«Коллеги на работе довели до увольнения». Рекомендации психолога о самооценке | Уральский меридиан
Ночь искусства арт тролейбус люди

Ольга — 29 лет, не замужем, детей нет. В детстве часто подвергалась сравнительной оценке со старшей сестрой.

Она с детства жила с оглядкой на родительское мнение. Мама и папа то и дело намекали ей, что старшая сестра была всегда на шаг впереди. Отстаивать свое «Я» Ольга так и не научилась, и когда родители настойчиво рекомендовали переехать в другой город, возражать не стала. Это были не те доверительные отношения, когда взрослые помогают принять решение и поддерживают начинания своих детей. Их советы были сродни указаниям, но в семье никто и никогда не делился чувствами и переживаниями — взрослые практически все время уделяли работе, а с дочерьми говорили только о правилах, ответственности — показывать слабость было нельзя.

Переехав в областной город, Ольга поступила в вуз, окончив его, нашла хорошую работу по профессии. Она и сейчас работает в компании, которая изучает геосферу. Коллективы геологов — это команда людей, которая сплачивается годами, для них не характерна текучка, и влиться в подобные группы бывает весьма сложно.

Вдобавок к ситуации с коллегами наша героиня имела трудности с личными границами. Определить собственные желания и ценности ей не удавалось. Девушке казалось, что все настроены против нее: сплетни в ее адрес, косые взгляды и конфликты с коллегами привели к психосоматическим расстройствам.

Проработав так три года, Ольга почувствовала, что совсем потеряла ресурсы, но уволиться тоже не могла — нашу героиню загонял в угол страх. К тому времени усугубились проблемы с самооценкой. Она поняла, что нужна помощь. Ольга была на тот момент одинокой не потому, что жила одна, а по причине того, что находилась в замкнутом круге: работа — дом, дом — работа. Никаких хобби, увлечений, спорта, друзей — вне работы у нее не было. Отвлечься девушке было не с кем.

Получилось так, что Ольга подсознательно понимала: ничего ценного, кроме работы, у нее нет, и если уволиться, то никто и ничто не поддержит. Поэтому девушка и держалась за место, где продолжала страдать.

Уже на первой консультации у психолога Ольга почувствовала прилив сил и бодрости.

Как прошла первая встреча?

Ольга пришла к Ксении Мазитовой, ведущему психологу тюменского регионального центра «Семья», с запросом: «Из-за постоянных конфликтов с коллегами у меня стала болеть даже спина». Примерно так она обрисовала свою душевную боль, сказав, что хочет уволиться, но сильно боится.

«В беседе мы стали отрабатывать, насколько мнение о конфликтах реально, не является ли происходящее лишь ее субъективной точкой зрения. В диалоге вместе пришли к тому, что у Ольги сформировалась низкая самооценка. И все оценочные суждения в свой адрес девушка воспринимает как угрозу. Стало понятно, что из-за субъективного восприятия у нее установилось мнение, что все на нее нападают. Из-за этого у Ольги были проблемы с личностными границами – могла одновременно кого-то допускать чересчур близко, а кого-то наоборот отталкивать. Чем это для нее оборачивалось? Слишком близко пускала в свое пространство руководителя, он этим пользовался и частенько перегружал работой, а она думала: “Ну, как я ему откажу, он же директор”. Напротив, коллег, которые находились с ней в одном положении и могли бы где-то помочь с работой, отдаляла и порой вела себя с ними агрессивно, поэтому и возникали конфликты и пересуды», — рассказывает психолог.

Поскольку проявлений чувств любви от родителей у Ольги не было, то во всех решениях ее преследовали сомнения: «А правильно ли я делаю?» Мама и папа не показывали, как гордятся успехами, в разговорах преобладала критика, отсюда появились заниженная самооценка и неуверенность в действиях. Это не значит, что родители ее не любили. Любили и даже очень, просто не проявляли этих чувств.

Электричка платформа знак инвалид люди метро
Фото: Лидия Аникина © ИА «Уральский меридиан»

Почти к 30 годам Ольга пришла к выводу, что все, что с ней происходит, — это ее максимальный уровень, на большее она не тянет; женщина привыкла соглашаться на меньшее — не противиться тому, что ей предлагают люди, которым она хоть как-то доверяла. В реальности это складывалось так: родители сказали поступать в институт в другой город, значит надо так сделать, начальник сказал взять этот проект, а не другой (может, более перспективный), значит надо взять. Сама себя убедила в том, что то, что ей предлагают, это и есть данность, которой она достойна. Как уточнила психолог, все это происходило со Ольгой неосознанно. Увидеть со стороны такие вещи без помощи специалиста практически не реально.

«Безопасно для клиента с моей стороны прозвучало несколько гипотез по поводу самооценки. В моих рекомендациях было: начать решать проблемы, конфликты и другие ситуации методом диалога с людьми, а не наедине с самой собой. Для Ольги было открытием узнать, что нормально задавать коллегам вопросы в случае, если ты что-то не понимаешь или с чем-то не согласна. Вторую часть беседы посвятили тому, что учились смотреть на ситуацию не столь субъективно, в принципе, пришли к осознанию того, что все происходящее по большей части это лишь субъективное видение, поэтому не все так однозначно плохо, как клиент говорит. Это такое отождествление, что “Я” — есть “Я”, “другой” — есть “другой”. И он имеет право быть таким, каким хочет. Так к Ольге пришла мысль того, что на работе никто не обязан подстраиваться и радовать ее», — говорит Ксения Мазитова.

Психолог объяснила, что в первой консультации важен эффект экспертности. Человек иначе воспринимает информацию от психолога, чем от своей, к примеру, близкой подруги. Относится к ней более серьезно, чувствует большую уверенность и доверяет словам: «Ты не такой плохой, как думаешь». Специалист в таком случае дает понять, что мир вокруг тебя нейтральный, окружение в большинстве случаев увлечено своими проблемами, и все что происходит — это ответ на твои поступки, действия, слова. Грубо говоря, если ты ударишь кулаком стену (нагрубишь человеку), то тебе будет больно (услышишь от него что-то неприятное в ответ). Это не наказание, не карма, не рок — это ответ на твои решения.

Почему же человек не осознает таких простых вещей сам?

Как считает Ксения Мазитова: «Все простое и есть самое сложное для человека». Что это значит?

«Советы из разряда: “Будь собой, полюби себя, будь проще, радуйся жизни” — это говорится повсеместно, но никто по факту не знает, что с ними делать. Однако когда они детально прорабатываются со специалистом, то приходит осознание, что это не просто мысли в твоей голове. Для многих новость о том, что правила можно нарушать, становится открытием. Иногда мне приходится слышать на консультации: «А что, так можно было?» Да, можно было просто отключить телефон и не продолжать разговор, например. Я не говорю, что нужно пускаться во все тяжкие и нарушать все нормы приличия, я говорю о том, что, когда есть проблемы с границами, нужно учиться их выстраивать, согласовав это с собственным “Я”, а не только потому, что так надо», — объясняет психолог.

Испытывать постоянные сомнения взрослый человек может из-за родительских отношений в прошлом. Как объясняет психолог, если мама постоянно говорит тебе: «Мир опасен, никому не доверяй, ты в этом городе одна, а мы далеко», то человек, несмотря на то, что такие установки закладывают не со зла и не прямым текстом, начинает постоянно тревожиться, что он действительно одинок, начинает бояться одиночества и подсознательно уже готовится к худшему.

«Коллеги на работе довели до увольнения». Рекомендации психолога о самооценке
Фото Лидия Аникина © ИА «Уральский меридиан»

Вторая консультация. 5 месяцев спустя

Прошло почти полгода с первой консультации. Оказалось, что разговор с психологом был, как укол адреналина в сердце для Ольги. Она набралась смелости, написала резюме. На это ее побудила рекомендация психолога: прописать все свои достижения, чтобы увидеть, какая она молодец. А так в действительности и было, ведь за время работы и учебы наша героиня накопила ценную базу знаний и навыков.

На составленное резюме обратила внимание весьма крупная компания из-за рубежа. Ольга прошла собеседование, и ее взяли на высокооплачиваемую работу в другой стране. Кажется, что все — вот он, счастливый конец истории, но прошло несколько месяцев, лекарство от психолога закончилось, и все трудности стали повторяться. Хотя вокруг было все совершенное иное: люди, город, задачи в работе.

Но проблемы с коллегами и боль в спине невероятным образом вернулись. Как объяснила Ксения Мазитова, это все закономерно. Ведь только чтобы проработать проблему самооценки, потребуется не менее 10 консультаций, с посещением специалиста хотя бы один раз в неделю. Но Ольга посчитала, что ресурсов, полученных на первой консультации, хватит, и в итоге ошиблась.

«Следующая консультация прошла онлайн. Да, коллектив сменился, но проблемы остались. В этот раз она работала с коллегами-мужчинами, но снова была убеждена, что все настроены против нее. И только на второй консультации смогла окончательно принять факт того, что проблема не в людях, которые ее окружают, а в ней. Мы пришли к пониманию того, что это она так все воспринимает и создает такую среду, которая становится конфликтной. То есть так формирует контакты с людьми, чтобы максимально ухудшить хорошие условия. Проработать этот момент пока не получилось, потому что встречи еще не окончены. Такие люди приходят на консультацию, когда их совсем прижимает. А когда все на пике — прерывают терапию. Люди ждут от психолога таблетки, которая снимет боль мгновенно и навсегда, а такой нет. Пока Ольга не выделит время на погружение в длительную терапию, ее состояние “не хочу выходить из дома, мне грустно, плохо физически — поднимается температура, все против меня” будет возвращаться».

Психолог подчеркнула, что весь диалог второй консультации строился на том, что надо беречь себя и закрыть проблемы: семьи, детства. Ведь человек склонен в таком состоянии многое обесценивать. Ольге был снова дан совет записывать свои достижения. Как объяснил специалист, эффект от таких действий похож на работу с резюме. Люди склонны не замечать многие свои сильные стороны, а зацикливаются мысленно по большей части на плохом и смотрят на себя весьма критично. Но когда человек начинает записывать свои успехи и потом анализирует их — перечитывает, то это превращается в фундамент, на котором можно крепко стоять в случае, если неуверенность будет вновь пробиваться.

«Самооценка в принципе строится на достижениях, и она должна постоянно на что-то опираться. Приведу пример: если человек получил высшее образование и у него есть диплом, то вряд ли его кто-то сможет убедить в том, что он необразованный. Ведь есть так называемая корочка. Теперь смотрите, если взять личностные качества, например, вы хороший человек, но каждый может поставить это под сомнение, ведь документ на такое не выдается. И если вам будут со стороны говорить, что вы, напротив, злой или истеричный, то даже очень уверенную личность могут посетить сомнения. Поэтому такие списки достижений — подтверждение ваших успехов», — напоминает Ксения.

Психолог в завершении напомнила , что категории успехов у каждого человека свои. Если вам сложно вставать по утрам и из-за этого случаются опоздания на работу, а в один день вы это перебороли, встали пораньше и пришли на встречу вовремя, то надо себя за это хвалить: «Я молодец». Любые усилия над собой, которые привели к положительному результату, подходят для достижений. Не надо забывать, что у каждого свой успех. Ольга пока продолжает свой путь к избавлению от психологических трудностей, только ей решать, насколько длинным он будет. Психологи настаивают, что душевные травмы, как и физические болезни, могут перерасти в хроническую стадию, но в подавляющем большинстве случаев исчезают после длительной терапии.

Следите за новостями ИА «Уральский меридиан» на нашем ТГ-канале.

Фото превью: Лидия Аникина © ИА «Уральский меридиан»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Прокрутить наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: