Дмитрий Маслеев и Свердловская филармония продолжают сотрудничество
1 1

В конце мая Уральский академический филармонический оркестр (УАФО) под управлением Дмитрия Лисса и пианист Дмитрий Маслеев выступили на сцене Шлосстеатра в городе Фульда. Судя по рецензии и отзывам слушателей, концерт в рамках фестиваля на Боденском озере прошел весьма успешно. Немецкая публика была восхищена звучанием третьего концерта для фортепиано с оркестром Сергея Рахманинова. Думаю, результат сотрудничества УАФО с победителем XV конкурса им. Чайковского надолго останется в памяти людей, которые присутствовали в зале. Дмитрий Маслеев – пианист, чьи выступления могут быть внесены в список концертов, обязательных к посещению. И каждый заядлый меломан должен хоть раз услышать его игру живьем. К счастью Свердловская филармония предоставляет нам такую возможность. Последнее выступление Дмитрия в Екатеринбурге мне запомнилось особенно. В тот вечер удалось не только насладиться музыкой, но и побеседовать с пианистом.

Программа концерта в Свердловской филармонии состояла из абсолютных хитов классики. Мелодически насыщенные сонаты Доменико Скарлатти, «Прощальная» соната Бетховена. Затем, мысленно перемахнув через столетие, мы оказались в окружении жизнеутверждающих звуков первой и второй сонат Сергея Прокофьева. А какой же хитовый концерт без сочинений Рахманинова? Элегия (ор.3 №1), прелюдия (ор.23 №5) и 3 этюда-картины (ор.33, ор.39) заняли свое законное место во втором отделении программы. И этого уже было достаточно, чтобы слушатели с новой силой осознали давно известный факт — первую премию конкурса имени Чайковского дают не за красивые глаза. Беглость пальцев, умение укрощать звук, глубокое понимание смысла музыки. Все это было! А когда очередь дошла до инфернально-грандиозной «Пляски смерти» Ференца Листа – Дмитрий ушел в музыку с головой. Врачи в таких случаях говорят: «Мы его теряем!». Но, к счастью, шквал аплодисментов, многочисленные букеты от поклонников и автограф-сессия вернули артиста к реальной жизни.

Музыка Листа вообще особым образом воздействует и на исполнителя, и на слушателей. А вот что рассказал о венгерском композиторе сам Дмитрий Маслеев:

«Считаю, что для своего времени Ференц Лист оказался новатором и оставил очень большое наследие. В основном это касается фортепианной музыки, хотя симфоническое творчество также достойно внимания. Когда вы открываете ноты того или иного произведения Листа, то в первую очередь в глаза бросаются невероятной сложности пассажи! Является ли виртуозность самоцелью? Думаю, нет. Скорее это средство выражения чего-то трансцендентного. Именно музыка должна вызывать отклик у слушателя, а не технические навыки пианиста, поражающие воображение».

Интересно, что в литературе есть упоминание о так называемом «виртуозничестве», которое было распространено как раз во времена жизни Листа. Пианисты стремились превзойти друг друга громкостью и быстротой игры. Включали в программы труднейшие произведения и приглашали в зал «подсадного» слушателя, который во время концерта падал в обморок! Да-да, в самый ответственный момент, когда приближалось опасное место. Все внимание переключалось на зал, а исполнитель, тем временем, пропускал целый фрагмент произведения.

Современным музыкантам такие уловки не требуются, да и публику уже не проведешь. Главное – подойти с умом к подбору программы.

 «Если слышишь музыку, которая нравится, то сразу возникает желание ее сыграть, – продолжил Дмитрий. – В то же время, я согласен со своим педагогом – Михаилом Степановичем Петуховым – одной любви к музыке недостаточно. Произведения должны подходить по пианистической конституции, по темпераменту. И в этом плане мне везет! Чаще всего нравится именно то, что я в состоянии сыграть».

 Причины отказа от определенных опусов бывают разные. Говорят, Святослав Рихтер мог не исполнять на публике произведения, которые считал «заигранными» либо «уже исполненными» – принимал за эталон исполнение другого музыканта. Но есть ли такие ограничения у Дмитрия Маслеева?

«Это сложный вопрос, – задумчиво ответил пианист. – В течение концертного сезона в моем репертуаре появляются произведения, которые заиграны донельзя. Тот же второй концерт Рахманинова. Что поделать, если он такой популярный? Вместе с тем, я вряд ли стану играть, например, «Лунную сонату». Ее в разное время исполняли и записывали несколько тысяч музыкантов. Стараюсь отказываться от сольных произведений, когда понимаю, что ничего нового своей музыкой не скажу».

В ходе беседы стало понятно, что пианист подбирает программы очень тщательно. Должны присутствовать как хорошо знакомые публике произведения, так и опусы, которые не на слуху. И такой подход по-своему ценен: ведь большинство аудитории может открыть для себя что-то новое.

Как известно, после обучения в Московской государственной консерватории (МГК) Дмитрий Маслеев продолжил совершенствовать мастерство в Международной академии пианистов на озере Комо. Обучение в Италии представляло собой серии мастер-классов от лучших педагогов – Дмитрия Башкирова и других всемирно известных специалистов. Невольно вспоминается комментарий пианиста Григория Соколова о сомнительной пользе мастер-классов. В одном из интервью он утверждал, что невозможно помочь музыканту, особенности которого ты совершенно не знаешь. Подобное обучение, по мнению Григория Липмановича, не требует никакой ответственности и не имеет ничего общего с педагогической деятельностью. А что по этому поводу думает Дмитрий? Чуть улыбнувшись, артист объяснил:

«Если бы я не поступал в консерваторию, а все восемь лет каждую неделю учился у разных педагогов, то получилась бы белиберда! А в Италии стажировались люди с высшим музыкальным образованием, действительно хорошо играющие. Можно сказать, все они – сформировавшиеся пианисты. Они сами решали, принимать к сведению информацию или нет. Но, безусловно, это опыт, который ты можешь впоследствии применить».

В конце разговора Дмитрий признался, что перед конкурсом имени Чайковского его одолевали мысли о будущем. «Что, если ничего не получится? – размышлял он. – Продолжать ли так упорно заниматься, отдавая все свои силы?». Уверенность была лишь в одном: далеко от музыкальной сферы он не уйдет.

«Музыка – моя жизнь, – добавил пианист. – Я не представлял, чем еще заниматься. Но все сложилось хорошо и могу сказать откровенно, что я счастлив!»

История Дмитрия Маслеева по-своему необычна. Иногда она немного напоминает сказку. Мальчик из Улан-Удэ стремился к вершинам своей профессии, но, как и большинство провинциальных музыкантов, оставался неизвестным широкой публике. Неожиданно, благодаря своему терпению и таланту, он одерживает безоговорочную, грандиозную победу. Неожиданно не только для слушателей, но и для музыкальных продюсеров, директоров концертных организаций. Теперь график артиста расписан на несколько лет вперед и нам – слушателям – радостно осознавать, что Свердловская филармония снова значится в гастрольном туре.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: