Митрополит Евгений: вся моя жизнь во Христе связана с Царской семьей | Уральский меридиан

Информационное агентство «Уральский меридиан» продолжает серию бесед с Митрополитом Екатеринбургским и Верхотурским Евгением о вере, истории и жизни. В эту встречу корреспондентам агентства удалось расспросить архипастыря об основных вехах его судьбы и почитании мученически погибшей в Екатеринбурге Семьи последнего российского императора Николая II.

– Корр: Владыка, мы знаем, что Вы родом из Москвы. Расскажите, как Вы пришли к вере, когда в столице с множеством храмов, святых мест и почитаемых святых Вы впервые соприкоснулись с темой екатеринбургских святых?

– М.Е.: Я являлся прихожанином, алтарником храма святого Николая в Пыжах. Общение с настоятелем этого храма протоиереем Александром Шаргуновым, как глубоко верующим человеком, стало ключевым в моей личной судьбе. Захотелось тоже стать христианином. Немаловажно, что именно отец Александр предпринимал в те годы значительные усилия к открытию правды о Царской семье. Чтобы канонизировать святого, необходимо соблюсти несколько важных условий: это свидетельства о его доброй непорочной христианской жизни, о его подвиге, и немаловажным является чудотворение, связанное со святым. Если есть явные свидетельства чудотворения, то это дает серьезные основания для прославления, канонизации святого.

– Корр: То есть получается, что настоятель храма, где начиналось Ваше воцерковление, почитал царственных  мучеников и собирал материалы для причисления их к лику святых?

– М.Е.: Да, отец Александр взял на себя труд по собиранию свидетельств, связанных с Царской семьей. Он тогда выступил на нескольких телеканалах, радиостанциях. Обратился к людям: «Пожалуйста, если в вашей жизни есть какие-то свидетельства об участии Государя и членов его семьи, чудотворения с этим связанные, напишите письмо». Тогда поток бумажных писем устремился в храм святителя Николая в Пыжах на улице Большая Ордынка. Это были огромные коробки. Отец Александр и его помощники внимательно читали и отделяли. Убирали то, что апостолы называли «бабьи басни». Были вещи, которые не вызывали никакого сомнения, которые засвидетельствованы не одним, не двумя, а многими людьми. Либо очень серьезными людьми, которые не склонны к тому, чтобы им что-то казалось и чудилось. Производилась большая работа по отбору безупречных свидетельств. Отец Александр зачитывал некоторые из этих писем на радио «Радонеж», потом была издана книга «Чудеса царственных мучеников», потом вторая книга. Это свидетельства во многом легли в основание канонизации, которая была совершена в 2000 году. А письма, впоследствии хранились в храме святителя Николая в Пыжах, сегодня они переданы нам в монастырь Царственных Страстотерпцев на Ганиной Яме. Можно перечитать книгу, а первоисточники находятся здесь.

Могу с уверенностью сказать, что еще в юношеские годы у меня произошло первое соприкосновение с удивительным житием и со святостью Царской семьи. Потом это было естественным фоном жизни: то, что происходило вокруг – было свидетельством святости Царской семьи.

– Корр.: Москва от нас находится не так близко. Когда Вам впервые удалось приехать на место Ипатьевского дома, лично посетить монастырь на Ганиной Яме?

– М.Е.: Впервые мне довелось попасть в монастырь святых Царственных Страстотерпцев в 2004 году, тогда мы приехали с большой группой учащихся православных школ. Жили некоторое время в монастыре. С той поездки мои посещения этого места стали регулярными в 2006-2009 годах.

Для меня было неожиданно и удивительно, когда я был приглашен по благословению митрополита Екатеринбургского Кирилла совершать в монастыре служение. По промыслу Божиему впоследствии мне было дано имя святого доктора Евгения Боткина. Это было свыше, без моего участия. И возможность без малого два года исполнять обязанности наместника в монастыре на Ганиной Яме – это было как рука от Царской семьи, протянутая в мою сторону. Это то явное, зримое, и нечто сокровенное, что для меня самого неизвестно и непонятно. Как они участвуют в моей личной жизни, какое действие на мое духовное состояние они оказывают? Об этом мы узнаем, когда умрем, когда воскреснем и когда предстанем перед Богом. Тогда не через «мутное стекло», а лицом к лицу узнаем.

Но вывод для меня однозначен: участие царственных страстотерпцев в моей судьбе явное. Я надеюсь, что мне в хоть какой-то малой мере удается отвечать тем чаяниям, ожиданиям, которые Царская семья возлагает на тех людей, в чьей жизни она принимает участие.

Ранее информагентство «Уральский меридиан» публиковало большое интервью с Митрополитом Екатеринбургским и Верхотурским Евгением об истории и значении «Царских дней» и «Царского крестного хода». Подготовка к празднованию уже ведётся, для паломников установили палатки. Также архиерей рассказал о своем впечатлении от Урала.

Следите за новостями ИА «Уральский меридиан» на нашем ТГ-канале.

Фото превью: Лидия Аникина © ИА «Уральский меридиан»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Прокрутить наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: