Заключенный ИК-10 в Екатеринбурге Ромас Замольскис голодает 11-й день

Гражданин Литвы, осужденный за покушение на убийство, был приговорен к 15 годам лишения свободы.

Заключенный ФКУ ИК-10 в г.Екатеринбурге Ромас Замольскис голодает 11-й день без еды и воды. Об этом ИА «Уральский меридиан» сообщила супруга заключенного Светлана Замольскене.

Ромас Замольскис отбывает наказание в ИК-10 с 2016 года. Гражданин Литвы, осужденный за покушение на убийство, был приговорен к 15 годам лишения свободы. По словам жены, Замольскис осужден за разбои, грабежи, покушение на убийство – то, чего, по её словам, не было на самом деле: «Это вымысел. И за этот вымысел дали только ему одному из большой компании 15 лет, остальные участники находятся на свободе».

«Муж сразу был этапирован из СИЗО-1, где 1,5 года находился на посту карцерного типа, в ИК-10. Его сразу поместили в безопасное место, но уже тогда состояние его здоровья было критическим».

По словам Светланы Замольскене, Ромас страдает гипертонией 2 степени – высокое давление часто не удается понизить даже сильными препаратами, в связи с чем заключенный был помещен в инвалидный отряд. Более того, при задержании 15 августа 2014 года группой СОБР (ред. – специальный отряд быстрого реагирования) в г.Екатеринбурге, он получил огнестрельное ранение, в связи с чем ему был ампутирован палец руки. Другие пальцы также были сильно травмированы. Супруга заключенного рассказывает: ее муж много раз писал о том, что ему нужно в травматологическую клинику, где ему могли бы восстановить кисть руки и ногу, срастание костей которой происходило в СИЗО-1 без контроля врачей. Замольскис отказался от лечения в ИК-2, где, по словам женщины, он подвергался жесточайшим пыткам:

«В ИК-2 его предупреждали: мы тебя и ВИЧ заразим, и гепатит подцепишь». 

Сухая голодовка же заключенного ИК-10 связана с нарушением его прав и невыполнением законных требований. Супруга Ромаса объясняет: голодовка мужа – никакой не шантаж или блажь, а вынужденная мера для из-за массовых нарушений прав заключенного. По словам женщины, Замольскис неоднократно подвергался унижениям и издевательствам в колонии, но их совместные жалобы так и не были услышаны:

«Были нарушения, связанные тем, что он долгое время не получал свежего воздуха. Была одна большая казарма на 80 человек, из которых почти все – курящие. Кроме того, заключенных водили мыться один раз в неделю. Очень скудным было питание. Были вопросы и по одежде: верхняя одежда мужа была на 4 размера больше, кальсоны, которые выдаются на зиму, были ему до колен, у кофт был рукав 3/4. У Ромаса был один комплект одежды, который я стирала ему на длительном свидании. Он на протяжении нескольких месяцев ходил в одной и той же одежде без стирки. Более того – с 2016 года он спал в одежде. У него не было возможности раздеться, т.к. ему не выдавали нижнее белье и носки. С первых дней его не стригут в парикмахерской – «подстригать» волосы и бороду ему приходится щипчиками для ногтей. Ему не отдавали письма от меня и литературу на литовском языке».

Ранее Светлана разместила пост на своей странице в Фэйсбук, в котором перечислила основные требования, выдвинутые в адрес руководства колонии (пунктуация и орфография автора сохранены):

«1. Пусть выдают одежду и обувь меньше размерами
2. Постельное белье рваное которое заменили обратно пусть все возьмут
3. Матрасы старые обратно получат те кто новые получил
4. Мыться ходят 1 раз в неделю, а не 2-а раза
5. По метражам пусть вновь возвратят по 3- и яруса кровати и численность увеличат.
6. Ремонт пусть разрушат и свинарник снова разведут как раньше. В бане например, плитку пусть отдерут и кран старый поставят чтоб одной каплей капала и все в очереди стояли. Без ремонта в баню страшно было зайти.
7. Пусть отказывают и дальше в стрижке до 9 мм и пишут нарушения, и в карцер.
8. Нравится заражаться ВИЧ? То конечно нужно соглашаться пришивать бирку одной иголкой которой шьют все и здоровые и больные, ведь свою иголку запрещено иметь, липучки и скобки запрещены.
9. Тусклый свет, лампы эконом и без окон также не нужны, лучше будет писать и читать
10. Вода питьевая также не нужна которую могут не давать целый день.
11. Регистрация всех обращений и заявлений под расписку, уберут. Кидают пусть в ящик и играют в лотерею дальше.
12. Медики пусть лечат и оказывают помощь на их усмотрение.
13. На свидание длительное в 6 кв.м. на две односпальные кровати разных размеров высотой ( что вместе не поставить)и с ободранными стенами- и это на 4-ых человек ( 2 взрослых и 2 ребенка)
14. Пайку пусть меньше сделают нормы и алюминиевую посуду вернут».

Стоит отметить, что заключенный ИК-10 уже объявлял голодовку в 2017 году. По словам супруги, именно тогда нарушения в колонии начали исправлять:

«Меня вызвали на третий день голодовки. Руководство колонии не обращалось в Прокуратуру, не извещало ее о том, что он голодает. Меня с детьми пустил начальник колонии Варосян С.А. (ред. – бывший начальник колонии), чтобы мы уговорили Ромаса отменить голодовку. Нам пообещали всё исправить и больше в адрес Замольскис не нарушать его права».

Супруга заключенного уверяет: на всем протяжении отбывания наказания в колонии ее муж никогда ничего не нарушал.

Спустя время часть выдвинутых требований заключенного, действительно, была выполнена:

«Ему стали выдавать литературу, пошили второй комплект одежды, выдали сланцы. Действительно, что-то начали исправлять».

По словам Светланы, положение Замольскис усугубилось с приходом в колонию нового начальства:

«Нарушений прав Замольскис стало в 2 раза больше. Муж всегда говорил, что он голоден, т.к. не ест мясо и рыбу. По закону эти продукты могут быть заменены. Но мой муж постоянно находится в полуголодном состоянии, т.к. это правило в колонии не применяется. Также не выдаются те продукты и та норма, которые указывают в журналах столовой. Я также писала массу заявлений, чтобы мне разрешили делать мужу передачу на 50 кг, т.к. у него нет сил из-за полуголодного состояния (при росте 188 см), на что я получила отказ Антипенко (ред. – Руслан Борисович Антипенко, в.и.о. начальника колонии)». 

В связи с этим заключенный ИК-10 вновь решил объявить голодовку. Светлана уверяет: ФСИН знала о предстоящей голодовке, но никаких действий со своей стороны не предприняла.

27 июля женщина, наконец, смогла увидеть мужа на краткосрочном свидании – ранее ей это сделать не удавалось:

«Меня к нему не пускали по причине голодовки. В моей просьбе посетить мужа по доверенности, и как защитник, и как его жена, и что сложилась ситуация, опасная для его жизни и здоровья, мне было отказано. Шутов (ред. – Владислав Иванович Шутов, начальник отдела воспитательной работы с осужденными) истолковал все это, как шантаж. На что я сказала, что у нас есть в запасе краткосрочное свидание, которое я берегла для детей. Мне сказали, что это их не волнует».

По словам супруги заключенного, на сегодняшний день Замольскис находится в крайне тяжелом состоянии:

«Муж уже даже не может говорить, он только может писать. У него даже нет ручки, чтобы это делать. Я просила передать ему свою ручку, но мне не разрешили. На свидании мы излагались жестами. На свежий воздух его не выводили с 18 июля. Одежду выдали 24 июля – трусы, носки, майку, сланцы. Сотрудники колонии говорят, что он умышленно объявил голодовку, чтобы облегчить себе условия и валяться на кровати. Они продолжают нарушать его права, и та масса нарушений, которые были ранее, до сих пор не были устранены».

Светлану возмутило и отношение сотрудников колонии к сложившейся ситуации: «Одна сотрудница мне сказала: «Чего ты переживаешь – он нормально выглядит». Но, если для нее это нормально, то она тогда психически нездоровый человек».

По словам женщины, главным требованием ее мужа остается его отправка в Литву для дальнейшего отбывания срока у себя на родине.

«Отправка в Литву – это не каприз и шантаж Замольскис. Как может человек шантажировать в таком состоянии, когда он уже находится на грани истощения. Человек умирает изнутри: сейчас любое медицинское вмешательство может стать угрозой его жизни. Я против любого медицинского вмешательства, пока окончательно не будет поставлена точка в главном вопросе – отправке мужа обратно в Литву живым».

Еще весной Замольскис передал Минюсту РФ через Посольство Литвы прошение о дальнейшем отбывании наказания на родине.

По словам Уполномоченного по правам человека в Свердловской области Татьяны Мерзляковой, вопрос об экстрадиции заключенного в Литву очень непростой, – сообщает Sputnik.

«Он действительно в последнее время стал проситься на родину», – поделилась омбудсмен с изданием.

Супруга заключенного настаивает: в этот раз ее муж так просто не сдастся: «Он умирает на глазах у должностных лиц, пока они умышленно бездействуют и ждут, когда его организм сам откажет».

А 28 июля Светлана разместила у себя на странице запись:

«Как они посмели против воли и нашего согласия вновь отвезти 28.07.2018 года Замольскис Ромаса в пыточную колонию, где он ранее подвергался пыткам!».

Мы отправили запрос о состоянии здоровья Ромаса Замольскис в ГУФСИН по Свердловской области. Ответ на него к нам пока не поступил. Редакция ИА «Уральский меридиан» будет следить за событиями в ИК-10.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Александр Аникин/ автор статьи
Загрузка ...
Уральский меридиан

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: