Уральская правозащита: автозаки, психотропы, ЧМ-2018, сухпаёк и нары | Уральский меридиан
KMO 058459 00716 1 t218 111237 1

[vc_row][vc_column][vc_column_text]

«Уральский меридиан» запускает цикл обзоров, посвященных правозащитной деятельности в УрФО. Правозащита — это особая структура, стать частью которой сегодня может, фактически, любой человек — адвокат, журналист, блогер или ярый общественник, знающий права граждан. Кого уральские правозащитники вызывают на тропу войны сегодня? Расскажем в нашем первом обзоре. 

Месть бывшей, тюрьма и лечение психотропными препаратами: заключенный невьянской колонии отказался от иска и получил короткое свидание 

19 июня руководитель общественной организации «Правовая основа», член Межрегионального центра прав человека Алексей Соколов написал на своей странице в Фэйсбуке:

Уральская правозащита: автозаки, психотропы, ЧМ-2018, сухпаёк и нары
Алексей Соколов

«Мама, мне разрешили краткосрочное свидание», — заявил заключенный по видеоконференц-связи в зале судебного заседания, а перед этим отказался от исковых требований к тюремному ведомству Свердловской области. Исковые требования банальны – это неоказание медпомощи, нахождение в ненадлежащих условиях содержания и не отправка жалоб в надзорные органы. […] Была проведена огромная работа по сбору доказательств о нарушении прав заключенного в СИЗО и колонии […]. Вся работа «коту под хвост».

Уральская правозащита: автозаки, психотропы, ЧМ-2018, сухпаёк и нары
Источник фото: страница в Фэйсбуке Алексея Соколова

История такова: жителя Екатеринбурга — назовем его гражданин Д. — обвинила в педофилии бывшая супруга после того, как узнала, что у него появился ребенок от другой. В 2013 году, спустя пару лет после развода, женщина вдруг заявила: бывший муж в период их совместной жизни растлевал собственных детей.

В 2016 году Портал 66.ru сообщил, что на екатеринбуржца заведено уголовное дело, сам он находится в СИЗО-1 г. Екатеринбурга, где его насильно обкалывают психотропными препаратами. «Реакция на препараты была такой сильной, что во время одного из судебных заседаний обвиняемому даже пришлось вызывать скорую», — сообщает Портал.

— Я был привязан к кровати, и мне против моей воли и без моего согласия вводили какие-то препараты. Так продолжалось несколько дней. Я все понимал, что происходило вокруг, но совершенно не мог реагировать. Сил хватало, чтобы сказать только пару слов. В таком состоянии меня вывозили на судебные заседания. Не знаю, зачем это делалось. Но, по логике, это было выгодно следователю.

В медицинской карте гражданина Д. имеется подпись о его согласии на проведение лечения. Однако, по словам мужчины, сам он ничего не подписывал — его подпись была попросту подделана.

В ситуации разбиралась уполномоченный по правам человека Свердловской области Татьяна Мерзлякова. Она лично отправила запрос в Управление здравоохранения Екатеринбурга, в котором говорится о том, что подпись на согласии на проведение психиатрического лечения не принадлежит обвиняемому, то есть – является подделкой.

На сегодняшний день осужденный Д. отбывает наказание в ИК-46 г. Невьянска. Его мама до сих пор приходит в офис к правозащитникам и рассказывает, какие противоправные действия происходят с ее сыном в колонии. Это она обратилась к правозащитникам, когда он еще был в СИЗО. «Мы подсказываем ей, куда обращаться с этими жалобами, и как их писать», — рассказывает правозащитник Яна Гельмель. 

Уральская правозащита: автозаки, психотропы, ЧМ-2018, сухпаёк и нары
Яна Гельмель

Правозащитница поделилась — за все время работы по делу Д. удалось собрать большое количество доказательств, подтверждающих, что в СИЗО и колонии в отношении мужчины совершались противоправные действия. Помимо Яны в деле были задействованы и другие правозащитники г. Екатеринбурга: Алексей Соколов, Ольга Вековшинина и Дмитрий Халяпин. Однако, когда победа была так близка, осужденный Д. на суде вдруг отказался от всех исковых обязательств. Но почему?

Правозащитники считают, что заключенного просто запугали: «Они же все боятся — и родственники, и заключенные, а без их воли мы ничего сделать не можем», — объясняет Яна.

Координатор Екатеринбургского движения против насилия Вячеслав Башков:

Уральская правозащита: автозаки, психотропы, ЧМ-2018, сухпаёк и нары«По большому счету, все знают, что самое слабое место в подобных историях это заключенный, поэтому не удивительно, что он дал заднюю. Думаю, это очередной повод обратить внимание общества на проблемы УИС». 

Правозащитник добавил: «Порядки в ИК-46 всегда были жесткие, не исключено, что [ред. – заключенному] могли угрожать».

С тем, что заключенного в колонии просто могли запугать, согласились и другие пользователи Фэйсбука (орфография и пунктуация авторов сохранены):

Maximus Sviridoff: «Скорее всего человека жестко запугали»;

Светлана Замольскене: «Все мы знаем что там люди зависимы, поэтому как то нужно подходить и требовать перемен в законадельстве. Раб не может противостоять безумным надзирателям […]»;

Светлана Ляпунова: «Банально: запугали человека».

Victor Scriptures: «Видимо тюремные надзиратели так издеваются и так пугают заключённых, что могут сделать с ними всякое насилие, что заключённые боятся их слов»;

Антон Кудряков: «По хорошему суд должен был проверить, не принято ли решение об отказе от иска под влиянием насилия, угрозы насилием».

Однако уральские правозащитники не собираются опускать руки и планируют дальше заниматься делом Д.:

Яна Гельмель: «Этим делом мы, конечно, будем заниматься и дальше. Сейчас Д. находится под нашим контролем. Понятно, что начальник колонии пообещал ему «конфету» за то, что он откажется от иска. Ведь там и про ИК-46 было». 

Алексей Соколов: «[…] нас это не остановит. Уже создали план действий». 

А один из правозащитников предложил обратиться к Думе Невьянского ГО с просьбой взять под контроль ИК-46, ведь, согласно ст. 24 УИК РФ «Посещение учреждений и органов, исполняющих наказания», депутаты, как и члены наблюдательных комиссий, также имеют право посещать ИУ и органы, исполняющие наказания, без специального на то разрешения.

Какие действия будут предприняты правозащитниками в ближайшее время — пока неизвестно. Но одно известно точно: спускать дело Д. на тормозах они не намерены.

Пытка на колёсах: российские заключенные устроили «флешмоб» против автозаков

Уральская правозащита: автозаки, психотропы, ЧМ-2018, сухпаёк и нары
Фото: Анатолий Медведь/РИА Новости

Российские заключенные массово пожаловались в ЕСПЧ на ужасные условия перевозки в автозаках – сообщает корреспондент «Московского комсомольца» Ева Меркачева. Таким образом арестанты надеются обратить внимание на пыточные условия при доставке в суд и СИЗО.

Как сообщил изданию представитель общественной организации «Антиавтозак» Иван Сидоров, все предпринятые в последние годы попытки изменить условия перевозки заключенных полицейским конвоем потерпели фиаско. Дорога из СИЗО в суд и обратно для большинства арестантов становится настоящим испытанием. Нередко путь занимает много часов, которые им предстоит провести без еды, воды и возможности справить естественные надобности.

Иван рассказал обозревателю «УМ» об ОО «Антиавтозак»: «Организация появилась относительно недавно. Сейчас идёт тенденция к объединению правозащитников, юристов, адвокатов… В целом, у нас такая же ситуация. Цель создания, конечно, масштабная — это заставить соблюдать права заключённых при перевозках из следственных изоляторов».

Уральская правозащита: автозаки, психотропы, ЧМ-2018, сухпаёк и нары
ГАЗ-53-АЗП, 1982 г.
Уральская правозащита: автозаки, психотропы, ЧМ-2018, сухпаёк и нары
ГАЗ-53-АЗМ, 1985 г.
Уральская правозащита: автозаки, психотропы, ЧМ-2018, сухпаёк и нары
Спецавтомобиль ДОЭЗ «3307-АЗ», 1999 г.

Отсутствие воды, еды, возможности справлять естественные нужды в автоказах — это еще полбеды. В один автозак могут одновременно «утрамбовать» здоровых и больных заключенных, курящих и некурящих, арестованных впервые и опасных рецидивистов.

Уральская правозащита: автозаки, психотропы, ЧМ-2018, сухпаёк и нары
Спецавтомобиль АЗ на шасси КАМАЗ-43114 производства ИК-7 из Мелеуза, 2012 г.

А еще человека могут поместить в так называемый «стакан» — крошечную тесную будку, сидеть в которой можно, только поджав под себя ноги.

Иван Сидоров: «Унаследованная Россией от СССР система перевозок заключенных до сих пор строится на позиции, что для конвоирования в автозаках заключенному вполне достаточно от 0,3 до 0,4 кв.м личного пространства. Так, в 2005 г. Европейский суд по правам человека в своём постановлении по делу «Худоев против России (жалоба № 6847/02)» впервые рассмотрел вопрос о техническом оснащении автомобилей для перевозок заключённых. Сославшись на отчеты Европейского комитета по предупреждению пыток, ЕСПЧ, в частности, указал на то, что индивидуальные камеры площадью 0,4 — 0,5 и даже 0,8 кв.м непригодны для перевозки заключенного независимо от времени нахождения автомобиля в пути. Заключённые содержатся в автозаке в скрюченном состоянии. Более того — автозак не перевозит несколько заключённых, он набивается под завязку, и прежде, чем доставить заключённого в суд, забирает людей из других изоляторов. Таким образом каждый вынужден проводить в автозаке от 2-х до 13 часов в день». 

Уральская правозащита: автозаки, психотропы, ЧМ-2018, сухпаёк и нары
Фото: РИА Новости

В Европейский суд уже отправлены десятки жалоб на нарушающих права перевозки в автозаках, большинство из них приняты в производство. «На данный момент из отправленных нами жалоб уже 4 были коммуницированны, и это первый год нашей деятельности! Это показывает, что ЕСПЧ рассматривает такие категории в ускоренном порядке. Стоит отметить, что сроки рассмотрения таких категорий дел и, вообще, жалоб, поступающих в Европейский суд, значительно сократились. Так, по ст. 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (запрет пыток) сроки рассмотрения дела составляют сейчас от 2 до 4 лет, раньше этот срок в среднем был от 4-8 лет», — сообщил «УМ» адвокат ОО «Антиавтозак».

В этом году в Минюсте предложили оборудовать автозаки ФСИН спецсигналами — вероятно для того, чтобы перевозка спецконтингента происходила еще быстрее и беспрепятственно. Разработчик указа сделал уклон на то, что невозможность беспрепятственного проезда автозаков приводит к срыву выполнения служебных задач и, более того, создает реальную опасность обеспечению общественного порядка и общественной безопасности. А как насчет безопасности самих пассажиров автозаков?

«Проблема перевозок касается абсолютно любого заключённого в России. Ведь, вне зависимости от тяжести содеянного, вашей вины или её отсутствия, вы в любом случае будете перевозиться в автозаке. Люди обычно не любят обсуждения проблем, возникающих у людей, оказавшихся в тюрьме, но сейчас мы видим, что известная поговорка «От тюрьмы до сумы…» стала особенно актуальна. Посмотрите на то, каких людей сейчас «принимают» правоохранительные органы и заключают в СИЗО — это и министр Алексей Улюкаев, и губернатор Кировской области Никита Белых, и даже майор ФСБ Дмитрий Докучаев. И, самое важное, что ведь вину всех этих людей устанавливает только суд. И несмотря на то, что процент оправдательных приговоров крайне мал в нашей стране (менее 1%), человек, не признанный виновным, уже подвергается пыткам и мучениям при перевозке в автозаке на судебный процесс», — рассказывает Иван Сидоров.

Еще в 2010 году на сайте ФСИН появилась информация о том, что на предприятии ГУФСИН России по Республике Башкортостан был изготовлен спецавтомобиль, предназначенный для перевозки осужденных, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. В материале также было указано, что заказчиком автомобиля могут стать не только конвойные подразделения ФСИН России, но и подразделения органов внутренних дел.

А в июне 2017 года УФСИН по республике Башкирии презентовало новые автозаки повышенной комфортности, оснащенные обогревателями, кондиционерами и биотуалетами. Но где все эти сверхсовременные автомобили сегодня? Остались в Башкирии?

Презентация комфортабельных автозаков. Фото: Артур Салимов/ProUfu

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][vc_empty_space][vc_gallery type=»nivo» interval=»3″ images=»68640,68639,68638,68637″ img_size=»full»][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column][vc_column_text]

На сегодняшний день в ФСИН России уже отправлен запрос по поводу перевозки подозреваемых, обвиняемых и осужденных в тюремных спецавтомобилях. Ответ на него будет получен чуть позже.

 В поиске матрасов: члены ОНК проверили линейный отдел МВД России на ст. Екатеринбург-Пассажирский

Уральская правозащита: автозаки, психотропы, ЧМ-2018, сухпаёк и нары
Фото: Ирина Константинова/АиФ

Полиция бывает разная: криминальная, территориальная, транспортная… Транспортная полиция — это специальное структурное подразделение в составе МВД, которое отвечает за безопасность на железнодорожном, водном и воздушном транспорте. Главным ведомством является Главное управление на транспорте МВД России, которому подчинены региональные Управления на транспорте и линейные отделы.

25 мая члены ОНК Свердловской области Сергей Зыков и Ольга Вековшинина в рамках ФЗ-76 «Об общественном контроле за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания» посетили линейный отдел МВД России на станции Екатеринбург-Пассажирский. В ходе проверки правозащитниками были выявлены следующие недостатки:

«В отделе три камеры ПДЗ, на восемь мест по метражу. В камерах ПДЗ и в комнате разбора грязный пол, туалет для задержанных очень грязный, без мыла, туалетной бумаги, полотенца. В отделе на 25 мая 2018 года нет матрасов, постельного белья, сухпайков, питьевой воды. Записей в журнале для выдачи питания и постельного белья нет. В отделе допускается ночное содержание доставленных с численным перелимитом, в отсутствие постельного белья и питания. Журнала для записей итогов проверки Общественной наблюдательной комиссии в наличии нет, членам ОНК для этого сотрудниками отдела был предложен Журнал для выдачи питания и постельного белья».

Уральская правозащита: автозаки, психотропы, ЧМ-2018, сухпаёк и нары
Фото: страница в Фэйсбуке Ольги Вековшининой

По этому поводу членами ОНК было составлено заявление и отправлено в Управление на транспорте МВД России по УрФО с рекомендациями провести служебную проверку по фактам нарушения прав доставленных и задержанных в части, их не обеспечения постельным бельем и питанием, а также ненадлежащей уборки помещений отдела.

20 июня Управление на транспорте МВД России по УРФО сообщило членам ОНК о результатах проведенной проверки, в ходе которой было установлено, что норма содержания лиц в служебных помещениях для задержанных определена не менее 2-х кв.м. на одного задержанного, площадь камер содержания задержанных в дежурной части линейного отдела составляет 18,7 кв.м., что позволяет содержать 9 человек одновременно, по 3 человека в каждой камере. Уборка служебных помещений осуществляется один раз в сутки, как правило, в утренние часы. В дежурной части имеется необходимое количество комплектов постельного белья и матрасов. Стирка постельного белья осуществляется на основании государственного контракта от 27.12.2017 г. В целях обеспечения задержанных горячим питанием заключен государственный контракт от 28.12.2017 г. Журнал для выдачи питания и постельного белья, журнал для записей итогов проверки ОНК нормативными правовыми актами Министерства внутренних дел РФ не предусмотрены. Управление на транспорте МВД России по УрФО также обратило внимание на то, что в случае последующих проверок членами ОНК дежурной части линейного отдела необходимо предварительно уведомить его руководство.

Правозащитников ответ Управления на транспорте не удовлетворил. В линейный отдел МВД России на ст. Екатеринбург-Пассажирский они намерены прийти вновь. Запись в Фэйсбуке:

«Получила ответ Управления на транспорте МВД РФ по УрФО на мое Заключение, сижу, осмысливаю. У них на задержанных 2 кв.м. причитается, контракты на постельное белье и горячее питание имеются, а спящий на голых нарах задержанный, видимо, мне и Sergey Zykov померещился. Да и уведомляем мы неправильно…я у шоке…и в предвкушении будущей проверки».

Член Общественного совета при УТ МВД России по УрФО Лидия Аникина так прокомментировала ИА «Уральский меридиан» ситуацию вокруг дежурной части на станции Екатеринбург-Пассажирский: «Удивление вызывает некомпетентность и преднамеренный взброс недостоверной информации, который осуществили коллеги-общественники из Общественной наблюдательной комиссии по Свердловской области. Члены Общественного совета неоднократно посещали эту дежурную часть. В отличие от Ольги Вековшининой и Сергея Зыкова при общественном контроле мы используем методики проверки, которые основываются на действующих нормативных актах, а не личном убеждении проверяющих, используем принятую терминологию. За основу «Карты проверки Дежурной части» нами взят опыт свердловского ОНК прошлого набора, доработанный с учетом специфики транспортной полиции. Юридическими ориентирами «Карты» служит Приказ МВД №389. Не буду вдаваться в детали, но кулер с водой и постельное белье, матрасы в отделе есть. Сухие пайки используются в отделах территориальной полиции при конвоировании задержанных в ИВС или СИЗО, а также если нет возможности организации горячего питания. Ольга и Сергей не понимают для чего они нужны, а также, что в Приказе идет речь об организации питания, а не о пайках. Если члены ОНК так любят сухпайки, то могут сами ими питаться, а на екатеринбургском вокзале в полиции питание из предприятия общепита. Удивляет и истеричное требование общественников вести документацию, которая не предусмотрена внутренними регламентами МВД. К таким документам относятся Журнал посещения отдела полиции членами ОНК, ведомости выдачи питания и постельного белья. Если ГУ МВД России по Свердловской области для территориальных отделов их ввело, то это право Главка. В транспортной полиции такого внутреннего распоряжения не было, следовательно, обязанности у отдела не возникает. Тоже касается и доставленных. В 90% случаев в отделе содержатся граждане, доставленные за совершение административных правонарушений. Основная категория административных правонарушений, совершаемых на объектах транспорта — это курение в запрещенных законодательством местах, и вторая категория граждан – находящиеся в состоянии алкогольного опьянения. В соответствии с тем же Приказом №389, который члены ОНК невнимательно читали, время доставления для граждан в состоянии опьянения исчисляется с момента вотрезвления, а не пересечения порога полиции. Спальные принадлежности выдаются в ночное время. Ну, и общественникам стоит понимать, чем отличаются «нары» от «скамеек, которые могут использоваться для сна». Не 37-й на дворе. Не буду говорить об этике поведения членов ОНК, которые должны не истереть в соцсетях и забрасывать всех жалобами, а стоять на страже законности. Видимо, для некоторых общественников важен не результат и правозащита, а самоутверждение в собственной значимости. Кстати, в практике Общественного совета при УТ МВД России по УрФО был опыт совместной работы с ОНК, можем поделиться своим опытом с коллегами, если нужно, то и мастер-класс провести».

Как футбольный фанат стал частью государственной тайны, охраняемой ФСБ?

Уральская правозащита: автозаки, психотропы, ЧМ-2018, сухпаёк и нары
Источник фото: Москва 24

18 июня в суде Октябрьского района г. Екатеринбурга было рассмотрено исковое заявление гражданина России Антона Маслова к Минкомсвязи РФ и ФСБ об отказе выдачи ему паспорта болельщика на игру Чемпионата мира по футболу Сенегал-Япония, — рассказали у себя на страницах в Фэйсбуке уральские правозащитники Алексей Соколов и Роман Качанов.

Основанием для отказа в выдаче Маслову паспорта болельщика послужило, внимание — секрет государственной важности! Суд даже назначил заседание закрытым по ходатайству ФСБ. Саму секретную справку, в которой содержится сверхсекретная информация, каким-то образом касающаяся г. Маслова, смог изучить только судья. После ознакомления с ней судья вручил особо важный документ обратно представителю ФСБ, которая, по словам правозащитников, пришла на суд в сопровождении сотрудника силовой поддержки: «Видимо, справку охранял», — иронично подметили правозащитники.

Уральская правозащита: автозаки, психотропы, ЧМ-2018, сухпаёк и нарыСпустя более полутора часов раздумий судья Темников отказал Маслову в удовлетворении его исковых требований. «Антон Маслов не получит паспорт болельщика, а его 9 летняя дочь не увидит футбола мирового уровня. Более того, Маслов даже не узнает причины отказа, т.к. это секрет государственной важности», — написали правозащитники у себя в Фэйсбуке.

На следующий день правозащитникам было выдано решение Октябрьского суда по делу Антона Маслова, в котором, если коротко, говорится о том, что при вынесении решения суд ссылается на исследованный засекреченный документ в отношении Маслова, как отметили правозащитники — не показанный при этом ни самому г. Маслову, ни его защитнику Роману Качанову, и даже не приобщенный к материалам дела. А еще суд сослался на исключительную компетентность ФСБ по обеспечению госбезопасности. При этом, якобы, поводом для отказа в выдаче Маслову паспорта болельщика стала вовсе не его непогашенная судимость, а именно какие-то сверхсекретные основания.

Екатеринбургские правозащитники недоумевают: «Неужели Маслов — перевоплощение Усамы бен Ладена, о чем у ФСБ имеется оперативная информация??? […] А, если серьезно, это называется полицейское государство», — и намерены обжаловать решение суда: «Впереди КС РФ и ЕСПЧ».  

Источник фото для изображения к статье — ИД «Коммерсантъ» [/vc_column_text][/vc_column][/vc_row]

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: