, поэтому родители находили время и на романтические ужины, прогулки по улицам города. Но со временем радость от пухлых щечек прошла. Грудное вскармливание, стирка, уборка, глажка, готовка перевели жизнь Оксаны в плоскость «бытового болота». Муж устроился на дополнительную работу, чтобы семья ни в чем не нуждалась, но при этом почти совсем лишил себя возможности помогать новоиспеченной матери.

Ближе к 9 месяцам радость от того, что Оксана теперь мама, почти ушла. Пучок на голове, пуховик и спортивный костюм с пятном от каши, мешки под глазами и чувство недосыпа стали новым образом когда-то сияющей ухоженной девушки. Все это безумно ее угнетало. Участились скандалы с мужем, сексуальная жизнь практически сошла на нет. Оксану стали посещать приступы ненависти к собственной дочери. А еще однажды муж предложил Оксане пригласить нянечку: «Ничего себе предложение! Это что значит? Я плохая мать?! С одним ребенком справиться не могу!? Вот это поворот — такого стыда и унижения я еще не испытывала», — сделала вывод Оксана.

Уже позже — на приеме у психолога — она поделилась тем, что никак не могла простить себе фразу, которую бросила в адрес ребенка: «Уберите ее от меня, она меня бесит!» Нет, девушка не была из тех матерей-агрессоров, напротив, она делала максимально все, чтобы стать идеальной матерью, следовала всем советам из интернета: развивала мелкую моторику, постоянно старалась придерживаться правильного графика для грудничков, кормила по требованию, водила Дашульку в бассейн, выполняла все указания педиатра по плану прививок и осмотров. Как-то раз она прочитала, что 8-месячным малышам полезно рассматривать семейные фотографии, а мамы должны попросить детей показать близких людей.

Вместе с дочкой они дошли до свадебных фотографий, и в этот момент Оксана расплакалась, ей казалось, что все их мечты о семье совсем не сходятся с той реальностью, что ее окружает. Во всем она винила только себя, муж был прав, она — никчемная мать. Из-за случившейся истерики она уже не могла сдерживать эмоции и все свои чувства вылила на мужа, который пришел с работы и спросил: «Что у нас сегодня поесть?» А ужина не было. Опустим момент разбирательств, кто прав, а кто виноват и кто сколько делает для семьи, и перейдем к развязке: слова супруга: «Может, тебе пойти к психологу?» Оксана расценила как желание мужа указать не только на ее несостоятельность в качестве матери, но и отклонения в психике.

Конечную точку в этом психозе поставил обычный понедельник. Оксана позвонила своей маме. Она попросила бабушку Даши посидеть с внучкой, пока сама посвятит это время себе, потому что сил у нее уже не было, но появилось желание что-то изменить. Но ее мама отказалась, объяснив, что сегодня у нее запланирован важный поход к косметологу. У Оксаны случилась истерика от того, что даже родная мама отказала ей в помощи, что ей (по сути, совсем немолодой женщине) дороже косметолог, а не родная дочь. К тому же для нее было большим шагом попросить об услуге близких, женщине было сложно переступить через гордость и убеждение, что со всем она справляется в этой жизни самостоятельно. Однако Оксана собралась с эмоциями, потому что надо было везти дочку к врачу. В больнице встретила знакомую. В очереди в кабинет подруги разговорились.

Подруга Оксаны очень хорошо ее понимала, у нее был сын примерно такого же возраста, как и дочь Оксаны. Она сказала, что ей помог психолог (муж отчасти был прав, психолог — это не про диагноз), и предложила сходить вместе на консультацию, пока малыши спят в колясках днем, Оксана как раз успеет на беседу. Помогло ли ей посещение специалиста, рассказала Евгения Писарева, ведущий психолог центра «Семья», которая ранее помогла знакомой Оксаны. Психолог сама мама четверых детей.

Первая консультация

Молодая мама перед консультацией долго пыталась привести себя в порядок, но пока они дошли до центра, Дашулька проснулась, и  вид мамы приобрел все тот же образ: всклокоченные волосы, шарф в кармане и отекшие от усталости глаза. Как вспоминает Евгения, всю первую встречу Оксана плакала. Но причиной было не то, что ее кто-то обидел или сделал больно. Боль шла из ее души. Мама наконец нашла безопасное место, где смогла высказать все свои чувства, не получая в ответ наставлений, осуждений, упреков и других ненужных для помощи и поддержки эмоций.

«Я хочу сказать, что первая встреча с психологом, первая консультация — это большой шаг, потому что человек сильно переживает, волнуется, даже боится. В какой-то мере это даже стыдно — сказать, что у тебя что-то не получается. Но тут дело не только в том, что ты рассказываешь свои неудачи и проблемы чужому человеку, а в том, что, проговаривая это вслух, подсознательно начинаешь сам признавать сложившуюся ситуацию. Это очень трудно и больно. Здесь обязательно нужна поддержка, безоценочная.

Как помочь женщине, которая устала быть матерью? Рассказала психолог
Фото: Лидия Аникина © ИА “Уральский меридиан”

Оксана большую часть первой консультации жаловалась на свой внешний вид, ее угнетали обломанные ногти, непрокрашенные корни в блонд, пятно на штанах, которое она все время прикрывала рукой — “стыдно очень, не заметила”. Она говорила, что у нее есть деньги на поход в салон и магазин, но нет сил идти на маникюр и сидеть там четыре часа, потому что ей постоянно хочется спать. Кому-то может показаться, что косметологические процедуры — это мелочь. Но в случае с нашей героиней для нее это была настоящая трагедия. Она привыкла так жить с детства, в ее семье ухоженность возводилась в культ. Она привыкла видеть себя такой, а не в спортивном костюме. Из-за этого у нее сильно упала самооценка и это считывалось во всех ее действиях, словах», — вспоминает Евгения.

Оксана на этой встрече говорила, что она никчемная мать и ей ужасно стыдно из-за того, что она испытывает чувство ненависти к своей крохе. Девушка рассказала, что, оберегая своего ребенка от себя, в порыве сильного гнева брала курицу и разделывала ее, выговаривая на филе птицы все самые страшные слова, которые хотела сказать дочке. В голове была настоящая каша. И в какой-то момент консультации, сделав длинную паузу, Оксана обреченно произнесла: «Все понятно, я обратилась не к тому специалисту, потому что, скорее всего, мне давно уже нужна помощь врача-психиатра, муж был прав — я сошла с ума».

После первой консультации Оксана не посещала специалиста неделю. Но вернулась, потому что стабилизации состояния хватило не надолго, приступы гнева вернулись. Какой была работа с психологом у Оксаны и когда стало легче, рассказала ее консультант Евгения Писарева, ведущий психолог центра «Семья», мама четверых детей.

Как помочь женщине, которая устала быть матерью? Рассказала психолог
Фото предоставлено психологом

«В первую очередь человеку нужна эмпатия (осознанное сопереживание текущему эмоциональному состоянию). Психологу при первой встрече главное — установить контакт с человеком. Как понять, что он есть? Только тогда, когда он тебе начнет доверять самые глубокие переживания и самые страшные, на его взгляд, мысли. Чтобы это возникло, и нужна сопричастность к его страданиям. Люди, как и наша Оксана, задают в ходе консультации вопросы: “А почему так?” Безусловно, я могла бы ей рассказать причину сразу, но она была бы в тот момент не готова это услышать, ответ Оксана должна была найти сама. Поэтому в нашей истории вначале мамочке надо было понять, что она не одна так чувствует себя в материнстве. Большинство людей  уверены, что это только с ними что-то не так, а вокруг их окружают вполне адекватные и сильные личности. Поэтому для начала  мы старались уйти от этой мысли, потому что я, в том числе и как мама четверых детей, точно ей могла сказать, что взъерошенные волосы на голове, обломанные ногти и усталость — это вполне нормальное явление для всех мам, сколько бы им ни было лет, какой бы это ни был ребенок по счету — все переживают одинаковые эмоции. Другое дело, что справляются с ними люди по-разному».

Психолог рассказала, что уже на первой консультации специалист посвящает время присоединению к человеку, фильтрации чувств. Консультант помогает взрослому человеку в момент словесного потока проговаривать свои душевные переживания. Дело в том, что, как ни странно, с возрастом говорить о своих чувствах становится гораздо сложнее. Здесь надо пояснить, что есть мысли, о чем мы думаем, — это наши убеждения, базовые установки, чаще навязанные извне, а есть чувства — длительные и устойчивые эмоциональные отношения человека к вещам или событиям. Очень условно все чувства делятся на страх, злость, грусть и радость (подробнее можно узнать из колеса Роберта Плутчика). Оксана в своем состоянии чувствовала почти весь список.

Взрослому, который запутался в бытовых процессах своей жизни, весьма сложно отвечать на вопрос: «А что вы испытывали в момент, когда (в нашем случае) кричали на ребенка?»

«Желание накричать — это не эмоция, а внутреннее действие. А чтобы разобраться с чувствами, психолог может задавать вопросы примерно в таком порядке:

“Что ты чувствуешь, когда хочешь накричать?”

“Гнев, злость”.

 “А злишься на кого?”

“На себя”.

“Зачем?”

 “Ругаю, ведь я — плохая мать”.

 “А что такое “плохая мать” в твоем представлении?”

“Та, которая вечно уставшая, злая и ничего не успевает”.

 “А ругаешь зачем?”

“…странный вопрос. Все так делают, а разве можно как-то по-другому?”

“Когда себя ругаешь, это помогает тебе?”

“…эмоции выплескиваю… а вообще нет… еще больше унижает”.

Конечно, задает специалист их не так конкретно, более наводяще, но так понятнее для наглядности — что одной из причин злости, гнева (из речи человека), является элементарная физическая усталость и эмоциональное выгорание (как основное — отсутствие полноценного сна). Для чего это нужно? Дело в том, что вся история Оксаны — это только ее субъективный взгляд со стороны. Когда мы вербализируем, проговариваем свои чувства, эмоции и мысли, мы не только слышим, но и начинаем видеть себя со стороны, и неожиданно начинают появляться ответы на собственные вопросы. В нашем случае Оксана уже на первой консультации сказала, что могла бы спать вместе с ребенком. Так она подчеркнула сама свой первый ресурс для восстановления», — рассказывает консультант.

Вербализация чувств имеет разные техники. Например, существует техника непосредственной вербализации, когда человек продолжает фразу «Меня беспокоит, разочаровывает, радует….». Или же есть опосредованная вербализация эмоций, когда человек со стороны слышит «Я чувствую, что тебя беспокоит, радует…». Вербализация помогает прийти к пониманию не только с чужим человеком, но с самим собой.

«Очень важно, чтобы человек рассказывал о своих чувствах. Потому что в процессе беседы я могу лишь строить гипотезы, из-за чего он столкнулся с той или иной проблемой, повлияли на это родительские, семейные отношения или нет, но фокус в том, что только человек знает об этом. Психолог может лишь указать к этому путь, помочь рассмотреть со всех сторон и дать рекомендации. Но самостоятельно пройти этот путь будет практически невозможно, потому что наедине с собой вы будете задавать только удобные для себя вопросы. Подсознательно вы будете себя оберегать и ответите максимально бережливо для своей психики. И самое важное, психолог, смотря на вас со стороны, знает о специальных психологических техниках, которые могут стабилизировать эмоциональный фон, а также разбирается в возрастной, личностной психологии, в кризисных ситуациях. Специалист задает вопросы, после которых человек может сказать: «Вы как будто видите, знаете все про меня». Пожалуй, так и есть, ведь мы учились этому и нарабатывали опыт», — объяснила Евгения Писарева.

Екатеринбург ЦПКиО Новый Год иллюминация каток северное сияние коньки
Фото: Лидия Аникина © ИА «Уральский меридиан»

После какой консультации по счету стало проще?

Уже после первой консультации Оксана призналась, что ей стало легче, причиной тому была использованная психологом техника активного слушания (постановка вопросов, поощрение к беседе, перефразирование и обобщение, отражение чувств, паузы молчания…).

«Оксана сказала “спасибо” уже за то, что ее просто выслушали. Плюс мы смогли найти какие-то ресурсы для отдыха, сна. Желание проявить жесткость к дочери не возникало неделю, она стала спокойнее общаться с мужем, — вспоминает психолог. — Произошли эмоциональный выплеск и опустошение, которые помогли стабилизировать ее состояние на время. Да, на тот момент крики еще не прекратились, злость еще сохранялась. Но ситуация стала более спокойной — на время. А дальше началась совместная работа, мы учились просить и принимать помощь от близких, только на это ушло, в случае с Оксаной, 2–3 консультации. Далее, исходя из запросов клиентки, мы посвятили время отработке отношений с супругом. Хочу пояснить, что в терапии мы следуем за человеком всегда. И с Оксаной мы пробовали ролевые перестановки, поскольку теперь их было трое и внимания мужчине почти не осталось. А ведь отцы, женщины должны это понимать, тоже ждут, что жена и к ним проявит заботу, не только к детям. Мужчины тоже не высыпаются, когда ребенок плачет. Поддержка в этот момент в идеале должна быть обоюдной. Сложно сказать, в какой момент проблемы начали у Оксаны уходить, но каждая консультация была маленьким шагом к исцелению души».

Как объяснила Евгения Писарева, у психологов в арсенале много инструментов для помощи человеку, разных способов и техник, начиная от направлений в психологии: гештальт-психология, психоанализ, когнитивно-поведенческая терапия, метафорические карты, медитация, НЛП (нейролингвистическое программирование) и многое другое. И для каждого человека техника применяется индивидуально, условно говоря, работая с метафорическими картами, кому-то психолог может предложить не описывать их, а сложить из карт домики. Это консультант решает исходя из опыта и ресурсного состояния человека. Выбор происходит в момент общения с ним когда психолог прописывает гипотезы: по какой причине человек чувствует или говорит так, а не иначе. Таким образом специалисты выстраивают направление.

Например, человек в разговоре упоминает ссору с ребенком, мужем и матерью, психолог это отмечает и спрашивает: «Что сейчас из этого для тебя более актуально?», в ответ, например, слышит: «Мама», тогда специалист начнет работу с детско-родительских отношений, и этот вектор может изменяться в процессе консультаций. Психология — это своего рода творческий, часто интуитивно направляемый процесс. Например, если на консультации человек ведет себя активно, двигается, открыто разговаривает, то консультант может использовать психодраматические приемы для того, чтобы увидеть ситуацию или проблему более реально, объективно, иногда с позиции другого человека. Можно предложить  человеку побыть его мамой и попросить описать, как он себя чувствует, чтобы он сделал в той или иной ситуации. Тогда человек сможет по-иному посмотреть на ситуацию с родителем.

Когда терапия больше не нужна?

Этот вопрос с человеком психолог решает привычным и самым действенным способом — диалогом.

«Периодически я повторяю человеку: если вы чувствуете, что уже не нуждаетесь в моей систематической поддержке, вы можете мне об этом сказать в любой момент. Либо я сама замечаю, что человек хочет отдохнуть, потому что отработал самую актуальную для него историю и ему нужен перерыв. Но при этом психолог должен дать понять, что в случае, скажем так, «обострения» ситуации человек может мне позвонить и договориться о встрече. Так настроены только те психологи, которые в первую очередь ориентированы на оказание помощи, а не на зарабатывание денег. С этим надо быть осторожнее», — предостерегает Евгения.

Специалист будет безопасно для человека спрашивать и задавать вопросы. Например, если клиент пришел с проблемой детско-родительских отношений, а это очень долгая и болезненная терапия, мы отработали с ним какую-то историю, я понимаю, что нужно еще, а он  говорит: «Я не готов», то никто не будет его убеждать в том, что все равно нужно продолжать встречи. Нормально и для человека сказать психологу, когда не выстраивается контакт и он чувствует, что встречи не помогают: «Давайте, мы завершим консультации». Это нормально, такое случается. Это, в том числе, принятие ответственности на себя за свое состояние, свой бюджет, в конце концов, чтобы потом не страдать о потерянном времени или деньгах. Очень важно находить своего специалиста. Поэтому завершение консультаций — это обоюдная история психолога и клиента.

Мамы должны помнить, что они уже, в любом случае, большие молодцы, что продолжают материнство, несмотря на все свои переживания. Каждый день трудятся и не бросают свое дитя. Но надо помнить и о себе. Помощь необходимо просить не жестами или глазами, а ртом. Говорить надо конструктивно, конкретно, без намеков.

Например, если вы хотите сварить борщ, то подходите к мужу и говорите напрямую: «Возьми сына на час, я приготовлю обед». Помните, мужчинам нужно давать очень четкие указания, а если вы будете сидеть, дуться и молчать или, наоборот, ходить и агрессировать, то он не поймет, что не так, пока вы не скажете.

Британский педиатр и детский психоаналитик Дональд Вудс Винникотт говорил: «Каждый родитель был ребенком и в определенном смысле им и остается». Поэтому ему тоже нужна забота и помощь взрослых, а взрослость — это рациональность и знания. Если диалог с супругом так и не выстраивается и вам кажется, что вы бьетесь о закрытые двери, опускаются руки и муж не воспринимает ваши просьбы, тогда стоит искать помощи в безопасном месте — кабинете психолога.

Следите за новостями ИА «Уральский меридиан» на нашем ТГ-канале.

Фото превью: Лидия Аникина © ИА «Уральский меридиан»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Прокрутить наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: