Уральский журналист рассказал об условиях работы в зоне боевых действий в Украине | Уральский меридиан

Уральский журналист Андрей Гусельников полмесяца находится в Украине. За это время он рассказал о ситуации в Мариуполе, вёл репортаж с базы “Азов”, вместе с журналистами и волонтёрами спас бабушку из подвала, помог вывезти в Россию 10-летнюю девочку вместе с мамой и бабушкой, взял интервью у пленного нацгвардейца. Андрей продолжает жить и работать в условиях, к которым приходится адаптироваться и местным жителям. Мы расспросили журналиста, что это за условия.

– Андрей, есть ли сотовая связь в местах, где ты находишься – в Мариуполе и Донецке?

“В 2014 и 2015 годах, когда начались военные действия на Донбассе, здесь работали украинские сотовые операторы. Мирные жители, ополченцы – все пользовались ими. Однако это было не очень удобно, так как сотовая связь постоянно пропадала, и она была ненадёжной и небезопасной. Власти Донецкой и Луганской республик поставили себе цель создать независимую сотовую связь. В итоге появились две сотовые связи. В ДНР она называется «Феникс». Связь очень качественная, 4G. Можно и разговаривать по телефону, и пользоваться сотовым интернетом. Тарифы не очень дорогие – по 150-300 рублей в месяц. Однако с начала специальной операции в этом году все сим-карты из городов исчезли. Их забрали под военные нужды и для освобождаемых территорий, ведь когда освобождают населённые пункты, появляется необходимость наладить с ними связь. Те журналисты, которые заехали в 20-х числах февраля, успели оформить себе сим-карту. Ребята, прибывшие позже, уже столкнулись с дефицитом. К примеру, я очень долго не мог найти себе сим-карту. Мне её искали французские, итальянские журналисты, сотрудники службы безопасности. Я даже останавливал встречных мне бомжей – они, к слову, тоже есть в Донецке. К счастью, через знакомого мне удалось найти сим-карту. Вчера, 31 марта, сим-карты начали продавать вновь, но только в одном месте. Чтобы получить её, нужно было отстоять огромную очередь. В Мариуполе сотовой связи нет. Многие журналисты там используют радиосвязь”.

– Если говорить об интернете, то продолжают ли работать в освобождённых территориях социальные сети, которые теперь запрещены на территории России?

“Точно ответить на этот вопрос, к сожалению, не могу. Насколько я понимаю, в окрестностях Мариуполя интернета нет вообще. Шли бои, в ходе которых инфраструктура была уничтожена. Точно могу сказать, что в ДНР и ЛНР работают You-Tube и Telegram. Facebook (принадлежит Meta, признана экстремистской, запрещена в РФ) я, как и все россияне, использую через VPN”.

– Журналисты приезжают в Украину как организованными группами, так и по-отдельности. Андрей, как организован твой быт – где ты живёшь?

“В 2014-2015 годах я жил в гостинице в Луганске. Помню, что она была очень дешёвая. Там не было отопления и горячей воды. Было только электричество. Когда я переехал в Донецк, по рекомендациям коллег снимал квартиры в разных районах города. Обычно журналисты стараются подбирать квартиры ближе к центру, чтобы быстро добежать до мест проведения официальных брифингов. В этот раз я также принял решение снимать квартиру. Один из плюсов – хороший интернет. В дом был заведён кабель, дополнительно я купил роутер. Правда, в квартире нет горячей воды. Её приходится греть в кастрюле. Моюсь я с помощью ковшика. В таких условиях в Донецке живут практически все. Магазины работают почти во всех сёлах и городах. В ДНР есть даже несколько действующих предприятий, например, хлебозаводы, мясокомбинаты.

Сложная ситуация сейчас на освобождённых территориях. Там стараются восстановить инфраструктура. У людей нет газа, в некоторых местах только заводят электричество. Местные жители пытаются обогреваться с помощью самодельных печек. Еду готовят на мангалах. Людей с маленькими детьми и пожилых граждан уговаривают уехать, переждать это время”.

– Ранее ты говорил, что в Донецке большие проблемы с питьевой водой. Как журналисты и местные жители её добывают?

“Недавно я ездил на репортаж с представителями местной организации «Вода Донбасса». Они показывали точки прорывов, которые образовались в результате обстрелов. Коммунальщики постоянно ремонтируют, но проблема в том, что у Донбасса нет своей воды. Донецк и Горловка получают воду по «северному каналу» из речки Северский Донецк. Этот канал сейчас перебит в месте, где идут бои. Сейчас местные жители живут за счёт резервных водохранилищ. По оценкам коммунальщиков, запас воды рассчитан на 12-14 дней. В Донецке был введён график подачи воды. Часто на улицах можно увидеть людей с пустыми пятилитровыми бутылками. Они набирают воду в магазинах.”

– Судя по репортажам, вы часто выезжаете вместе с журналистами на недавно освобождённые территории. Как организуются эти поездки? 

“Есть туры, которые организует пресс-служба народной милиции ДНР. В этом случае журналисты едут колонной. Они работают с сопровождением, обеспечивается некая безопасность. Об участниках таких туров заботятся, стараются не подвергать опасности. Однако в таких условиях журналист не может углубиться в центр города, где идут боевые действия. Те журналисты, которые вдруг решились пойти на такое, делают это на свой страх и риск”.

Следите за новостями ИА «Уральский меридиан» на нашем ТГ-канале.

Фото превью: Андрей Гусельников

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Прокрутить наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: