Юрист Арсений Артюх: параллельный импорт не исключил ответственность за контрафакт | Уральский меридиан

Юрист, партнер Группы компаний ЛЕВЪ&ЛЕВЪ-АУДИТ Арсений Артюх объяснил, что параллельный импорт не исключил ответственность за контрафакт. С юристом беседовал корреспондент ИА «Уральский меридиан».

– Корр.: у всех на слуху понятие параллельный импорт. В чем все-таки суть этого нового явления и такой ли он новый?

– А.А.: Не углубляясь в юридические тонкости, скажу, что тему параллельного импорта судебная система России знает давно и уже вырабатывала свою позицию по этому поводу. Но у многих, что-то слышавших про параллельный импорт возникают вопросы: в России теперь разрешен контрафакт? Расцветет торговля поддельными брендами? Теперь иностранные компании не смогут защитить свои права на интеллектуальную собственность? Давайте по порядку. Сразу скажу, нет, контрафакт не узаконили.

Что такое «параллельный импорт»? Это возможность ввоза различных объектов интеллектуальной собственности из-за рубежа без согласия на это правообладателя. Например, какой-либо производитель ушел из России – закрылись магазины. Параллельный импорт позволяет ввезти такие товары из сопредельных и иных государств с целью их перепродажи в России. Раньше за это можно было попасть под гражданскую, административную, уголовную ответственность по российским законам. Сейчас – нет.

– Корр.: Означает ли легализация параллельного импорта то, что за контрафакт не будут привлекать к ответственности?

– А.А.: Нет, не означает. Это совершенно разные вещи. Параллельный импорт – это ввоз оригинала, но в ситуации когда «Они нас не хотят, а мы их хотим». Контрафакт – это подделка бренда. За это ответственность не снята. Иностранный правообладатель и впредь обладает правом привлечь к ответственности и потребовать компенсации у продавца контрафакта. Подобными спорами всегда были полны арбитражные суды. Лично у меня было несколько дел, когда я защищал предпринимателей, продававших на рынке поддельные игрушки «Me to you» и к ним «прилетели» иски от британского правообладателя.

Что важно понимать: поскольку правообладатель не давал своего разрешения на распространение продукции на территории России, то гарантийные обязательства и претензии по качеству будут предъявляться к импортеру, который на свой риск ввез такие объекты в Россию. Вызывает вопросы работоспособность оборудования, сопряженного с программным обеспечением. Если железо можно ввезти в Россию, то иностранному правообладателю достаточно «выключить» работу Программного обеспечения на территории России и оборудование потеряет смысл. Надеюсь, что бизнес найдет точки роста в этих условиях и сможет не на словах, а на деле доказать, что кризис – это время возможностей.

Следите за новостями ИА «Уральский меридиан» на нашем ТГ-канале.

Фото: из архива редакции

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Прокрутить наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: