СИЗО приблизит к свободе, но не всех. Заключенным пересчитают сроки

3 июля президент России В.В. Путин подписал закон, который предусматривает приравнивание одного дня в следственном изоляторе к полутора дням пребывания в колонии.

Закон был принят Государственной Думой 21 июня 2018 года и уже спустя 6 дней одобрен Советом Федерации.

Согласно закону один день, проведенный в СИЗО, приравнивается к одному дню отбывания наказания в колонии строгого и особого режима, к полутора дням – в колонии общего режима и к двум – в колонии-поселении. А два дня, проведенных под домашним арестом, теперь приравниваются к одному дню тюрьмы.

Источник фото: secretmag.ru

Новый порядок не распространяется на осужденных за особо тяжкие и связанные с террористической деятельностью преступления, а также на тех, кому смертную казнь заменили лишением свободы, – уточняет «Россия 24». 

Закон об изменении формулы зачета срока содержания под стражей в срок наказания был внесен в Госдуму еще 10 лет назад. Все эти годы осужденные и их родственники ожидали принятия закона, который смог бы освободить тысячи заключенных.

Новые положения подлежат исполнению в течение трех месяцев со дня вступления в силу закона в отношении лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы в воспитательной колонии и колонии-поселении, шести месяцев в отношении лиц, отбывающих наказание в колонии общего режим, а также отбывающих наказание в виде обязательных работ, ограничения свободы, принудительных работ, и военнослужащих, отбывающих наказание в виде ограничения по военной службе или содержания в дисциплинарной воинской части.

Источник фото: Ангарский портал новостей

Председатель комитета Думы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников поделился с «РБК»: возвращение к документу не было внезапным:

«У нас были поправки ко второму чтению, и, конечно, мы очень много согласовывали. Эти согласования все десять лет в повестке были. Все очень тяжело, но сейчас мы вышли на какие-то соглашения».

Решение об освобождении по перезачтенному сроку будет приниматься судом. Из исправительного учреждения будут запрашиваться сведения о взысканиях осужденного, и, в случае их отсутствия, будет принято решение об освобождении.

На вопросы ИА «Уральский меридиан» ответил член ОНК Свердловской области Михаил Борисов. Он рассказал о новой поправке и о том, является ли это достаточной мерой так называемой «гуманизации уголовного законодательства», о необходимости проведения которой мы так часто слышим сегодня:

Как вы можете прокомментировать закон, приравнивающий один день в СИЗО к полутора дням в колонии?

Источник: страница Михаила Борисова в Фэйсбуке

М.Б.: Нахождение в СИЗО значительно тяжелее, чем в колонии. Поэтому появился такой закон. Законодатель исходит из того, что в колониях строгого режима жизнь тяжелее.

Является ли это мерой гуманизации уголовного наказания?

М.Б.: Конечно, этот закон – определенный шаг по гуманизации наказания. Этих шагов надо сделать много. К сожалению, колония делает человека хуже, а не лучше. Главная проблема в малом количестве сотрудников системы исполнения наказания. При таком малом количестве сотрудников они не в состоянии отслеживать то, что происходит в колонии, и вынуждены перекладывать свои воспитательные обязанности на так называемый «актив» из зэков. Это часто приводит к нечеловеческим условиям отбытия наказания. У нас слишком тяжелое наказание за несерьезные преступления. Людей сажают в колонии за преступления, за которые можно было бы применять иные методы наказания.

За какие, например?

М.Б.: Например, в случае превышение необходимой обороны. За преступления, совершенные по неосторожности, а не по прямому умыслу. 

По вашему мнению, какие еще изменения необходимо внести в нынешнюю систему наказания?

М.Б.: Надо отказаться от существующего у нас следственного (инквизиционного) уголовного процесса и перейти к состязательному процессу с равноправием обвинения и защиты. Для этого надо запретить судам отправлять дела на дополнительное расследование и запретить пересмотр оправдательных процессов. Ввести право на суд присяжных по всем уголовным делам. Нужно дать больше прав в выборе наказания судьям. На мой взгляд, ошибочна концепция формального отношения к праву. Существенно снизит количество сидящих в колониях создание независимой судебной власти и независимости отдельных судей. Для этого нужно существенно поднять минимальный возраст судьи, сделать назначение судей пожизненным.

А тем временем пользователи соцсетей, среди которых новость о перерасчете сроков содержания в СИЗО разнеслась молниеносно, задались вопросом, сколько осужденных будет освобождено уже в этом году в рамках принятого закона.

Данный вопрос заинтересовал и челябинскую правозащитницу, эксперта общероссийского общественного движения «За права человека» Валерию Приходкину. Принятие поправки к статье она прокомментировала так:

«Это изменение в Уголовный кодекс равносильно амнистии, которую так ждали к вступлению в должность Президента. Скорее всего, кто-то действительно выйдет раньше срока из мест лишения свободы. Но! Опять изменения касаются легкостатейников, а их, как правило, и не арестовывают. Есть особая категория – женщины. Им присуждают только общий режим. Казалось бы – вот именно женщинам и повезет. Опять же, по легким статьям до пяти лет женщин стараются не арестовывать. А, самое интересное, что у всех осужденных «много» статей – пока идет квалификация в Приговоре, набирается 3-5-7 статей. Хоть одна да окажется «тяжкой» или «особо тяжкой». 228 ст. – тяжкая и особо тяжкая. А еще есть экстремистские статьи – типа 282 – на эти, даже если у них срок совсем маленький, никакие амнистии и поблажки не действуют».

Правозащитница высказалась и по поводу задержания под стражу и помещение людей в СИЗО за мелкие и, зачастую, нелепые преступления, за которые можно отделаться одним штрафом: «Я помню случай, когда Центральный суд арестовал за попытку кражи в Ашане на 1000 рублей женщину вместе с 4-х месячным ребенком. Она три месяца провела в СИЗО с одним малышом, а второй, пятилетний, был дома. В итоге, женщина заплатила штраф 5 тысяч рублей! Может, наконец, суды начнут думать и считать – а стоит ли так измываться над людьми? Вот сейчас у нас свежий пример – Гамиль Ассатулин. Полгода в СИЗО и полгода под домашним арестом за поджог дров, якобы, принадлежавших РММК. В итоге, я уверена, дело прекратят за отсутствием состава преступления. Таких дел, когда люди получают реальный срок за срубленные елки или украденные носки, сколько угодно».

По поводу того, много ли осужденных попадают под принятую поправку, Валерия Приходкина высказала предположение: «Я думаю, процент очень малый! «Повезет» именно единицам. Сейчас ФСИН будет пересчитывать сроки и направлять дела в суды. А там еще Прокуратура. Это будет длиться полгода. Кто-то и до конца срока досидеть успеет».

Экс-мэр г. Екатеринбурга Евгений Ройзман к принятой поправке также отнесся скептически:

«На самом деле, этот закон «обманка». Это не побудит суды быстрее рассматривать дела, а это одна из самых больших проблем в России – переполненность, забитость тюрем, потому что задача следствия – упаковать человека в тюрьму, а дальше уже никто никуда не торопится. Мало того – если человек попал в тюрьму и сидит там, 0-2%, что человека могут оправдать, если он во время следствия попал в тюрьму. Судопроизводство в России, я думаю, самое долгое, мало того – оно неоправданно долгое. И, пожалуй, мы одна из немногих стран, где человека просто так, по любому обвинению можно посадить в клетку и держать там долго-долго, так, что про него можно забыть». 

Источник: группа «Евгений Ройзман» в ВК

В подтверждение своих слов бывший мэр привел пример о том, как 32-летнего тренера с высшим педагогическим образованием, который «просто сидел на диване после тренировки» и не заметил, как рядом с ним села девочка, обвинили в педофилии и отправили в СИЗО: «Нормальный парень, у которого есть семья, есть ребенок, которого любят и уважают, просто сидит в тюрьме. Вот так вот выглядит эта система». 

А вот в ГУФСИН по Свердловской области считают, что говорить о новой поправке пока еще рано. Пресс-служба ведомства на вопросы нашего агентства парировала: «во-первых, в законную силу она вступит лишь спустя 10 дней после подписания закона, а, во-вторых – по своему объему новый закон сродни амнистии. Работа предстоит многомерная и трудоемкая: каждый осужденный будет изучаться» .

ИА «Уральский меридиан» прокомментировала новую поправку и Уполномоченный по правам человека в Челябинской области Маргарита Павлова:

Источник фото: ombudsman74.ru

– Это очень разумный шаг государства в сторону своего народа. Не секрет, что до вступления приговора в законную силу следственно-арестованные содержатся в следственных изоляторах системы федеральной службы исполнения наказания. Следственные изоляторы представляют из себя камерное содержание заключенных, по сути – это тюрьма. Имеются определенные ограничения: краткосрочные свидания два раза в месяц продолжительностью до трех часов разрешает следователь, в производстве которого находится уголовное дело. Но следователь может и отказать. Переполнение камер. Холодная вода. Прогулка один раз в день в течение часа. Еще есть много неудобств, которые испытывают лица, находящиеся в следственных изоляторах. 

На территории Челябинской области 4 следственных изолятора, подчиненных ГУФСИН России по Челябинской области, и 1 изолятор центрального подчинения ФСИН России, переданный в оперативное управление ФСБ РФ. Принятый закон, повышающий коэффициент кратности, не будет применяться к осужденным при особо опасном рецидиве преступлении, осужденным, которым смертная казнь заменена лишением свободы, осужденным за преступления террористической направленности или за преступления, связанные с распространением наркотиков. Такая градация по составу совершенных преступлений, по моему мнению, является справедливой. Также, повышающий коэффициент кратности не будет распространятся на осужденных, отбывающих наказание в строгих условиях в воспитательной или исправительной колонии общего режима, в штрафном или дисциплинарном изоляторе, помещении камерного типа либо едином помещении камерного типа. Это положение сотрудники УИС долго обсуждали и ждали. Ведь в указанные выше условия осужденные попадали после многочисленных дисциплинарных взысканий. Теперь осужденные будут иметь выбор: нарушать или выйти раньше на свободу. Ранее время нахождения обвиняемых лиц под домашним арестом приравнивалось день за день к содержанию в следственном изоляторе. По сути, это разные условия – вроде, находишься дома, а засчитывают в приговор, что находился в условиях принудительной изоляции – следственном изоляторе. Теперь несправедливость устранена, и время нахождения лица под домашним арестом будет засчитываться в срок содержания под стражей до судебного разбирательства и в срок лишения свободы из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день содержания под стражей или лишения свободы. 

В настоящее время затруднительно говорить о количестве лиц, которые досрочно выйдут на свободу из исправительных учреждений Челябинской области, так как это вопрос индивидуальный и будет рассматриваться судом. При этом будут учитываться все взыскания в виде строгих условий содержания, водворения в ШИЗО, содержания в помещениях камерного типа и единых помещениях камерного типа. Надо подождать полгода, тогда мы будем иметь полное представление о количестве освобожденных.

По мнению Уполномоченного по правам человека, новые поправки должны существенно повлиять на уголовно-исполнительную систему.

На вопрос, почему данный законопроект был принят только сейчас, спустя 10 лет, омбудсмен ответила: «Затрудняюсь ответить, но, полагаю, что сейчас наступил именно тот момент, когда общество готово принять данные изменения. Ведь, ни для кого не секрет, что условия содержания под стражей и условия отбывания наказания в исправительных учреждениях, тем более обязательных работ, исправительных работ, ограничения свободы, принудительных работ, по сути разные, их объединяет одно родовое понятие – ограничение прав человека на свободу, и принятые поправки своевременны. Можно сказать, что процесс гуманизации уголовного наказания в России запущен».

По данным ФСИН, в 2017 г. в исправительных колониях России содержалось 122 905 осужденных за убийство (ст. 105, 107, 108, 109, 111 ч. 4 УК РФ), 27 239 осужденных за умышленное причинение вреда здоровью (ст. 111 ч. 1-3 УК РФ), 9 414 – за изнасилование и насильственные действия сексуального характера (ст. 131 УК РФ), 73 493 – за кражу, 27 382 – за грабеж и, наибольшее количество, за преступления, связанные с наркотиками – 136 029 человек.

По состоянию на 1 июня 2018 г. в учреждениях УИС содержалось 592 467 человек. Из них – около 23% заключенных отбывают наказание по статьям, связанным с наркотиками, и 21 % – за убийство. Больше половины осужденных отбывают срок за тяжкие и тяжелые преступления, а значит, что нормы нового закона на них не распространяются.

Можно предположить, что процент осужденных, которым удастся попасть под статью и «скостить» себе срок, не так уж велик. Но, тем не менее, поправка, направленная на уменьшение сроков содержания в исправительных учреждениях, все же, была принята, и уже приблизила к долгожданной свободе не одну тысячу заключенных.

Фото на миниатюре к статье – Дмитрий Коротаев/Коммерсантъ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Ксения Ковалева/ автор статьи

Журналист, блогер. Окончила факультет журналистики УрФУ (УрГУ). Тема дипломной работы "Защита прав заключенных в СМИ и блогосфере". Любимые жанры: правозащитная деятельность, остросоциальная журналистика.

Загрузка ...
Уральский меридиан

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: