«Дети вырастают полиглотами»: учитель из Кыргызстана о работе в многонациональных классах школы Екатеринбурга | Уральский меридиан

Учитель Эдиса Желденбаевна переехала из Кыргызстана в Екатеринбург 7 лет назад. С 2016 года она работает в школе №127, где сейчас учатся 1095 ребят, более половины из которых являются выходцами из других стран. Среди учеников Эдисы Желденбаевны – кыргызы, таджики, узбеки, армяне. Такая многонациональная атмосфера, царящая в классах этой школы, позволяет детям «впитывать в себя» традиции разных культур. Учитель рассказала корреспондентам ИА «Уральский меридиан» о преимуществах возникновения классов с такими разными и одновременно похожими учениками.

«Дети вырастают полиглотами»: учитель из Кыргызстана о работе в многонациональных классах школы Екатеринбурга
Фото: Лидия Аникина © ИА “Уральский меридиан”

– Эдиса Желденбаевна, расскажите, как получилось, что сейчас вы живете и работаете в Екатеринбурге?

В 2014 году наш сын поступил в Уральский федеральный университет. Первый год обучения мы общались с ним по видеосвязи. Однако в какой-то момент он предложил нам переехать поближе к нему. В то время мой муж был уже на пенсии за выслугу лет, и мы решили попробовать уехать из Кыргызстана. Чтобы не рисковать, подали документы на программу переселения соотечественников. За полтора месяца нам одобрили этот переезд, сказав, что в Екатеринбурге не хватает учителей. Через 2 месяца нам выдали сертификат участника госпрограммы. В январе 2015 года мы записались в консульство РФ, чтобы получить разрешение на временное проживание. 10 февраля 2015 года мы сели на поезд и прибыли в Екатеринбург. По приезде мы столкнулись с проблемой регистрации иностранного гражданина. Из-за этого я не могла устроить двоих своих детей в школу. Ситуацию усугублял и карантин. Мы обошли несколько школ, нас никуда не брали. Тогда мы обратились в департамент образования. Начальник отправила нас в школу №127.

– Вы сразу же начали там работать?

Нет, сначала в школу №127 я устроила своих детей. Быть учителем в России тогда немного боялась. В Кыргызстане я работала в двуязычной школе, где в течение 15 лет преподавала кыргызский язык в русских классах. Программа отличалась, поэтому я не очень хотела идти работать в образовательные учреждения. Директором школы №127 тогда был Глеб Борисович Дагаев. Он месяц уговаривал меня идти работать к нему. Директор пообещал поддерживать меня и помогать, тогда я и согласилась. Мне дали самый проблемный и сложный класс, потому что у учеников был серьёзный конфликт с учителем. Там были все нерусские. Я учила их один год и одну четверть. Следующий год я уже работала с классом, где было 8 русских учеников.

«Дети вырастают полиглотами»: учитель из Кыргызстана о работе в многонациональных классах школы Екатеринбурга
Фото: Лидия Аникина © ИА “Уральский меридиан”

– После смены директора вам дали ещё один многонациональный класс. Ребят из каких стран вы обучали?

В новый класс попали только 4 русских ученика из 25, остальные дети – это представители Таджикистана, Азербайджана, Армении, Узбекистана, Китая и других стран. Таким образом с 2016 года я работаю с нерусскими детьми. Мне очень нравится обучать класс, где есть ребята разных национальностей. В этом я вижу их уникальную особенность. Как-то раз я предложила новому учителю музыки послушать, как поют мои ученики. У неё сразу возникла идея создать ансамбль и принять участие в районном конкурсе. Я за неделю организовала родителей, с которыми мы купили костюмы. Только после того, как мы надели их на учеников, начали подготовку к мероприятию. В итоге на конкурсе «Народные узоры» мы заняли третье место. На этом мы не остановились. Продолжаем готовить с моей племянницей Айтурган ребят, занимаем с ними призовые места. Сейчас я также веду 4 класс, где всего четыре русских ребёнка из 31.

– В ваших классах учатся ребята, которые говорят на разных языках. Как вы преодолеваете языковой барьер?

Языковой барьер, безусловно есть, так как родители пришедших учеников являются мигрантами. После переезда у них возникает вопрос оформления детей в детские сады. Чаще всего это не получается сделать, и малыши находятся всё время дома, в своей языковой среде. Поэтому некоторые ученики приходят в школу и совсем не знают русского языка. В таких случаях меня спасают сами дети. Например, была ситуация, когда мальчику-таджику переводили мои слова на таджикский язык его ученики-соотечественники. Сейчас этот ребёнок учится в 6 классе и разговаривает на русском языке очень хорошо.

– Имея такой языковой барьер, какие методики вы применяете, преподавая иностранным детям русский язык?

Я стараюсь внедрить в обучение игры, хорошо помогают физминутки. К примеру, когда рассказываю стихотворение, то дети повторяют за мной движения. Так они запоминают некоторые слова. Помогает и пение песен, и сравнения русского, кыргызского, таджикского языков. Ну и, как я уже сказала, ученики сами помогают друг другу. Кому-то интересно, как считают на кыргызском языке, кому-то любопытно узнать, как слова будут звучать на азербайджанском языке. За счёт своей любознательности дети в таких классах вырастают полиглотами.

– Имея большой опыт обучения, на ваш взгляд, сколько времени необходимо ребёнку, чтобы выучить русский язык? Русский язык – сложный язык?

Ребёнку необходимо минимум 3 месяца, чтобы начать говорить на русском языке и понимать его. В 4 классе, который я веду, обучаются брат с сестрой из Таджикистана. Придя в 1 класс, они совсем не разговаривали на русском. Мне приходилось показывать им каждое действие, объяснять его. Слова мы повторяли по 10 раз. Я всегда говорила им: «Не знать – это не стыдно. Не учиться – это стыдно». Сейчас они отлично знают язык. Если говорить о русском языке, то, да, это сложный язык. Например, словарный запас кыргызского языка вместе с заимствованными составляет более 100 тысяч слов, а русского языка – около 100 тысяч слов. Таким образом, есть слова, которые мы не можем досконально перевести на русский. Особенно это касается характерных черт людей. Например, в кыргызском языке мы можем сказать одно слово, которое полностью опишет человека. На русском необходимо будет сказать несколько слов.

– Вы работаете с детьми, которые совсем недавно переехали в новую для них страну. Приходилось ли вам оказывать психологическую поддержку ученикам?

У нас в школе работает психолог, к которой могут обратиться и дети, и их родители, и учителя. Я также к ней периодически хожу, когда есть проблема того, что ребёнок мало занимается или его родители не хотят с ним работать.

– Вы уже говорили, что некоторые учителя отказываются работать с классом, где учатся дети мигрантов. На ваш взгляд, почему?

Такая проблема, действительно, существует. Учителя испытывают сложности в общении с этими детьми. Некоторые просто не хотят работать с ними из-за своих личных убеждений. Я толерантно отношусь ко всем ребятам. Это уважение стараюсь привить и к своим ученикам. Например, был случай, когда русская девочка назвала другую ученицу «чуркой». Тогда я всем детям объяснила, что значит это выражение, какая история у этого слова. Порой ребята не понимают значения таких слов, они просто повторяют за кем-то. После этого подобных случаев не было. Мне кажется, что все негативные эмоции возникают от незнания. Моя задача как учителя – это незнание развеять.

«Дети вырастают полиглотами»: учитель из Кыргызстана о работе в многонациональных классах школы Екатеринбурга
Фото: Лидия Аникина © ИА “Уральский меридиан”

Следите за новостями ИА «Уральский меридиан» на нашем ТГ-канале.

Фото превью: Лидия Аникина © ИА “Уральский меридиан”

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Прокрутить наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: